фото: архив редакции

Напрямую через топь

Дерзкая вылазка пехотинцев через болото, которое фашисты считали непроходимым, позволила разгромить превосходящие силы противника

Многое пришлось пережить Ивану Николаевичу Криворучко на передовой. Дважды был ранен, испытал горечь поражений и радость побед, нетерпимую боль от утраты боевых товарищей. Однако по сей день омский ветеран-железнодорожник вспоминает историю своего невероятного спасения, которая произошла в Латвии в 1944 году.
Родом Иван Николаевич из-под Карасука, родился и вырос в деревне Михайловка, что в 10 км от города. В Красную Армию призван в 1943 году. Вместе с другими новобранцами отправлен в Красноярск, в учебный миномётный полк. Обучение, однако, не закончил. В конце 1943 года его часть отправили на передовую. До Великой Победы воевал в составе 2-го Прибалтийского фронта.

История, о которой пойдёт речь, случилась при форсировании одного из латвийских болот.

– Наш батальон получил приказ прорвать оборону противника и уничтожить все его огневые точки, – рассказывает фронтовик. – Проблема заключалась в том, что между нами и фашистами находилось огромное болото, которое ни объехать, ни обойти. По флангам же у гитлеровцев были сильно укреплённые дзоты. А идти в топь – ещё более опасно, чем в штыковую атаку.

Взвод, в котором воевал сибиряк, к тому времени уже понёс потери. На подходе к болоту пехотинцев обстрелял немецкий автоматчик. Гитлеровцы часто так делали: снимали оборону, а несколько человек оставляли для прикрытия, хорошо вооружённых, с мотоциклами, чтобы могли быстро уехать. Один из таких прикрывающих спрятался в сосновом леске на высотке. Как только взвод вошёл в зону обстрела, фашист открыл такой кучный огонь, что сразу ранил нескольких бойцов.

Едва не погиб и Иван Криворучко:

– Я залёг в небольшую ямку и тут же услышал над головой жужжание пуль. Одна из них пробила на мне шинель-скатку, вторая царапнула по спине, но, к счастью, лишь порвала гимнастерку.

Наконец снайпера удалось ликвидировать, и бойцы, чуть припоздав, подошли к злополучному болоту. Разведка доложила: немцы ведут себя, словно в неприступной крепости.

– Они были уверены в своей недосягаемости – ну кто же полезет в непроходимое болото?!  А мы – полезли! – взмахивает рукой Иван Николаевич. – В нашем взводе большинство солдат – молодые парнишки, вроде меня, лет по 18–19. Что мы, по болотам не лазали, что ли? И здесь пройдём! Так рассуждали мы, ступая в зеленоватую трясину.

Шли красноармейцы сначала по пояс в болотной жиже, потом по шею. Останавливаться нельзя – тут же засосёт. А вдруг немцы их обнаружат, мишень-то прекрасная. Сразу верная гибель – или пулю получишь в лоб, или в болоте утонешь.

– Наверное, это был наш день. Не знаю, чем занимались передовые посты гитлеровцев, но мы вышли на более-менее твёрдую почву никем не замеченные и с ходу ударили по позициям врага. И выбили их, – взволнованно говорит ветеран. – Представляете наш мальчишечий кураж! Неимоверно уставшие, продрогшие, мы одержали маленькую победу над превосходящими по численности фашистами.

Опомнились немцы быстро. Не успели наши бойцы занять позиции, как ударила тяжёлая артиллерия. Почва на болоте очень зыбкая, ветер деревца раскачивает – и земля шевелится. А тут – снаряды весом в десяток килограммов. Как ухнет в нескольких десятках метров от тебя, так всё под ногами трясётся. Плотность артиллерийского огня фашистов усиливалась буквально с каждой минутой. Иван Криворучко залёг между двух болотных кочек.

– Снаряд упал рядом со мной. Он пробил тонкий слой почвы и ушёл глубоко в трясину. Раздался взрыв. В глазах сверкнуло, – едва сдерживая слезы, рассказывает фронтовик. – Очнувшись, долго не мог понять, где я. Скатка на мне разорвана осколком пополам. Ничего не слышу, из ушей кровь сочится, в ногах неимоверная слабость. В общем, контузия. А спасла от гибели меня обыкновенная болотная кочка, отбив взрывную волну немного в сторону. Все же мои товарищи, кто был рядом, погибли.

Отвоёванные у гитлеровцев позиции батальон удержал. Оставшиеся в живых солдаты и офицеры получили награды. Иван Криворучко был удостоен ордена Славы III степени.

В мирные годы Иван Николаевич стал железнодорожником, 20 лет проработал мастером в Ишимской дистанции гражданских сооружений. К боевым наградам, среди которых и медаль «За отвагу», добавились трудовые, в том числе знак «Почётный железнодорожник».
Светлана Заносова
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/