17 февраля 2020 22:30

17 февраля 2020 22:30

фото: архив анастасии черевко

Прорыв из окружения

Кавалеристу Фёдору Черевко на войне не раз приходилось попадать в очень трудные ситуации, но отважный воин каждый раз выходил из них с честью. Воспоминаниями о своём прадедушке в рубрике «Спасибо за Победу!» с читателями «Транссиба» делится ведущий экономист Западно-Сибирской дирекции тяги Анастасия Черевко.
– Мой прадед, Фёдор Трофимович Черевко, к сожалению, ушёл из жизни в 1989 году, за десять дней до рождения моей старшей сестры Татьяны и за шесть лет до моего появления на свет, – начинает свой рассказ Анастасия Андреевна. – И поэтому всё, что знаю, услышала от отца – Андрея Ивановича Черевко. Благодаря папе вся наша семья знает всё о своих предках. Мой рассказ – это личные заметки Андрея Ивановича, в которых он рассказывает о своём дедушке.

Одно из самых ярких воспоминаний – прорыв из окружения.

«В начале июня 1942 года наш полк высадился на станции Двуречная Харьковской области и совершил ночной марш-бросок в заданный командованием пункт, – рассказывал Фёдор Трофимович внуку Андрею. – К утру люди и лошади выбились из сил, но рубежи обороны мы заняли в указанные сроки. Отрыли и оборудовали основные и запасные огневые позиции. Весь личный состав батареи готовился передохнуть, когда впереди показались двенадцать фашистских танков. Наши батареи открыли по ним прицельный огонь, подбили три вражеские машины, остальные ретировались. Наступила временная передышка, которая дала всем нам возможность отдохнуть и перекусить.

В полдень того же дня главные силы немецких войск перешли в наступление. Ударила артиллерия, налетели бомбардировщики. Когда всё стихло, пошли танки, двинулась вражеская пехота. Первой открыла огонь батарея нашего второго дивизиона, и взрывы от снарядов буквально накрыли первую линию немецких танков. Но их было очень много. Пехота врага залегла в ожидании, пока танки, которые десятками появлялись из-за холмов, прорвут нашу оборону. Их насчитывалось до 100 машин. Из-за большого численного преимущества фашистам удалось окружить наш полк.

Мы заняли круговую оборону и укрепляли огневые позиции. Однако с наступлением темноты командованием полка был получен приказ – выйти из окружения и закрепиться на берегу реки Большой Бурлук. После донесения разведки мы тихо снялись с позиций и передислоцировались в указанный квадрат.

Фашистам понадобилось шесть часов, чтобы привести в порядок свои потрёпанные части и нанести новый удар. Переправившись через реку, во второй половине дня они вновь двинулись на позиции полка. И гитлеровцы, и наши войска понесли большие потери в людях и технике…».

После тяжёлых летних боёв 1942 года в полку, где служил красноармеец Черевко, мало кто остался в живых. Было тяжело на душе, заканчивались боеприпасы и продовольствие, было много раненых. Два ранения получил и Фёдор Трофимович, но остался в строю. Враг накапливал силы, и стало понятно, что если за ночь не удастся добраться до своих войск, то поутру фашисты уничтожат всех.

Едва стемнело, тронулись в путь. По дороге сибиряк думал о своих родных и близких, оставшихся в далёком селе Успенка Татарского района Новосибирской области, вспоминал наиболее яркие события своей непростой жизни.

– Прадед родился в 1908 году в бедной крестьянской семье, – рассказывает Анастасия Андреевна. – Он успел окончить лишь три класса церковно-приходской школы, где главным предметом был Закон Божий. Тем не менее, прадедушка на всю жизнь усвоил главное, чему учили, – не кради, будь добрым и честным, люби свою Родину. Скоро учёбу пришлось прекратить: из-за отсутствия возможности прокормить всех детей, семья отдала старшего сына в работники к богатому сельчанину.

Жизнь у чужих людей была не сахар, зато он многому научился и стал самостоятельным. В 1931 году Фёдора Черевко призвали на срочную службу, где его, умеющего хорошо управляться с лошадьми, определили в кавалеристы. После армии вернулся в родные края, вступил в колхоз, женился. Обычная для того времени биография. Началась война – пошёл на фронт, как и многие односельчане.

И вот – июль 1942 года, он находится за тысячи вёрст от родной Успенки.

«В ночь с 13 на 14 июля мы вышли к переправе на реке Дон вблизи станицы Клетская и увидели наших солдат, которые закрепились на берегу, установив орудия на прямую наводку, – рассказывал Фёдор Трофимович внуку. – Это оказались гвардейцы пятого полка. Радости нашей не было предела! Свои! Добрались! Потом мы купались в реке, стирали мокрое и грязное белье. У меня же воспалились и загноились раны, резко поднялась температура, и начальник медицинской службы полка отправил меня в госпиталь».

После излечения красноармейца Черевко перевели из артиллерии в 53-й гвардейский кавалерийский полк 15-й гвардейской кавалерийской дивизии 7-го гвардейского кавалерийского корпуса. Ему ещё не раз доводилось действовать и в окружении, и в рейдах в тылу врага. Фёдор Трофимович с однополчанами освобождали Брянск, города и сёла Украины и Белоруссии, сражались с фашистами в Польше и Восточной Пруссии. Он был тяжело ранен, награждён за смелость и умелые действия медалями «За отвагу», «За боевые заслуги».

«Мы поначалу отбивали обратно свои города, а потом брали чужие, – вспоминал фронтовик. – Это было наше доблестное и столь ожидаемое наступление, которое давало надежду, что мы скоро победим и вернёмся домой».

В немецком городке Ораниенбаум 23 апреля 1945 года гвардии рядовой Фёдор Черевко уничтожил вражескую засаду. Дело было так. Выполняя задание командира, он следовал по улице населённого пункта, уже освобождённого от врага. И тут его обстрелял вражеский автоматчик с чердака одного из домов. Недобитые фашисты из укромных мест частенько стреляли в спину советским солдатам. Опытный фронтовик ушёл из-под обстрела, спешился и сумел ближе подобраться к дому. Бросив гранату, ворвался на чердак. Немцы кинулись на солдата, но Фёдор Трофимович уничтожил в рукопашной схватке четверых, а трое сдались в плен. К своим он пришёл, ведя трёх фрицев, сам увешанный семью вражескими автоматами, нёс в каждой руке по немецкому пулемёту. Лихой кавалерист и отважный воин гвардии рядовой Фёдор Черевко был награждён орденом Красной Звезды.

Войну гвардеец завершил, дойдя до берега реки Эльбы, 15 мая 1945 года. Вместе с боевыми наградами на его груди засияли медали «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». После демобилизации Фёдор Трофимович вернулся домой и всю жизнь проработал кузнецом.

– Все награды моего прадедушки мы бережно храним в нашей семье, они нам очень дороги, – говорит Анастасия Черевко. – Это наша память и наша гордость.
Олег Таран

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29