21 января 2022 15:08

21 января 2022 15:08

фото: игорь умнов

Особняк на колесах

«Царский вагон» предоставлял высокопоставленному пассажиру привычные для него удобства

Корреспондент «Транссиба» не только своими глазами увидел убранство знаменитого «царского вагона», который находится в музее железнодорожной техники на станции Сеятель, но и набросал несколько строк за рабочим столом «всесоюзного старосты» Михаила Калинина. Признаться, ощущения очень необычные.
VIP-вагон для чиновников

– «Царский вагон» – название просторечное, так как кому именно принадлежал этот специальный служебный бронированный вагон-салон до революции и в первые советские годы, точных сведений нет. А вот с 1938 года это был личный вагон Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина, – рассказывает экскурсовод музея железнодорожной техники Александр Зюбан. – Хотя этот вагон и находится в музейной экспозиции в Новосибирске, в нем «всесоюзный староста» никогда не приезжал в Сибирь.

Таких вагонов было не так уж и много – именно эта модель выпускалась с 1898 года на Александровском заводе Санкт-Петербурга, причем, как это принято говорить, «ограниченным тиражом» – всего около 280 штук. Это были вагоны, как мы теперь сказали бы, VIP-класса, которые предназначались для высших чиновников, первых руководителей государства, и в дореволюционной России, и в советские годы.

Броневик – «неваляшка»

Еще только подходя к «царскому вагону», заметил, что его обшивка сильно отличается от той, к какой я привык за годы работы на железной дороге. Дело в том, что предназначенные для государственных деятелей вагоны обшивали двойными листами стали. Так что передо мной красовался бронированный вагон, который должен был выдержать выстрел из винтовки. Насчет того, выдержит ли броня более «тяжелые» боеприпасы, есть закономерные сомнения.

Прежде чем войти внутрь, Александр Зюбан рассказал еще несколько интересных фактов, которые полностью раскрывают уникальность этих вагонов. Так, из-за брони они были не просто очень тяжелыми – вес пустого вагона составляет 72 тонны, но и центр тяжести находился в нижней части. Таким образом эти вагоны были в чем-то схожи с древнегреческими пирамидами – очень тяжелый «низ» и легкий верх. Кстати, благодаря этому такие вагоны по своей сути являются «неваляшками» – их крайне сложно перевернуть, так как при подрыве он либо не опрокидывался вовсе, либо опять вставал на колеса. Ну а о непробиваемом днище и говорить нечего.

– Также можно заметить, что он – единственный из представленных вагонов – имеет шесть осей колес. Большинство вагонов постройки конца XIX и начала XX века – двухосные, некоторые – четырехосные, и лишь бронированный VIP-вагон имеет шесть осей, – отмечает Александр Зюбан.

Все – для главного пассажира

Броня броней, а все-таки главный интерес для меня представляет не внешний вид вагона, а его внутреннее убранство. Хочу своими глазами увидеть ту обстановку, в которой важный государственный деятель не просто «вел дела» и принимал у себя высокопоставленных чиновников, возможно, обсуждая вопросы государственного и мирового значений. Любопытна и нерабочая сторона – где этот чиновник жил, спал, питался, в конце концов.

– Войдя в вагон-салон, сразу понимаешь, что все здесь предназначено для одного – главного пассажира. Человек, выезжавший в таком вагоне в служебные командировки по государственным делам и в личные поездки, хотел иметь в дороге необходимый уровень удобств. Поэтому, когда мы с вами войдем внутрь, то сначала увидим купе обслуживающего персонала и сопровождающих руководителя лиц, а потом уже личные покои, – «подготавливает» меня Александр Зюбан.

Естественно, что сначала идут купе обслуживающего персонала. Любопытно, что даже по сегодняшним меркам эти помещения выглядят довольно современно. Конечно, время на славу поработало над тем, чтобы скрыть следы качества. Но даже теперь, по прошествии стольких лет, видно, что строили в те годы на совесть.

Ванна – мечта в командировке

Что же касается помещений для первого лица, то они, разумеется, отделаны богаче и уровень комфорта в них, по меркам конца XIX века, запредельный.

Сразу после обслуги расположено купе, где расположились отдельный санузел, умывальник и ванна. Признаться, я нахожусь в некотором шоке. Понятно, что в поезде можно, при большом желании и изрядной доли мастерства, устроить водные процедуры – в этом согласятся со мной многие железнодорожники, которым доводилось жить в вагонах по неделям, впрочем, как и автору этих строк, когда он бывал на комиссионных осмотрах. Но о такой роскоши можно только мечтать, за нее не жалко отдать и все суточные. Шутки шутками, но ванна находится в таком состоянии, что хоть сейчас в нее «плюхайся» – все чистое и целое.

Эта ванная комната имеет проход в спальню-кабинет, где созданы необходимые условия для работы и отдыха.

Я не отличаюсь огромным ростом, но даже мне было бы тесно на кровати, которая находится в «спальне на колесах». Хотя, справедливости ради стоит упомянуть, что присев на эту кровать, я понимаю, что ничего общего с теми твердыми полками, на которых приходилось лежать простому народу, она не имела. Напротив, лично на мой вкус, она даже чересчур мягкая. Но кому, скажите на милость, не захотелось бы понежиться на таком мягком ложе после трудного рабочего дня? А такие дни, догадываюсь, у постояльцев «царского вагона» бывали частенько.

Но больше всего мне импонирует письменный стол. Перед глазами возникает картина: вечером, перед уходом ко сну, взбудораженный какой-то мыслью или идеей человек садится за стол и начинал писать. Думается, освещение было не столь ярким, так что обстановка как раз располагала к серьезным размышлениям. А если вспомнить, что все гениальные мысли приходят к нам во сне, то становится ясно, что записать их чиновнику есть где.

После спальни через общий коридор я попадаю в зал заседаний – столовую, где проходили и приемы пищи, и совещания с большим количеством присутствующих.

– Мебель и все декоративные детали вагона сделаны из красного дерева и карельской березы. В металлической отделке использован мельхиор и серебро. Плафоны светильников – из горного хрусталя, зеркала – венецианские, – не скрывает восторга Александр Зюбан. – Этот вагон – действительно одна из жемчужин нашей коллекции.
Виктор Мусиенко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31