20 марта 2019 02:29
фото: алексей григорьев

Шаг в пламя

Железнодорожница со станции Татарская спасла ребёнка из огня, рискуя своей жизнью

В жизни Натальи Никифоровой, машиниста козлового крана вагонного ремонтного депо Татарская, было два пожара, две беды, о которых она вспоминает с содроганием. Первый случился еще в 1995-м, оставив в душе у Натальи так и не зарубцевавшийся до конца след.
– Всё произошло на майские праздники, когда я приехала на практику в деревню Новоложниково Кыштовского района. Тогда еще училась на ветеринара и после стажировки отдыхала дома. И тут вдруг забегают соседи – дом, мол, горит за стеной!

Как вспоминает Наталья Ивановна, это был даже не дом, а полдома. В одной половине жила она, а во второй бушевал пожар. Но, увы, тогда никого спасти не удалось.

– В доме находились трёхгодовалые мальчики-двойняшки, оставшиеся без присмотра. Их старший брат ушел на рыбалку, а родители – на работу. Поразительное легкомыслие со стороны взрослых. Дети начали баловаться со спичками, которые в деревне закупают буквально блоками. Итог ужасен – один ребенок задохнулся от угарного газа на диване. Другого вытащили-таки соседи, которые смогли проникнуть в дом, намочив одеяло и накрывшись им, однако спасти мальчика не удалось.

Никифорова почему-то винит себя в этой трагедии, что не успела спасти, не среагировала вовремя, хотя при чём тут она?

– И вот, 23 года спустя, вновь возникает подобная ситуация. Как будто рок какой меня преследует.

Наша героиня качает головой: видно, что эмоции её буквально захлёстывают.

–В один из выходных прошлой поздней осени мы с мужем решили вытащить вещи из нашего гаража. Предыстория такова: дом, в котором мы прожили 15 лет, продаём многодетной семье с тремя детьми, а сами переезжаем в новый дом, только что построенный на новом участке, фактически по соседству с прежним. Поскольку соседи гараж не покупали, мы его решили перевезти на свой участок, а перед этим освободить. С нами была наша шестилетняя дочь, Ульяна.

События того дня Наталья Ивановна помнит вполне отчётливо, хотя прошло уже несколько месяцев.

– Супруг соседки был на службе, они завезли три телеги дров – их рубили специально нанятые работники. Загромоздили поленьями весь проход от гаража таким образом, что нам стало затруднительно его освобождать.

Никифорова вздыхает: если бы не весь этот беспорядок и хаос, трагедии вполне можно было избежать.

– По нашей просьбе дровокольщики стали откидывать поленья с прохода, а соседка принялась им помогать, выйдя из дома, таким образом, оставив детей одних. Самому младшему ребенку не было и полугода, среднему – 2,5 года и старшей девочке – три с половиной.

Уже потом, как вспоминает Наталья Ивановна, Ульяна рассказала, что в тот момент заметила в окне дома девочку, которая стучала в стекло и махала рукой.

– Уля подумала, что девочка их таким образом приветствовала.

Дальше события развиваются с угрожающей быстротой. Как в каком-то умопомрачительном фильме-катастрофе.

– Один из дровокольщиков замечает, что дым повалил из дома. Он подбегает к нему, распахивает дверь, делает большие глаза при виде клубов дыма, и... закрывает дверь обратно. Муж в этот момент находится на крыше, я – внизу. Памятуя об опыте первого моего пожара и, как следствие, о том, что нельзя медлить ни секунды, я кричу мужчинам, супругу в том числе, чтобы они били окна в доме, а сама бегу к этой двери в дом.

В этот момент Наталья отключается от всего постороннего, руководствуясь лишь одним – успеть спасти детей.

– Набираю в лёгкие как можно больше воздуха и дёргаю дверь на себя. Прохожу в сени, а там дым стеной, видимость нулевая. Но дверь в кухню оказалась открыта, потому что как раз с той стороны, где-то с порога кухни я услышала сдавленный хрип. Это, как вскоре выяснилось, задыхалась старшая девочка и издавала горлом такие звуки. Я вслепую, на ощупь, ориентируясь только по звуку, быстро вытаскиваю её и – на выход, поскольку находиться там уже было невозможно.

Как выяснилось позже, старший мальчик в тот момент был рядом с сестрой, но, видимо, уже лежал на полу кухни и не подавал никаких признаков жизни.

–Если бы и девочка молчала, я бы её просто не нашла, не вытащила из пламени.

У Карины, спасённого ребёнка, слава Богу, не было никаких серьёзных повреждений.

– Были частично обожжены ручки и лицо, сыпались волосы. Попыталась вызвать «скорую» и пожарных, но не смогла набрать номер: от такого выброса адреналина руки тряслись, ходили ходуном. Отдала телефон Ульяне, и она с этой задачей справилась. Разговаривала уже я сама.

– «Скорая» приехала довольно быстро, – присоединяется к беседе супруг Никифоровой Владимир Михайлович, – и ребенка переправили в машину. Там его уже ждала мама.

Никифоров размышляет о том, насколько всё молниеносно произошло и как слаженно и быстро в столь экстремальных обстоятельствах действовала его супруга.

– Она, пожалуй, одна почти не растерялась и чётко раздавала распоряжения. Я, едва слез с крыши, с дырокольщиками принялся бить окна. Одно, второе, третье... Смотрю, жена уже ребёнка на руках выносит. Честно говоря, предполагал, что пока мы били окна, остальных детей тоже успели вытащить, но, увы.

– Я завела Карину к нам домой, умываю ей от копоти лицо, тут забегает Владимир и спрашивает у меня, мол, а где остальные дети? Я говорю – в доме.

Никифоров метнулся к горящему строению, но там уже творилось нечто невообразимое – с потолка, отделанного пенопластовой плиткой, сплошным потоком лилось что-то расплавленно-чёрное. Языки пламени фактически достигали роста человека.

– И тут пришло осознание, что всё, в живых там нет никого. Между тем, когда место происшествия уже после пожара осматривали эксперты, они обнаружили самого маленького ребёнка возле окна. То есть его вполне можно было спасти, если бы знали, где он находится!

Причины пожара пока не вполне ясны. Следствие продолжается. Наталью Никифорову за решительные действия и личное мужество МЧС представило к награде.

В вагоносборочном цехе, где трудится Наталья Ивановна, она, пожалуй, играет одну из основных ролей. Если надо переместить что-то тяжелое (т.е. практически всё), без неё и её крана не обойтись. Коллеги и руководство депо характеризуют её с самой положительной стороны.

– С детства люблю мужскую работу, – улыбается Никифорова.

А пришла она в депо в своё время на ставку уборщицы. Там и познакомилась с Владимиром Михайловичем – бригадиром ремонтно-хозяйственного участка депо.

Супруги отмечают, что пожар повлиял на их дочь Ульяну. Она теперь старается не касаться тем, хотя бы даже отдалённо связанных с пожарами. Отгородилась от всего потенциально огнеопасного. Что ж, вполне понятная реакция детской психики.

Кстати, в интернет-новостях об этом случае чего только не писали. Видимо, авторы основывались на непроверенной информации, слухах, излагали самые невероятные версии. Но ни в одном сообщении о мужественном поступке Натальи Никифоровой – ни слова. А ведь первой шагнула в огонь именно она.
Алексей Григорьев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31