06 апреля 2020 02:09

06 апреля 2020 02:09

фото: михаил пермин

Поклонимся тем славным командирам и бойцам

После завершения Великой Отечественной войны в управлении железной дороги работали 153 фронтовика

Приближается 75-я годовщина Великой Победы. Достойно встретить её готовится не только наш народ, но и люди многих других стран. Достойно встретить – значит вспомнить тех, кто принёс нам эту Победу, кто с оружием в руках встал на защиту Родины в «грозные сороковые». Сказать спасибо и низко, до земли поклониться фронтовикам: и мёртвым, и живым. Последних, к сожалению, осталось совсем мало.
На третьем этаже правого крыла «старого» здания управления железной дороги в Новосибирске установлен стенд «Честь и слава спасшим Отечество!».  На нём – 153 фотографии тех, кто вернулся с войны живым, какое-то время работал в управлении дороги, в дорожном комитете профсоюза.

Видел многих. Встречался с ними на планёрках, докладах, деловых совещаниях, на различных праздничных мероприятиях. Некоторых знал близко. Общались, как говорят, за чашкой чая, без галстуков и протоколов. Слушал их рассказы «об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах», писал о боевом пути этих людей.

Вот о них-то и хочу ещё раз вспомнить и коротко рассказать нашей молодёжи. Обидно, когда некоторые молодые люди проходят мимо стенда, даже не взглянув на фотографии.

В живых осталось трое: Валентина Ивановна Анкушина, Пётр Иванович Федотов и Шагинур Хабибулин. А ведь были ещё и Степан Никитович Костенко, и Афанасий Андреевич Кротов. Были Горбунов Константин Георгиевич, Васильев Владимир Константинович, Яськевич Георгий Тарасович, Кондратьев Юрий Михайлович. Увы! Их больше нет. Вечная им память!

Когда началась Великая Отечественная война, все они были очень молодыми. Поколение начала 20-х годов минувшего столетия. Статистика утверждает, что мужчины именно этого возраста принесли войне самые большие жертвы. «Плохая им досталась доля, немногие вернулись с поля…».

Им бы радоваться жизни, влюбляться, создавать семьи, рожать и воспитывать детей, выбирать и осваивать профессию. Война грубо вторглась в их жизнь, многое перепутала, отложила «на потом». А вот профессию выбрала сама, одну на всех – Родину защищать.

Одни, оканчивая школы-десятилетки, вместе с аттестатом зрелости получали повестки из военкоматов и становились курсантами военных училищ. Степан Костенко и Афанасий Кротов уже были такими. Первый учился в пехотном училище имени М.В. Фрунзе в городе Омске, второй – в Белоцерковском пехотном, эвакуированном из Белоруссии в Томск.

Учёба везде шла ускоренными темпами. Молодых лейтенантов готовили за 6–8 месяцев вместо 2–3 лет. И тут же отправляли на фронт.

Не буду подробно рассказывать о боевом пути каждого. Об этом говорят их фронтовые награды, их ранения, контузии, увечья. Всё было. Степан Костенко, например, прошёл всю войну «от звонка до звонка». Имел три ордена Красной Звезды, медали «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». Закончил войну в Чехословакии, вернулся с искалеченной правой рукой.

Война – она и есть война. Не зря говорят, что здесь «или грудь в крестах, или голова в кустах». Многих фотографий вполне могло и не быть на стенде.

Полуживым вынесли с поля боя на Орловско-Курской дуге Костю Горбунова. Тяжёлый снаряд угодил в КП, где находилась группа офицеров. Погибли все, кроме одного. Константин потерял речь, зрение и слух, был полностью парализован. Только искусство военных медиков вернуло его в строй. Штурмовал Берлин, одно время был даже начальником караула имперской канцелярии в столице фашистской Германии. А войну, как и Степан Костенко, закончил в Чехословакии.

Курская битва чуть было не похоронила заживо и Валю Королеву. Разрыв снаряда наглухо засыпал землянку с двумя её подругами. Девушки уже стали задыхаться, когда их откопала группа штабных офицеров, среди которых был и будущий муж Валентины Мстислав Анкушин.

До конца жизни помнил Владимир Васильев горьковато-солёный вкус черноморской воды, которой вдоволь наглотался, смытый взрывной волной за борт корабля. Помощь пришла в последний момент.

Вполне могла не оказаться на стенде и фотография Георгия Яськевича. Он стал в начале войны курсантом Харьковского военно-фельдшерского училища. Когда немцы подошли к Харькову, курсантов решили эвакуировать. Пешим строем вывели из города 5 октября 1941 года, а в ночь на 6-е вражеская авиация разбомбила училище до основания.

В фашистской машине-душегубке едва не погиб Шагинур Хабибулин. Успел провести несколько боев, в одном из них батарея Хабибулина отбила мощную атаку вражеских танков. Его даже представили к ордену. Наградные документы где-то затерялись, а армия, где воевал Шагинур, была окружена и не смогла прорваться к своим. Кончились боеприпасы, продовольствие, медикаменты. Дальнейшее сопротивление становилось бессмысленным. В плену его пытались перевербовать в РОА – Русскую освободительную армию генерала-изменника Власова. Не поддался на уговоры и посулы. Не погиб в душегубке лишь потому, что на этот раз фашисты использовали её как обычное транспортное средство.

Грузовик, в котором находился Петро Федотов со своими артиллеристами, случайно попал в расположение немецкой воинской части, был обстрелян из крупнокалиберного пулемёта. Очередь прошла чуть выше солдатских голов, в клочья изорвала брезентовый тент. Повезло! Повезло Петру Ивановичу ещё раз, когда уже после войны в Западной Украине с близкого расстояния в него стрелял притаившийся на дереве бандеровец. Промазал, а второго выстрела сделать уже не успел.

Юрку Кондратьева к боевым операциям в партизанском отряде не допускали. Занимался хозяйственными делами, иногда ходил в разведку. Немецкие патрули он мало интересовал. А если бы хорошо обыскали, да допросили с пристрастием? Когда Подмосковье от немцев освободили, партизанский отряд расформировали. Юрий вернулся домой и вскоре продолжил учёбу.

Кстати, после войны получили образование и многие другие фронтовики. Шагинур Хабибулин закончил Новосибирский институт военных инженеров транспорта, Пётр Федотов – Московский электромеханический институт инженеров транспорта, Владимир Васильев – Ростовский институт инженеров путей сообщения, Георгий Яськевич – Ленинградскую военно-транспортную академию имени Л.М. Кагановича, Константин Горбунов – Московский юридический институт, Юрий Кондратьев – Московский эксплуатационный техникум, Степан Костенко – Новосибирскую областную партийную школу. Некоторые – с красными дипломами. В вузах встретили своих подруг, женились, создали семьи, родили детей.

О том, как бывшие фронтовики трудились в мирное время, скажу коротко: почти все они – почётные железнодорожники и почётные ветераны Западно-Сибирской железной дороги.

Ещё раз прошу вас, уважаемые читатели: задержитесь у стенда, взгляните на этих людей, помолчите, низко поклонитесь.
Павел Фридман, заслуженный учитель России, почётный железнодорожник, почётный ветеран железной дороги
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31