20 апреля 2019 09:17
фото: алексей григорьев

Всё решали секунды

Барабинский железнодорожник грамотно провёл своему коллеге реанимационные действия, сохранив ему жизнь

Тот день машинист эксплуатационного локомотивного депо Барабинск Игорь Елин запомнил на всю жизнь. Благодаря тому, что он не растерялся в стрессовой ситуации, правильно провёл необходимые медицинские манипуляции, его коллега не только остался жив, но и смог полностью восстановиться.
На занятиях по охране труда Игорь Елин всегда интересовался вопросами обеспечения жизнедеятельности. На тренажёре «Гоша» отрабатывал навыки непрямого массажа сердца, искусственной вентиляции лёгких, наложения повязок и жгутов, словом, действия до прибытия бригады «скорой помощи». Признаётся, что было просто интересно, но никак не предполагал, что полученные знания помогут ему в реальной жизни.

В тот день барабинский машинист готовился к очередной смене – проходил тесты в классе предрейсового инструктажа депо. Денёк обещал быть погожим, да и поездка не таила в себе ничего сложного.

Вдруг в класс вбежала взволнованная нарядчица депо Наталья Рязанова:

– Игорь Юрьевич, беда! На экипировке человеку плохо. Скорую вызвали, нашего фельдшера туда направили, да, боюсь, не успеют.

Машинист тут же бросился на помощь.

– Побежал к резервуарам с песком, туда, где им заправляют локомотивы, – рассказывает железнодорожник. – Это где-то с полкилометра от того места, где я находился.

По пути Елин догнал фельдшера кабинета предрейсового медосмотра Наталью Болдыреву, которая несла аппарат искусственного дыхания. Он выхватил у неё сумку и с удвоенной энергией побежал дальше.

– Шесть лет назад бросил курить и в плане бега у меня сейчас всё отлично, – смеётся Игорь Юрьевич. – Я же понимал, что женщина-врач не сможет бежать с той же скоростью, что и я. Терять драгоценные секунды ни в коем случае нельзя!

– Спортсменкой я никогда не была, – признаётся Наталья Болдырева. – Сумка была тяжёлая, идти далеко, а Игорь куда быстрей меня передвигался. Полдороги я за ним успевала, а потом дыхание моё сбилось, и я безнадёжно отстала. Дошла до места, когда он уже проводил реанимационные мероприятия. Проводил грамотно, и я не стала ему мешать. Тем более, что силы у Игоря куда больше, нежели у меня, что играет первоочередную роль в данном процессе.

Первым пострадавшего, помощника машиниста Василия Давыдова, обнаружил  Михаил Соловьёв, машинист электровоза.

– Работали мы тогда в дневную смену, готовили машины к экипировке песком, – рассказывает он. – Василий находился в кабине электровоза, я был на улице. В определённый момент замечаю, что по рации слышу всех хорошо, а у Василия какая-то невнятная речь. Вызываю его ещё раз – молчание.

Михаил Александрович поднялся в кабину и обнаружил Давыдова сидящим в кресле без форменной куртки, в одной рубашке, с открытыми глазами, но никак не реагирующим на обращённую к нему речь.

– Дышит тяжело, через раз, и видно, что ему плохо. Очень плохо. По щекам его похлопал, чтобы привести в чувство – никакой реакции. Попытался положить на пол, чтобы сделать искусственное дыхание, но не тут-то было: Василий – парень крупный, одному сдвинуть его с места оказалось не под силу. Позвал на помощь своего товарища, Евгения Власова, – вспоминает события того дня машинист.

Вдвоём с коллегой Соловьёв уложил потерявшего сознание железнодорожника на пол кабины и начал делать искусственное дыхание.

– Оповестили дежурного по депо, вызвали «скорую помощь», уведомили нашего местного фельдшера. Проблема состояла в том, что электровоз находился в месте, до которого не могла добраться «неотложка». И необходимо было подогнать его в то место, куда бы она могла подъехать. Тут как раз подоспел Елин и взял на себя реанимационные мероприятия. Все эти процедуры очень усложнялись тем, что производились они в тесном пространстве кабины электровоза. Развернуться в буквальном смысле слова было негде, – отмечает Михаил Соловьёв.

«Группа спасения» выполняла на тот момент две задачи: перемещала электровоз с потерявшим сознание железнодорожником в доступную для врачей зону и ни на секунду не прекращала реанимационные действия. Михаил качал подушкой воздух, а Игорь производил искусственное дыхание. Алгоритм реанимации, по словам Елина, был следующий: 15 надавливаний на один вдох, осуществляемый при помощи аппарата искусственного дыхания.

– Я, едва прибежав, сразу проверил пульс у пострадавшего. На шее и руке он прощупывался – уже что-то, – рассказывает Игорь Юрьевич. – Минут через 5–10 Давыдов стал постепенно приходить в себя, начал стонать. Но состояние это было достаточно неустойчивое, он был фактически в полубессознательном состоянии: так и норовил уйти назад в забытье. Поэтому я качал, не останавливаясь, до прибытия бригады «неотложки». Затем Василия осторожно вынесли и поместили в приехавшую «скорую помощь». Помню, когда майку свою снимал, она была вся мокрая, хоть выжимай.

Как потом пояснили Елину медицинские работники, «если бы не ты, человек бы умер».

В настоящий момент Василий Давыдов полностью восстановился. Елина он считает чуть ли не своим вторым отцом. К Игорь Юрьевичу приходила супруга спасённого, которая его не просто поблагодарила, а прямо так и сказала – это уникальный случай, когда у человека так долго поддерживал нарушенную деятельность сердца не медицинский работник. Причём после этого у больного восстановились все жизненные функции.

Причины происшедшего врачам до сих пор неведомы. Давыдова обследовали и на местном, и на региональном уровне: доктора разводили руками и не могли прийти к какому-то определённому мнению. Достоверно известно лишь то, что в день едва не случившейся трагедии медосмотр, который проходит каждый работник депо перед сменой, у Василия не выявил совершенно никаких отклонений. Всё у него было в порядке.

– Я его видел в начале той смены – у него был нормальный и вполне бодрый вид, – вспоминает Игорь Елин. – А буквально через час-полтора происходит такое... Ребята отреагировали очень оперативно. Наталья Рязанова так и сказала: «Вася! Ты попал в нашу смену, и тебе не суждено было умереть».

Одним из самых ценных признаний своего поступка барабинский машинист считает мнение одного из врачей:

– Однажды был на приёме у отоларинголога, он встал, пожал мне руку и сказал глубоко запавшие мне в душу слова: «Спасибо, коллега!». Оказывается, о том случае знают не только в депо, но и в нашей больнице.

Впрочем, это был не первый случай спасения Игорем Елиным человека. Лет семь назад он вытащил тонущего мужчину из озера Чаны.

– Обычный отдыхающий, пошёл искупаться и что-то пошло не так. Он уже успел наглотаться воды, потому пришлось делать искусственное дыхание. Мужчина очнулся, отлежался немного, а потом самостоятельно ушёл с озера, – вспоминает железнодорожник.
Алексей Григорьев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31