07 апреля 2020 11:21

07 апреля 2020 11:21

фото: архив анатолия болдырева

Как моя бабуля Сталина кормила

Василий Иосифович Сталин любил картошку со шницелем, пенку от молока и терпеть не мог сметану. Об этом специалисту службы корпоративных коммуникаций железной дороги Анатолию Болдыреву рассказывала его бабушка Анастасия Захаровна Тарасенко, во время Великой Отечественной войны работавшая поваром в передвижной лётной столовой.
Зашёл я как-то к бабушке отобедать.

– Ну что, ба, борщ у тебя, как всегда, гречневая каша и кисель?

– С борщом угадал, внучек, а вот на второе – печёная картошка со шницелем. А вместо киселя – молочка кипячёного попьёшь.

– Тогда я только борща.

– Ну-ну-ну, чего нос воротишь? – улыбнулась бабушка. – От шницеля не отказывайся. Я его, признаюсь, давненько не готовила, всё зразы вам делала. Но попробуй, пальчики оближешь. Между прочим, Василий Сталин шницель ой как любил. И молочко кипячёное обожал с пенкой.

– Ну раз Василий Иосифович любил, – засмеялся я, – тогда попробую.

Я набил рот действительно вкуснейшим мясом и пробубнил:

– Это в каком журнале ты о его кулинарных пристрастиях прочитала, ба?

– В дневнике своём, который вела во время войны, – спокойно ответила бабушка. – К нам ведь на фронт он лично приезжал, я его и кормила.

Кусок застрял у меня в горле.

– Чего-чего? Тот самый? Полковник Сталин? – спрашиваю. – Прямо как мне, на стол тарелку с борщом ему ставила?

– И молоко через правую руку наливала из чайника в стакан, – продолжала баба Настя. – Первый раз он прилетел в нашу передвижную столовую в 1941 году. Тогда он был не полковник, а капитан. Поднимал боевой дух лётчиков, которые Москву обороняли. Невысокого росточка, в сапогах хромовых, в кожаном плаще. Меня тогда командир лётного отряда в платье своей супруги нарядил. Косу заплели, в руки поднос дали, отправили подавать обед Василию Сталину.

– И он прямо в общем зале сидел?

– А другого, внучек, не было. Так вот он и борщ, и картошечку со шницелем смолотил моментально. Хлеба, как помню, кусков восемь, и ещё кусочек с соседнего стола попросил вприкуску. К молоку. Это первый раз было. А потом кормила его, уже когда мы стояли в Ленинградской области, в 1943 году. Лето было, поэтому накрывали лётчикам прямо на улице, в большой, сколоченной из горбыля беседке. Подхожу к нему с подносом, а он смотрит на меня. «Где-то, – говорит, – мы с вами уже встречались». Ну, я ему напомнила. Только, говорю, вы уж извините, что вместо борща – лапша. А вместо шницеля – рыба. «Ничего, – отвечает, – пойдёт!».

Бабушка ещё вспомнила, как она дошла со своей лётной передвижной столовой до самой Праги. Потом её перевели в Москву. И оставшиеся несколько месяцев до конца войны она кашеварила в военном госпитале. А в 1947 году бабу Настю представили к награждению медалями «За оборону Москвы» и «За оборону Ленинграда». Получать награды вызвали в штаб ВВС Московского округа.

– Приглашают меня в небольшую комнату, а там два полковника стоят. И очень знакомый, невысокого росточка человек в генеральской форме. Присмотрелась, а сердце так и ёкнуло: Василий Иосифович собственной персоной! Я пошутила тогда: точно, мол, знаю, какую еду вы любите, а вот чего не признаёте – не знаю. «Сметану», – засмеялся он. Понятно, говорю, буду иметь в виду. Но больше я его не видела, – завершила рассказ бабушка.
Анатолий Болдырев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31