04 декабря 2021 17:53

04 декабря 2021 17:53

фото: ольга левина

«Я мечтал водить поезда»

Неожиданно для всех кабинетную работу Александр Ясюкевич сменил на кабину паровоза, а затем тепловоза

У Александра Николаевича Ясюкевича, карасукского железнодорожника с многолетним стажем, неунывающего по жизни человека, узника фашистского концлагеря, этот год особый – в сентябре ему исполнилось 80 лет, и он уверен, что жить и в столь преклонные годы интересно.
В памяти – Германия

Ветеран встречал гостей из редакции за географической картой.

– Что ищите? – интересуюсь.

– Притоки Енисея. Посмотрел не так давно «Угрюм-реку» и решил найти места, о которых упоминается в фильме. Интересно же, – с улыбкой отвечает хозяин.

Он часами может говорить о грибах, ягодах, охоте. Улыбка сходит с лица только в одном случае, когда спрашивают о детстве. Все дети военных лет пережили много лишений и трудностей, а самые юные жители Белоруссии стали свидетелями боевых действий и оккупации. 

В 1941 году фашисты обосновались в деревне под Минском, где жила семья Ясюкевичей – отец, мама, пять братьев и сестёр. Самому младшему Сашке тогда было несколько месяцев от роду.

Старшие братья рассказали мальчишке, что их отец, Николай Осипович, погиб в 1943 году, но не на фронте. Однажды пошёл он в огород окучивать картошку. Участок располагался за деревней, в лесу. Там его крепко побили фашисты, а за что – никто теперь не скажет. Неделю пролежал и умер. Мама осталась одна с детьми: старшему около пятнадцати лет, а младшему Сашке – два.

В 1944 году советские войска освобождали от врага город за городом. Неспокойно стало и в белорусской оккупированной деревне. Однажды немцы погрузили в подводы всех деревенских, а остались только женщины и дети, и отправили в Германию. Гоняли из лагеря в лагерь: жили под открытым небом, за колючей проволокой. Потом Ясюкевичей забрал фермер, работали в его свинарнике, жили там же, в сарае, вместе с животными. Только перед Победой местные жители перестали держать под гнётом пленных, стали лучше относиться и кормить.

– Я мало что помню, возраст такой был. Но в памяти – освобождение в Германии. Нас собрали в фильтрационный лагерь, который располагался в Дрездене. Столько там народу было, много из нашей же деревни. Мы, мальчишки, шкодничали, бегали по улицам, домам. Помню, что в квартирах было много пластинок. Я даже чуть не утонул в реке, вытащили, спасли. Вот и все воспоминания, – рассказывает Александр Николаевич.

К сентябрю они вернулись домой. Деревня на тысячу домов с водопроводом и огромной металлической башней начала оживать. О пережитом в семье молчали все, и только младшие дети иногда расспрашивали старших, которые неохотно рассказывали об оккупации и лагерях.

Из Москвы – в Сибирь

Мечтал Сашка связать свою жизнь с водой, чтобы плавать по рекам, морям. Но поступить в речное училище не удалось, мама не отпустила так далеко от дома.

– Эх, жалко. И оценки были хорошие, и здоровье в порядке. Я уже и документы выслал в приёмную комиссию, а она: «Куда ты поедешь, маленький такой…». Переживала за меня, – сокрушается сегодня ветеран.

После восьмого класса вслед за старшими братьями и сёстрами Александр Ясюкевич уехал в Минск, поступил в ремесленное училище. Практику проходил на тракторном заводе, туда же устроился формовщиком-литейщиком в сталелитейный цех. Параллельно учился в вечерней школе, где получил аттестат о среднем образовании. К слову, документов об окончании десяти классов у него несколько.

– Меня в девятнадцать лет в армию призвали, служил в Москве, в войсках ПВО. Предложили желающим записаться в вечернюю школу. Скрыл, что уже окончил школу, и со всеми пошёл. Вот так я хотел учиться, получить высшее образование. Пришлось идти на хитрость. Завуч мне говорит: «У нас перебор, садить негде, да у тебя акцент белорусский. Не возьму». Писал я хорошо, по русскому языку «четвёрка» была. Уговорил её: «В проходе сяду». Согласилась. Ставил в проходе стул, позже занял место за партой. Из сорока учеников аттестаты получали девятнадцать. Теперь я был уверен, что поступлю в вуз. Не скажу, что просто было. Это же Москва, учителя хорошие. Вот так и я стал дважды выпускником-десятиклассником, – делится воспоминаниями ветеран.

В армии Александр Ясюкевич познакомился с тремя сибиряками, которые хотели поступать в железнодорожный вуз. Этой идеей загорелся и белорус. Вчетвером перед увольнением в запас написали заявления, так, мол, и так, будем поступать в омский институт. Замполит удивился: «А вы дальше не могли выбрать места? Чем вам Москва не нравится. Если не поступите, то дослуживать будете в Анадыре».

В 1964 году рядовой Ясюкевич закончил службу. Тогда он уже знал, что зачислен студентом в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта и станет в будущем инженером-механиком тепловозов и тепловозного хозяйства.

– Сколько невест было и в Минске, и в Москве, но судьбу встретил в Омске. Познакомился с Валей на танцах, начали встречаться. Поехал к её родителям знакомиться, а они – «куды пошёл», «туды». Понял – родня, белорусы. Так и оказалось, они из Гомельской области. Семья простая, рабочая, моя невеста – педагог. Вскоре поженились. Вот с Валентиной Андреевной прожили уже пятьдесят два года, – говорит ветеран.

«В Карасук тебя»

Историю о том, как оказался в Карасуке, Александр Ясюкевич и сейчас вспоминает с улыбкой. С дипломом 27-летний молодой человек пошёл за направлением на работу. Принял его старенький мужичок с палочкой: сели, долго беседовали. Новоиспечённый железнодорожник попросился в Приморский край, хотел посмотреть на красоты природы, тайгу, но туда не распределяли. Собеседник поинтересовался увлечениями, отдыхом. Ясюкевич ответил: «Рыбалка, охота, грибы да ягоды». Тот как подскочил: «В Карасук тебя».

Вскоре молодой человек вышел из вагона поезда на перрон станции Карасук. Первое, о чём подумал: «Степь. Куда попал? Повидал Минск, Ригу, Ленинград, Москву. А тут – деревня. Камыш везде. Домишки-мазанки». Это был 1969 год.

Депо, куда его направили, работало 8 лет, но не все здания были отстроены. Трудиться начал в цехах, потом начальник Карасукского отделения дороги Борис Голодников поставил его руководить строительством кислородного завода, рассмотрев в нём хорошего хозяйственника. Говорил: «Строй, а потом начальником станешь». От такого повышения железнодорожник отказался. Но кабинетной работой пришлось заняться, когда назначили его начальником локомотивного отдела отделения дороги. Это, конечно, было значительное повышение, но всегда его тянуло в цеха, к технике.

Из начальников Ясюкевич всё же ушёл в машинисты. Инженер с высшим образованием начинал с низов – с помощников.

– Перешёл в коллектив парка станции Карасук II, что за элеватором. У нас была своя маневровая колонна. Три месяца помощником машиниста паровоза поработал, а потом уже и машинистом. Мы заправляли локомотив, промывали вагоны. Тогда ещё не было современных хопперов под сыпучие грузы. Цемент выгружаем, вагоны хорошо промываем, чтобы засыпать зерно. Тогда не посидишь, по 14 вагонов в сутки только под хлеб мыли. И так 6 лет. Приходил домой грязным, но жена довольна, зарплата хорошая, – рассказывает ветеран.

Потом Ясюкевич сменил паровоз на тепловоз ТЭ-3, называл его нежно «Люсечка», управлял им ещё 8 лет. В середине 1990 годов Александр Николаевич ушёл «в запас», как и его последний тепловоз. Локомотив сейчас стоит на постаменте на территории депо. Бывает, заходит ветеран-железнодорожник навестить, посмотреть, погладить холодное железо. Из машинистов ушёл на заслуженный отдых. Его стаж на магистрали – около 30 лет.

– У меня два сына, оба выучились на речников, как я мечтал, плавали по Лене, по Яне. Потом старший стал железнодорожником. Мне, конечно, приятно. Радуюсь за внуков, их у меня четверо, уже два правнука, – говорит Александр Ясюкевич.

Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, друзья! https://t.me/Gudokru

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене».
Ольга Левина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31