06 апреля 2020 01:52

06 апреля 2020 01:52

фото: архив максима колбасова

В прицеле – «рама»

За сбитый самолёт-разведчик сержант Николай Колбасов был награждён орденом Красной Звезды

Зенитчику Николаю Ивановичу Колбасову, деду заместителя начальника службы корпоративных коммуникаций железной дороги Максима Колбасова, в годы Великой Отечественной войны довелось уничтожить редкий вражеский самолёт-разведчик FW-189. Об этом Максим Константинович рассказал читателям «Транссиба» в рубрике «Спасибо за Победу!».
– Дед о войне старался не вспоминать, – отмечает Максим Колбасов. – О его боевых делах нам удалось узнать из документов, которые собирал его сын, мой отец Константин Николаевич Колбасов. Так стала известна история о том, как зенитный расчёт моего деда сбил немецкий самолёт – «раму».

16 августа 1943 года, тщательно замаскировав свою 37-милиметровую автоматическую пушку, бойцы сержанта Колбасова прикрывали позиции войск 40-й армии. Наша пехота, прорвав оборону врага, неделей раньше освободила украинский город Тростянец. Чтобы защитить от вражеских атак с воздуха наступающие части, им придали 9-ю зенитную артиллерийскую дивизию Резерва Главного Командования (РГК), где служил Николай Колбасов.

Зенитчики с тревогой вглядывались в небо, ежеминутно ожидая, что из-за густых облаков вывалятся немецкие пикировщики «Юнкерс». Обычно они первым делом бомбили позиции противовоздушной обороны, чтобы потом беспрепятственно уничтожать советскую пехоту, танки и артиллерию. И только слаженные действия наших зенитчиков и прилетавшие на помощь краснозвёздные истребители не давали вражеским стервятникам разгуляться. 

Николай Иванович с гордостью оглядел свой расчёт, ведь только в первых числа июля им удалось сбить три самолёта противника, за что он был представлен к медали «За боевые заслуги». В приказе говорилось, что сержант Колбасов «…проявил мужество и хладнокровие при массовых налётах противника и чётко руководил расчётом». А в августе к трём звёздочкам, нарисованным на стволе их пушки, добавились ещё четыре, по числу новых уничтоженных самолётов врага.

В облаках послышался звук моторов, но это были не «юнкерсы» и не «мессершмитты» – их гул зенитчики уже узнавали.

– К бою! – скомандовал командир орудия, и наводчик младший сержант Александр Луньков прильнул к прицелу. Николай Иванович вслушивался в звук, пытаясь определить, каким курсом пойдёт самолёт врага. Но тот вдруг вынырнул из-под низких облаков и полетел на них.

Это был двухмоторный разведчик «Фокке-Вульф – 189», прозванный за особую конструкцию «рамой». Его было очень сложно сбить – самолёт был манёвренный, мог летать на большой высоте, был частично бронирован. Но сейчас он спустился ниже облаков, чтобы разведать и сфотографировать позиции советских войск и навести на них свои бомбардировщики. Немцы не имели возможности ничего разглядеть внизу из-за облачности, вот и рискнули снизиться. Видимо, понадеялись на неожиданность, а также броню и манёвренность своего самолёта.

Только им не повезло – сержант Колбасов быстро выдал своему расчёту чёткие целеуказания. В конце он не по-уставному сказал наводчику:

– Саня, бей по кабине! Попадёшь в мотор – он на втором двигателе от нас уйдёт…

Николай Иванович был наслышан о живучести вражеской «рамы». Наводчик кивнул.

Экипаж «фокке-вульфа» слишком поздно заметил опасность – первая же короткая очередь хорошо замаскированной зенитной пушки разбила всю кабину, пилот был уничтожен. Вторую партию снарядов по подбитому самолёту Луньков добавил скорее для уверенности.

«Рама» клюнула разбитым «носом» и упала на землю. На позициях пехоты грянуло дружное «ура» – все радовались успеху зенитчиков, сбивших ненавистный и опасный самолет врага.

Командир 974-го зенитного артиллерийского полка майор Александр Далецкий позднее поздравил расчёт лично. 

– Мне даже командование пехоты звонило – благодарили за сбитую «раму», очень уж их доставала, – рассказал зенитчикам майор Далецкий. 

За такую редкую, вредную и трудносбиваемую цель, как «Фокке-Вульф – 189», комполка представил командира расчёта Колбасова и наводчика Лунькова к орденам Ленина. Командир дивизии поддержал его представления на эти высокие награды, но где-то в штабах решили иначе и зенитчикам вручили ордена Красной Звезды.

– Дед мой никогда из-за этого не переживал, – говорит Максим Колбасов. – Он был человеком скромным и сдержанным. Главной наградой для него была наша Победа и то, что, сделав всё от него зависящее на войне, он остался жив.

Родился Николай Иванович Колбасов в 1922 году в Томске. Здесь же пошёл в школу. Закончить её не успел: вместо сдачи экзаменов за десятый класс пришлось идти работать. Устроился слесарем, вначале на Томский весовой завод, затем на фабрику карандашной дощечки.

22 июня 1941 года Николай Колбасов был призван в армию и направлен на учёбу в Новосибирское военно-пехотное училище. Однако стать командиром Красной Армии он не успел: в связи с осложнившейся на фронте обстановкой курсантов включили в состав формируемой в Барнауле 42-й ударной стрелковой бригады, которую в декабре 1941 года срочно перебросили под Москву. Колбасова назначили разведчиком в миномётный батальон бригады. В его задачу входили разведка вражеских позиций и корректировка артиллерийского огня миномётов по противнику. Бригада приняла участие в довольно успешной Торопецко-Холмской операции и внесла существенный вклад в разгром врага. 

Военное мастерство сибиряков командование оценило, и когда летом 1942 года стало трудно под Сталинградом, их воинскую часть перебросили туда. Получив пополнение, бригада с ходу вступила в уличные бои в городе. Об их накале говорит тот факт, что в этих сражениях погиб бригадный комиссар, а командир бригады, начальник штаба и ряд других штабных офицеров были тяжело ранены.

Получил тяжёлое ранение и разведчик Колбасов. Его эвакуировали за Волгу и отправили в госпиталь в Саратов. 

После выздоровления вернуться в родную часть не удалось. Колбасова направили служить в недавно сформированную 9-ю зенитную артиллерийскую дивизию РГК. Такие части придавали для противовоздушного прикрытия разным армиям и фронтам, находившимся на острие главных ударов наступлений.

В составе 974-го зенитного артиллерийского полка Николай Иванович воевал до 1 октября 1943 года. В боях на излучине Днепра он получил ещё одно тяжёлое ранение. Снова госпиталь, а после излечения старшина Колбасов готовил для фронта молодое пополнение в запасных полках. 

После победного завершения войны Николая Ивановича направили на работу в органы МВД. Получил офицерское звание – младший лейтенант, затем лейтенант. Окончил институт, а когда в органах началось сокращение штатов, уволился и работал на предприятиях на руководящих должностях до самой пенсии.

Максим Колбасов вместе с отцом Константином Николаевичем всегда стараются выбрать время и в День Победы обязательно пройти в рядах «Бессмертного полка» с портретом их родного человека – фронтовика Николая Ивановича Колбасова.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31