26 января 2020 02:38

26 января 2020 02:38

фото: из личного архива

Всегда на передовой

Наши герои всеми силами поддерживали и отстаивали интересы человека труда

У профсоюзных активистов бывшего Екатеринбургского электровозоремонтного завода Геннадия Лапшина, Александра Кусмауля и Ольги Прыгуновой был свой путь, который привёл их на предприятие, но объединило их одно – они всей душой болели за него.
Разными дорогами
После окончания УЭМИИТ Геннадий Лапшин проработал на заводе 37 лет. За это время он прошёл славный трудовой путь – от мастера до начальника отдела кадров. В 2000 году его избрали председателем профкома.
Александр Кусмауль с детства мечтал стать машинистом. В его родном посёлке Мостовая в Верхотурье пролегала узкоколейка, по которой возили лес, а ребятня ездила за ягодами и грибами. На узкоколейке трудились его родители: отец – диспетчером, мама – стрелочницей. Александра привлекали эти маленькие поезда и железнодорожная техника, поэтому после окончания восьмилетки он поехал в Свердловск, где отучился в железнодорожном техникуме по специальности «электрическая тяга». Отслужив в армии, пришёл на электровозоремонтный завод помощником машиниста. После обучения в УЭМИИТ перед ним открылись новые трудовые перспективы: сначала он стал мастером по разборке тяговых двигателей, потом старшим мастером, начальником участка, заместителем начальника моторосборочного цеха, его начальником, начальником ОТК, главным технологом, заместителем начальника по определению объёмов ремонта, а далее и начальником. Параллельно шла его общественная жизнь: состоял в профкоме, потом был избран заместителем председателя «первички».
– Совмещать основную работу и профсоюзную деятельность было сложно: уйдешь в профком – потеряют на рабочем месте, уйдешь на основное место работы – ищут в профкоме, – вспоминает Александр Гельмунтович. – После Геннадия Лапшина председателем «первички» был Олег Вдовин, который потом ушёл на завод заместителем руководителя по производству, освободив место председателя. На его место избрали меня.
Ольга Прыгунова никогда не думала, что жизнь свяжет её с заводом, потому что её образование было не профильным – она была бухгалтером. Однако в 2011 году её пригласили в первичную профсоюзную организацию завода на должность бухгалтера.
– На заводе была такая атмосфера тепла и добра, что мне приятно было попасть в такой коллектив и работать в нём, – вспоминает она. – Попав сюда, я продолжила династию. Мой дед, участник войны, был стрелком железнодорожных войск. Бабушка трудилась на железной дороге, а мама с отцом, тётушка и брат работали на этом заводе.

Поддержка на передовой
Геннадий Лапшин вспоминает о трудностях на заводе, которые были в то время, когда он возглавил «первичку» предприятия.
– Я был председателем профкома с 2000 по 2007 год. Это был период, когда на заводе начались реформы, которые в итоге привели к закрытию предприятия. Нововведения коснулись и профсоюзных активистов, но наша задача была одна – сохранить коллектив. На тот момент профчленство составляло 76%, эта цифра постоянно менялась, так как была большая текучка кадров. Кадровая нестабильность создавала определённые трудности в работе с коллективом.
В 2008 году, приняв на себя хлопоты председателя «первички», Александр Кусмауль продолжил работу по борьбе за завод.
– До начала реформирования можно было говорить о благополучном социальном партнёрстве: коллективный договор предусматривал много льгот и гарантий для работников. Все пункты документа неукоснительно выполнялись. Мы же проводили много спортивных и культурных мероприятий.
Ольга Прыгунова подтверждает, что соцпакет был достаточно обширный – такой же, как на железной дороге.
– Работники и пенсионеры шли к нам с просьбой помочь в оформлении льгот, и мы могли им это гарантировать, – говорит она. – Коллектив завода был большой, но при этом жили дружно и активно. У нас даже был свой музыкальный ансамбль. Но всё закончилось в 2016 году, когда часть производств была закрыта, проведена реструктуризация.
На долю Александра Кусмауля пришлись самые тяжёлые для завода годы.
– В 2008 году я стал председателем профсоюзного комитета предприятия, – рассказывает он. – А через восемь лет было принято окончательное решение о закрытии завода. Пошли массовые сокращения. Роль профсоюза на тот момент состояла в том, чтобы соблюсти законность прав сотрудников при процедуре сокращения. Мы инструктировали работников, ходили в инспекцию труда. Параллельно боролись и за завод: писали обращения в различные инстанции. Но всё это не помогло – сейчас от него осталась только котельная.
Ирина Токарева

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31