21 августа 2019 12:35
фото: архив редакции

Превозмогая боль

Миномётчик Пётр Запруднев был в боях тяжело ранен, получил инвалидность и потом еще долгие годы работал в школе

Редакция «Транссиба» открывает новую рубрику «Спасибо за Победу!», в которой железнодорожники могут рассказать о своих отцах, дедах, прадедах, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной и приближавших Победу в тылу. Сегодня о своём отце вспоминает оператор дефектоскопной тележки Татарской дистанции пути Александр Запруднев.
Как вспоминает Александр Петрович, его отец – Запруднев Пётр Степанович – о войне рассказывать не любил. О том, что ему довелось пережить, он особо ни с кем не делился, будучи человеком скромным. Лишь иногда, по настроению, что-то вспоминал о фронтовой молодости.

Ему довелось попасть на передовую в 18-летнем возрасте, после того, как в феврале 1943 года призвали в ряды Красной Армии и он прошёл соответствующую подготовку. Молодого крепкого сибиряка определили в миномётчики. Батальонный 82-мм миномёт – оружие коллективное и нелёгкое. Его вес в собранном виде – 61 килограмм. При смене позиции три номера расчёта разбирали миномёт на три части – ствол, двунога и опорная плита – и так переносили. Плюс каждый нёс лотки с минами от 12 до 26 килограммов, а ещё личное оружие и снаряжение. И окоп копать приходилось гораздо больший, чем, например, пулемётчикам, не говоря уже о стрелках. В общем, приходилось рядовому Запрудневу и его товарищам непросто даже физически.

Ко всему этому, миномёты в батальонах были главным оружием поддержки пехоты. Боевые расчёты шли вместе со стрелками в атаку, и когда было нужно, поддерживали бойцов огнём по ходу движения. Потому и враг старался уничтожить наших миномётчиков одними из первых – по ним били пулемёты, их накрывала артиллерия, они попадали в прицелы снайперов.

Александр Петрович вспоминает, что, по рассказам, отец начал войну на Курской дуге. Бои там были тяжёлые, страшные. О них Петр Степанович особо не распространялся. Обмолвился, что был представлен к награждению орденом Боевого Красного Знамени и всё. Кстати, в Татарске было всего трое участников Курской битвы, которые с войны вернулись в родные края.

После Курской дуги были новые бои и сражения. В ноябре 1943 года 82-ю стрелковую дивизию, где служил рядовой Запруднев, после больших потерь вывели в Черниговскую область на пополнение. Затем, в середине декабря 1943 года их соединение перебросили в Белоруссию, в район деревни Старая Белица, что на Гомельщине. Здесь наши бойцы увидели, что творили отступавшие фашисты на белорусской земле: сожжённые деревни, убитые старики, женщины, дети. Солдаты рвались в бой, чтобы отомстить врагу.

14 января 1944 года дивизия начала наступление в рамках Калинковичско-Мозырской наступательной операции. Форсировали реки Ипа и Вишь, освободили деревни Крюковичи, Новоселки. Своим успехам в наступлении батальон 250-го стрелкового полка, где служил Запруднев, был обязан и миномётчикам, вовремя подавлявшим огневые точки врага.

Наши войска шли вперёд так стремительно, что иногда в руки наступающих  попадали не успевавшие удрать вражеские каратели, уничтожавшие мирное население. С такими фашистами разговор был короткий – расстрел на месте. Пётр Степанович вспоминал, что однажды и его подразделению приказали привести приговор в исполнение. Приговоренные каратели вели себя по-разному: кто-то угрюмо ждал конца, кто-то – молил о пощаде. Запомнился один, который всё размахивал семейной фотографией с тремя детьми... Прозвучал приказ, раздался залп, и миномётчики отправились догонять своих наступавших товарищей.

После первых успехов продвигаться стало сложнее – враг усилил сопротивление, подтянув резервы. Как установила разведка, перед позициями 82-й дивизии стали держать оборону отборные немецкие части, вооружённые новыми штурмовыми винтовками и большим количеством пулемётов. Здесь фашисты сосредоточили танки и много артиллерии. Тем не менее, 26 января 1944 года дивизия, где служил Пётр Степанович, начала новое успешное наступление на поселок Озаричи, что находится в Гомельской области. Поначалу всё шло хорошо, после пятиминутного артиллерийского налёта наши танки и пехота прорвали оборону врага. Миномётчики поддержали стрелков огнём, подавив уцелевшие пулемёты. Однако соседи наступавших – 162-я стрелковая дивизия и 115-я стрелковая бригада – действовали с отставанием. В результате, вырвавшиеся вперед советские части были вынуждены перейти к круговой обороне и отбивать контратаки противника.

27 января 82-я дивизия, перегруппировавшись, пыталась продолжить свое наступление, но из-за недостатка снарядов не удалось заставить замолчать большинство вражеских огневых точек. А 28 января завязались еще более ожесточённые бои. Враг активно использовал миномёты, а подавить их не было возможности – наши миномётчики исчерпали носимый запас, и пополнить его не было возможности. Запруднев и его товарищи-миномётчики действовали уже как обычная пехота.

Во время одной из атак Петра Степановича ранило. Он рассказывал, что в горячке боя даже не понял, что произошло – нога словно подломилась, и он упал на болотистую землю. Превозмогая боль, попытался приподняться и почувствовал новый сильный удар в грудь. Теряя сознание, подумал: «Вот и всё...»

Но боевые товарищи отыскали Запруднева и доставили его в медсанбат. Наскоро перевязав, его отправили в эвакогоспиталь № 949, где он и излечивался от тяжёлых ранений до июля 1944 года. Тут и рассказали Петру Степановичу, что в него стрелял вражеский снайпер. Первый раз попал в ногу, а увидев, что он пытается встать, второй раз метил в грудь. Спасли Запруднева молодость, сибирское здоровье и хороший уход – он выжил. Вот только из-за искалеченной ноги его уволили в запас. Так, в неполные 19 лет получив инвалидность, Пётр Степанович вернулся в родные края. Его определили работать в 84-ю железнодорожную среднюю школу Татарска. Ответственный и добросовестный, исполнительный и умелый, он обеспечивал  учебный процесс всем необходимым.

В мае 1950 года рядового Запруднева нашла заслуженная им на фронте медаль «За отвагу». Вручали её отважному миномётчику в торжественной обстановке, говорили добрые слова поздравлений.

Пётр Степанович вырастил двоих сыновей, и оба они, Юрий и Александр, стали железнодорожниками.
Олег Таран
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31