09 декабря 2019 00:45

09 декабря 2019 00:45

фото: архив александра матвеева

Кудесник пера и нагана

В ноябре вынесен на рассмотрение вопрос о признании могилы писателя Александра Козачинского объектом культурного наследия Новосибирской области. Биография автора повести «Зелёный фургон» и одного из самых ярких корреспондентов газеты «Гудок» сама достойна пера литератора.
Писатель, журналист, главарь банды налётчиков, инспектор уголовного розыска, футболист. Все эти эпитеты представляют не пятерых, а одного-единственного человека – Александра Козачинского. Этот послужной список выглядит ещё парадоксальнее, если знать, что речь идёт о выходце из дворянской семьи.

Родился он в 1903 году в Москве, но его становление произошло в Одессе. Вероятно, именно этот город зарядил подростка своим авантюрно-творческим духом, и одесский характер начал вовсю себя проявлять в годы постреволюционной неразберихи.

Отец Александра рано ушёл из жизни, и уже в 15 лет парень, недоучившись в гимназии, устраивается на работу конторщиком уездной милиции. Спустя всего год он уже инспектор уголовного розыска. Днём Козачинский защищает правопорядок на улицах Одессы, а по вечерам – ворота местной футбольной команды.

Карьера у молодого сыщика идёт в гору – он раскрывает дело матёрого налётчика Бенгальского. И всё бы ничего, да одесская натура постепенно берёт своё. Вскоре за должностные преступления Козачинский попадает под суд – как позже выяснится, не в последний раз. Судья приговаривает его к трём годам лишения свободы, но ловкач не только добивается пересмотра дела и отмены приговора, но и восстановления на службе. Впрочем, ненадолго.

Работая под началом беспробудного пьяницы, Александр вскоре окончательно разочаровывается в милицейской службе, уходит из угрозыска и совершает первое серьёзное преступление – похищает фургон с зерном, предназначенный в качестве взятки тому самому начальнику. Вскоре он организует банду, в которую входят более двух десятков бывших крестьян, белогвардейцев, немецких колонистов. Перемещается шайка на зелёном фургоне, ставшем впоследствии «заглавным героем» повести Козачинского, во многом автобиографической. Дерзкие налёты создают молодому главарю авторитет в уголовной среде Одессы.

Но воровская удача не вечна: при попытке продать на рынке украденных лошадей в сентябре 1922 года Козачинский и часть его людей попадают в милицейскую засаду. А дальше – как в книге. Во время погони с перестрелкой Александр узнаёт в одном из милиционеров своего гимназического друга Евгения Катаева и сдаётся ему. Пройдут годы, и многие поколения читателей узнают Катаева под псевдонимом Петров. Да-да, соавтор «12 стульев» и автор «Зелёного фургона» в своё время учились за одной партой.

И вновь карающая длань правосудия лишь обдаёт ветерком Козачинского: расстрельный приговор при содействии Катаева заменяют десятилетним тюремным сроком, а в 1925-м налётчика и вовсе освобождают по амнистии.

«Евгений Катаев (уже ставший Евгением Петровым)… вытащил способного парня в Москву, в газету «Гудок», где тогда собрались самые острые перья страны», – писал о дальнейшей судьбе Козачинского Борис Акунин.

Так началась «гудковская» часть биографии нашего героя – самый благополучный этап его жизни. Первые публикации Козачинского выходят в «Гудке» уже в августе 1925-го, спустя всего два месяца после амнистии. В «Гудке» Александр Владимирович трудится до самой войны и, даже став ведущим журналистом «Экономической жизни», продолжает сотрудничать с железнодорожным изданием.

С середины 1930-х Козачинский наконец понемногу раскрывает свой литературный талант, к чему его давно призывали Ильф и Петров. Его главное творение – повесть «Зелёный фургон» – выходит в свет в 1938 году и позднее будет дважды экранизирована. Прототипами персонажей произведения выступили сам Козачинский и его друг, сыгравший ключевую роль в его судьбе, – Евгений Катаев-Петров.

Великую Отечественную войну Александр Владимирович встречает тяжело больным туберкулёзом, а потому отправляется в эвакуацию в Новосибирск. Писателю и его матери Клавдии Константиновне предоставляют комнату в неблагоустроенном деревянном доме, где не было ни водопровода, ни канализации, ни даже печи. Такие условия лишь усугубляют состояние писателя, и в начале 1943 года он покидает этот свет.

Здесь же, в Новосибирске, авантюриста и романтика похоронили. Но где именно, долгие годы оставалось загадкой. Поиск последнего пристанища Александра Козачинского – ещё одна увлекательная детективная история.

– В своё время я готовила рецензию на «Зелёный фургон», что подвигло меня обратиться к биографии автора, – рассказала «Транссибу» жительница Новосибирска, краевед Лидия Королёва. – А когда выяснилось, что Козачинский похоронен в моём городе, я решила во что бы то ни стало отыскать его могилу.

Поиски привели Лидию к Михаилу Пойзнеру, члену Всемирного клуба одесситов, который, в свою очередь, давно искал неравнодушных новосибирцев, готовых помочь с поиском могилы земляка.

В своё время Пойзнер выкупил весь архив писателя у его дальних родственников. Разбирая его, Михаил наткнулся на письмо соседки, в котором между делом сообщался участок Заельцовского кладбища, где находится искомая могила, а также описание необычного могильного памятника – в виде ствола дерева без веток, так называемого «дерева плача». Вооружившись этими скудными данными, Лидия отправилась на кладбище. И – нашла! На памятнике с трудом удалось распознать полустёртую надпись: «Советский писатель Александр Козачинский. 1903–1943».

На одном лишь поиске Лидия Королёва не остановилась, добившись вместе с клубом одесситов реставрации захоронения и внесения его в базу Заельцовского кладбища. Теперь же, опять-таки по инициативе энтузиастки, рассматривается вопрос о внесении могилы Козачинского в перечень объектов культурного наследия Новосибирской области. А на могиле бывшего сотрудника «Гудка» появилась ещё одна табличка: «Помним, читаем. Новосибирск».
Александр Матвеев

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30