28 января 2020 19:04

28 января 2020 19:04

фото: архив инны распертовой

Защищать свою Родину – обязанность каждого мужчины

Оба деда ведущего инженера Западно-Сибирской дирекции пассажирских обустройств Инны Распертовой участвовали в Великой Отечественной войне. Один воевал с фашистами на западе, другой громил японских милитаристов на востоке. В рубрике «Спасибо за Победу!» железнодорожница рассказывает о боевом прошлом своих родственников.
Осколки на память

Сержант милиции в аэропорту проверял на «рамке» пассажиров, проходивших на посадку в самолёт. Пожилой мужчина уже два раза прошёл туда и обратно. Ключи с бумажником выложил, часы снял, но всё равно аппарат звонил.

– Гражданин, посмотрите повнимательней. Может, что забыли металлическое в карманах? – проговорил сержант.

– Это не в карманах, товарищ милиционер, – пояснил пассажир. – Это у меня в ноге. Два осколка от немецкой бомбы, с войны ещё.

Сержант уважительно вытянулся и козырнул:

– Проходите!

Иван Логовичёв собрал вещи и отправился на посадку. Слушая, как взлетают гражданские борта, он вспомнил другие звуки самолётов, тогда, в январе 1944 года, под украинским городом Белая Церковь.

Стрелковая дивизия уверенно теснила гитлеровцев, отбросив их от Днепра. Рядовой Логовичёв, призванный из города Болотное, что расположен в Новосибирской области, воевал на фронте уже не первый год. Судьба у пехотинца на войне незавидная, ведь недаром «царица полей», как её прозвали, всегда выносила на себе основную тяжесть боёв. Однако до поры до времени Ивану Михайловичу везло – ни ранений, ни контузий.

В тот зимний день ему и его товарищам предстояло освобождать от фашистов город Белая Церковь, и перед атакой у бойцов было уже привычное волнение.

Взвилась сигнальная ракета, рота пошла в атаку. Сибиряки воевали умело, и вскоре взломали первую линию обороны немцев. Они бы и дальше прорвались, но тут на пехоту налетели десятки вражеских бомбардировщиков. Будучи не в силах сдержать наступательный порыв советских войск, гитлеровцы вызвали воздушную поддержку.

…Близкий разрыв, запах горелой взрывчатки, боль от осколков, изрешетивших тело, – это последнее, что запомнил Иван Михайлович. А потом – семь месяцев в госпитале, где из него долго доставали осколки от авиабомбы. Только два не смогли, и врач пошутил, что их оставили на память. На самом деле трогать их было опасно, чтобы не повредить кровеносные сосуды. Логовичёва демобилизовали и отправили домой. Он женился, вырастил детей и ещё долго, до самой пенсии, добросовестно трудился в народном хозяйстве 

– Так мой дедушка с этими осколками и прожил. И всё бы ничего, но в аэропортах ему каждый раз приходилось объяснить, почему звенит рамка металлоискателя, – вспоминает Инна Николаевна.

Ответственное задание

В ночь на 9 августа 1945 года старшина Иван Кривдин вместе с бойцами пограничного наряда находились в «секрете». Так называлось замаскированное место, из которого они следили за японским дозором на другой стороне границы. Эти солдаты охраняли дальние подступы к укреплённому району врага, который должны были штурмовать советские войска. Пограничникам, хорошо знавшим эти места и изучившим противника за годы противостояния, было приказано бесшумно снять этот дозор и обеспечить переход через границу штурмовых групп наших войск.

Иван Васильевич был уроженцем Горьковской области. В 1939 году его призвали в погранвойска на Дальний Восток, и в 1941 году он уже отслужил положенный срок. Однако началась Великая Отечественная война, и увольнения в запас не состоялось. 

Старшина Кривдин и его подчинённые все четыре года писали рапорты командованию и просили, чтобы их с Дальнего Востока отправили на фронт бить фашистов. Ответ был неизменным: «Отказать!». Начальство объясняло, что они могут не сегодня-завтра сами вступить в бой, если начнётся война с японцами. И вот этот день наступил.

– Товарищ старшина, дозорные чай собрались пить, – доложил пограничник, смотревший за врагом в бинокль. – Даже наблюдатель с поста ушёл. Расслабились…

– Пора! – кивнул бойцам старшина, и наряд ползком направился в сторону границы.

Бешено колотилось сердце у каждого из бойцов. Если бы враги обнаружили их, то имели полное право открыть огонь и убить на своей территории. Но тогда под угрозу была бы поставлена большая военная операция, что могло привести к большим потерям среди наших солдат. Вот пограничники и старались изо всех сил, чтобы враг их не обнаружил. 

Когда доползли до беспечно расположившихся солдат императорской армии, действовали молниеносно: прыжок, обездвиживающий удар, кляп в рот... А потом связали пленным руки и потащили их на свою территорию. 

В «секрете» их уже ждал начальник заставы с радистом.

– Как обстановка, Кривдин? – шёпотом спросил командир.

– Задание выполнено, – так же тихо доложил старшина.

Начальник заставы сказал: «Молодцы!». Затем доложил по рации командованию, что путь к укрепрайону свободен.

Вскоре мимо пограничников на территорию врага прошли бойцы штурмовых групп в маскировочных халатах, неся взрывчатку. Через несколько минут они уже минировали укрепления врага.

В назначенное время укрепрайон был выведен из строя. Советские дивизии стремительно пошли в наступление, освобождая Маньчжурию от японских милитаристов. А старшина Кривдин и другие воины в зелёных фуражках очищали от уцелевших врагов приграничные укрепления, перехватывали японских разведчиков и диверсантов, продолжали держать границу на замке, как делали это все четыре года войны.

Демобилизовавшись после окончания советско-японской войны, Иван Васильевич вернулся к мирной жизни.

– Оба моих деда были очень скромными людьми, – рассказывает Инна Распертова. – Про войну они говорить не любили. Считали, что воевать с врагом, защищать свою Родину – это не подвиг какой-то, а обязанность каждого мужчины. Но всё же для моей семьи Иван Михайлович и Иван Васильевич – настоящие герои! И мы – их дети, внуки и правнуки, вот уже четвёртый год подряд 9 Мая проходим вместе с их портретами в составе «Бессмертного полка».
Олег Таран

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31