15 сентября 2019 15:43
фото: архив людмилы варибрус

За миг вся жизнь перед глазами

Сапёру Александре Коберник посчастливилось в годы Великой Отечественной войны не совершить единственной ошибки

Накануне Выборгского наступления советских войск сапёры всю ночь проделывали проходы в минных заграждениях противника. В итоге, город был взят с минимальными потерями, а красноармеец Александра Коберник награждена Благодарностью Верховного Главнокомандующего. Об этом фронтовом эпизоде годы спустя она рассказала своей дочери Людмиле Варибрус, в настоящее время заместителю председателя совета ветеранов Новокузнецкого центра организации работы железнодорожных станций.
Взяли в «вилку»

По словам Людмилы Михайловны, её мама всегда подчёркивала, что их, будущих сапёров, перед тем, как отправить на фронт, готовили на совесть. Даже в свои 80 лет Александра Ивановна наизусть помнила все типы мин, применявшихся на войне, причём как советские, так и иностранные, могла рассказать об их устройстве и доходчиво объяснить, как их обезвредить.

Самым страшным, навсегда отложившимся в памяти случаем стал для неё один из выходов на задание по разминированию недавно оставленной гитлеровцами деревни. Прежде чем пехота заходила в дома, сапёры, как правило, проверяли, не оставили ли враги после себя какие-либо «сюрпризы». Фашисты были мастера на такие дела.

Однако дойти до деревни сапёры не успели – их заметил вражеский артиллерийский корректировщик. Послышался протяжный свист – мины! Только не те, что устанавливают против танков и пехоты, а которыми стреляют из миномётов. Первый разрыв – впереди группы, второй – позади неё.

«Берут в «вилку»! – поняла Александра Коберник.

«Вилкой» называли способ пристрелки орудий, когда после пары пробных выстрелов устанавливали более точный прицел и чаще всего поражали цель.

«Третья мина – наша!» – вдруг отчётливо поняла красноармеец Коберник.

В чистом поле от миномётного обстрела не спрячешься – снаряд отвесно падает сверху и «стрижёт» по сторонам осколками. Когда послышался свист третьей мины, командир крикнул: «Ложись!».

Рухнув на землю, девушка с ужасом услышала, что зловещий свист приближается. А потом с громким чавканьем мина вонзилась в грязь совсем рядом с ней. На миг Александре даже показалось, что по корпусу снаряда, как в замедленном фильме, побежали «змейки»-трещинки от начинающегося взрыва, и осколки начали свой неторопливый полёт в разные стороны, а высоко вверх взмыл ребристый «хвост»-стабилизатор. И вся её короткая девичья жизнь за миг прошла перед глазами…

Сапёр и химинструктор

Александра Коберник родилась в Черепановском районе Новосибирской области в 1923 году. Обычное детство сельской девчонки – игры с подружками, школа, помощь родителям по хозяйству, комсомол.
Когда началась Великая Отечественная война, Саше только исполнилось 18 лет, и поэтому, сколько не просилась девушка на фронт, ей поначалу отказывали. Тогда она устроилась фельдъегерем в Чулымскую контору связи. Сделала это с расчётом, что после такой работы в связистки на фронт уж точно возьмут.

Но судьба распорядилась иначе. В начале 1943 года Чулымским райвоенкоматом Александра Коберник была призвана на военную службу, вот только направили её в учебную часть, где готовили не специалистов связи, а сапёров. До конца своей жизни она была благодарна тем инструкторам, кто долгими часами учили молодых юношей и девушек обращаться со взрывоопасными предметами. И главное – доносили до них, чем чреваты для сапёров неосторожность, невнимание, расслабленность.

В апреле 1943 года красноармеец Коберник была направлена в 191-й отдельный моторизованный инженерный батальон 2-й отдельной моторизованной инженерной бригады. Александру назначили на должность
химинструктора, и это значило, что помимо своей основной военной профессии, ей пришлось ещё и изучать новое для себя дело. Хотя немцы и не решились массово применять химическое оружие, такая опасность сохранялась весь период войны, особенно ближе к её завершению. Поэтому в советских частях, даже несмотря на острую нехватку бойцов для более востребованных специальностей, сохраняли в штатах ответственных за химзащиту. Так что бойцу Коберник надлежало держать в порядке и боевой готовности химимущество. Наряду с этим, она продолжала заниматься минированием и разминированием, а также участвовала в выходах на минную разведку местности.

Минутная слабость

...На войне случалось всякое, но чтобы смерть оказывалась на расстоянии вытянутой руки, такой с нею было впервые. Александра и её товарищи ждали взрыва, но его не было. Оказывается, не сработал взрыватель мины, воткнувшейся в мягкую грязь. Сообразив, что спасены, сапёры вскочили и стремительно побежали прочь от опасного места. В этот раз всё обошлось.

Но иногда смерть брала своё, наказывая даже за минутную слабость. Когда на одном из маршей их батальону пришлось переходить вброд речку неподалёку от заброшенного села, все солдаты вымокли. Перебравшись и расположившись на привал, бойцы стали развешивать обмундирование на просушку. Девушки из взвода Александры отошли немного подальше. Тут неожиданно одна из них, недавно прибывшая в подразделение, сказала:

– А почему мы в дом не заходим? Там же вроде никого?

И прежде чем ей успели напомнить, что без минной разведки соваться туда опасно, подбежала к хате и вошла внутрь. Раздался сильный взрыв… От дома почти ничего не осталось.

Командование, как могло, старалось уберечь молодых солдат, тем более в конце войны. Как-то раз на привале командир батальона обратил внимание, каким красивым почерком пишет письма домой красноармеец Коберник.

– Александра, будешь писарем в штабе батальона! – определил он её дальнейшую воинскую судьбу.

Впрочем, в штабе долго рассиживать не приходилось. Когда в наступлении инженерный батальон нёс потери, к разминированию подключалась и Александре Коберник.

Воевала не за награды

Так было во время Выборгской операции в июне 1944 года. Финны всеми силами старались удержать стратегически важный город Выборг. Сюда стянули три пехотные и единственную у Финляндии бронетанковую дивизии, а также две бригады. К тому же со дня на день к городу должны были подойти новые резервы.

Советское командование начало операцию 20 июня. Наши сапёры, в том числе и красноармеец Коберник, всю ночь проделывали проходы в минных заграждениях. Утром по ним рванули советские танки с десантом на броне. Их удар был таким неожиданным и сильным, что финны быстро очистили город, который собирались держать «до последнего солдата».

За отличие в этой операции 2-я отдельная моторизованная инженерная бригада получила почётное наименование «Выборгская». Впоследствии сапёры этой части отличились ещё и при освобождении эстонского острова Саарема в ходе Моонзундской операции. Тогда бригаду наградили орденом Кутузова II степени.

Александре Коберник, как и многим её боевым товарищам, орденов и медалей не досталось, но она свято хранила Благодарность Верховного Главнокомандующего «…за отличные боевые действия в составе соединения при взятии города и крепости Выборг и при овладении островом Саарема». Этот рукописный наградной бланк лежал в шкатулке рядом с её солдатской книжкой и справкой о том, что «красноармеец Коберник Александра Ивановна участвовала в боях на фронтах Великой Отечественной войны с 20 апреля 1943 года по 9 мая 1945 года». А ещё там указано, что медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» ей не вручена.

Как вспоминает Людмила Варибрус, мама по этому поводу никогда не переживала. Такие тогда были люди, воевавшие не за награды, а за Родину, жертвовавшие собой ради мира и жизни на земле.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31