19 июля 2019 23:40
фото: михаил пермин

«Для этого всё и было»

Ветеран-железнодорожник рассказала, ради чего стоит жить 100 лет

«Вот моя «трудовая», – ветеран Сибирского железнодорожного агентства Наталья Григорьевна Шульгина показывает порядком истрепавшуюся книжицу. – Здесь всё на одной странице: в 1938 году принята, а в 1975 году уволена по старости. Проработала билетно-багажным кассиром на станции Кожурла больше 30 лет. А дальше четыре разворота с одними поощрениями. Ни одного замечания», – с гордостью сообщает ветеран. Готовясь отметить своё столетие, железнодорожница поведала «Транссибу», чем ей запомнился прошедший век и что самое главное в жизни.
Непоседа

Родившаяся в 1919 году – так давно, что кажется даже нереальным, – Наталья Григорьевна с горящими глазами вспоминает своё детство в забайкальской глубинке. Красивые горы, покрытые густым лесом, кусты багульника, которые, расцветая весной, окрашивали всё розовым цветом. И ягод было полно – малина, голубика, жимолость. Настоящее раздолье для живого подвижного ребёнка. Из шести сестёр, выросших в железнодорожной семье (отец, Григорий Зиновьевич, работал мастером пути), Наталья была самая активная. Своими проделками девочка заработала ни один синяк и даже шрам, напоминавший о тех годах всю жизнь. Но с высоты лет ветеран только смеётся над своими приключениями.

– Мне то кататься с горки надо было, то по льду бегать. А однажды и вовсе на льдине унесло, – железнодорожница даже спустя 90 лет легко достаёт из глубин памяти истории из детства. – Возвращалась я домой из школы по замёрзшей реке. Лёд лопнул, и я поехала на льдине. Испугалась, закричала. А впереди водокачка была, с помощью которой на железнодорожную станцию подавали воду. Работник услышал и вышел ко мне. Но спасло меня то, что льдина моя застряла. Если б не это, то я бы точно «нырнула» и – с концами. Железнодорожник меня вытащил, привёл к себе домой, посадил на печку. Помню, растирали меня водкой и отпаивали чаем с мёдом. А я сижу на печке, плачу и думаю: сейчас родители приедут и «вольют ремня». Вся трясусь от страха.

Вскоре большое семейство навсегда распрощалось с Забайкальем, потому как Григория Зиновьевича перевели на Омскую железную дорогу. И место работы предоставили на выбор – станции Безлюдная (ныне Груздёвка), Карапузово (ныне Клубничная) и Кожурла. Железнодорожник отдал предпочтение последней. Здесь Наталья Григорьевна окончила школу, а после выучилась на курсах таксировщиков и билетных кассиров. Единственная из шести детей, она продолжила дело отца и связала свою жизнь с железной дорогой.

Открыл окно – улыбайся

– В 1938 году я стала старшим билетно-багажным кассиром на станции Кожурла. Сейчас, когда всё оснастили компьютерами, билетный кассир должен уметь пользоваться программой и нажимать на правильные клавиши. В то время всё было по-другому, – рассказывает ветеран. – Сначала нужно было по карте определить расстояние. Пассажир говорит название населённого пункта: что это – какая-то деревня? Да он и сам не знает. Ищешь, высчитываешь расстояние. Плацкартный или купейный вагон? Бывало, приходится разбивать: часть пути в плацкартном вагоне, часть – в общем. Потом берёшь специальный бланк, заполняешь, корешок для отчётности отрываешь, а сам билет режешь. В зависимости от часового пояса там квадратики вырезали. Сейчас и не объяснишь, что это такое – видеть надо.

Пройдут десятилетия, прежде чем эта система тарификации сменится более простой, когда можно будет в толстом справочнике отыскать станцию и посмотреть стоимость проезда. А пока у кассы выстраивались длинные очереди пассажиров, терпеливо ожидавшие, когда работница сложит все кусочки пазла и выпишет заветный документ. Некоторые пассажиры своей дотошностью доводили до исступления. К примеру, вспоминает железнодорожница, пришёл как-то дедушка и стал расспрашивать: «Как до этой станции N доехать? А если с пересадкой через V? Хорошо-хорошо. Хорошо-о-о, – словно что-то пластичное Наталья Шульгина растягивает последнее слово, копируя интонацию старичка. Она артистично опускает голову, изображая секундную задумчивость, а после снова поднимает глаза: – А если на другой станции пересадку сделать, как дешевле выйдет?». Около часа пожилой клиент «пытал» кассира, да так и ушёл без билета. Вежливо распрощавшись, девушка закрыла окно и едва не сползла со стула – до того устала. Вот так и проходили годы под девизом: открыл окно билетной кассы – улыбайся, а закрыл – можно дать волю эмоциям.

Бывали и совсем необычные случаи. К примеру, один гражданин спешил на поезд, буквально опаздывал. И потому, когда старший кассир Шульгина подала ему билет, он схватил документ, высыпав в лоток горсть монет. Пересчитав деньги, железнодорожница изумилась – 38 рублей сверху! И это при том, что отчётность на станции была изумительная и лишней копейки никогда не водилось, за что работниц не раз хвалили. Наталья Григорьевна не растерялась: отправив коллегам соответствующие телеграммы, 38 рублей удалось вернуть беспечному пассажиру. Был ли он благодарен железнодорожникам, которые не остались в стороне и разрешили эту ситуацию? История об этом умалчивает.

Надо сказать, что ответственность и неравнодушие – качества, которые стали жизненным кредо ветерана. Такой её всегда знали окружающие. Едва приступив к работе, девушка согласилась провести ликбез для своих коллег, ведь часть из них не умела даже читать и писать. Большой задачи она перед собой не ставила – чтобы могли в документах подпись поставить и зарплату сосчитать. Через год небольшая группа «учеников» уже читала и писала. Для них это была настоящая радость. И это только один из примеров. В своё время железнодорожница выступала агитатором – собирала посылки для военнослужащих. А уже в послевоенные годы  избиралась депутатом сельского и районного советов народных депутатов.

А вот ноги примерзают

Великая Отечественная война для Натальи Шульгиной началась стуком в стекло посреди ночи. От громыхания проснулась вся семья. Первым поднялся муж, который в то время занимал должность начальника станции Кожурла. «Алексей Григорьевич, на станцию!» – кричал из темноты незваный гость. Вернулся глава семейства с неожиданной вестью. Война!

Скоро всех мужчин призвали на фронт. На станции в женском коллективе остался только руководитель, получивший бронь. Кидать уголь, чистить снег, греть воду для военных и эвакуированных – вся работа легла на хрупкие плечи тружениц. А ещё семья, хозяйство, общественная работа. Иной раз так уставали, что не могли стрелку перевести. Приходилось справляться общими усилиями.

– В 1941 году у меня родился сын. Тогда декретный отпуск был 72 дня и тот не оплачивали. Но я всё равно работала – вызывали то туда, то сюда. Пока ребёнок подрастал, я то техничку заменяла, то «кубогрея», – делится воспоминаниями ветеран. – Старались такую работу давать, чтобы я могла домой сбегать и ребёнка покормить. А потом привязывала сына к кровати. Сейчас таких родителей обвиняют в нерадивости, а в войну все так делали. Нужно было работать, а оставишь ребёнка одного –  может искалечиться. Деваться некуда было.

В военные годы Наталье Шульгиной даже пришлось однажды сопровождать спецгруз. Была зима, и начальник станции слёг с серьёзной простудой. Из всех работниц выбрали самую активную и настойчивую. Взяв необходимые документы, накинув толстый «неповоротливый» тулуп, железнодорожница заняла место в последнем вагоне поезда, где был ручной тормоз. Ехать предстояло недалеко – в Барабинск, но из-за задержки на блокпосту состав прибыл в пункт назначения через пять часов. Долгих пять часов под открытым зимним небом. Тулуп тёплый, уважительно отзывается старший кассир, а вот ноги примерзают. По прибытии в Барабинск Наталья Григорьевна сдала документы и сразу же отправилась назад. Отдыхать и отогреваться было уже некогда.

После окончания Великой Отечественной войны жители большого государства стали восстанавливать свою жизнь из руин. На маленькой станции Кожурла тоже всё понемногу возвращалось на круги своя. Поезда перевозили пассажиров и грузы, кассиры продавали билеты.

– Я такой человек – общественный что ли, – задумчиво говорит Наталья Шульгина. – Если кому-то плохо, обязательно помогу. Кто-то ведёт себя плохо, я за него помолюсь. Всех, конечно, не обогреешь, но нужно соблюдать закон – не обижай ближних. А самое важное в жизни  – семья. Детей вырастила и воспитала, теперь передаю опыт внукам. Правнучка вчера прибегала. Ей 10 лет. Для этого, наверное, всё и было.
Дарья Доротова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31