23 марта 2019 16:32
фото: архив ульяны орловой

Дорожный мастер и поэт

Железнодорожница воспитала трёх дочерей, успешно справилась с мужской работой и написала десятки стихов

Ульяна Ивановна Орлова проработала на железной дороге около 30 лет. Своим примером она доказала: женщина может быть не только хорошим руководителем, но также справляться с тяжёлой физической работой не хуже мужчин. Ветеран Западно-Сибирской магистрали отметила 80-летний юбилей и рассказала «Транссибу», как стала дорожным мастером и что её привлекло в этой работе.
Ульяна Ивановна говорит, что работать руками приходилось всю жизнь. До железной дороги, как и все советские жители, она помогала «строить светлое будущее» – работала в совхозе «Красная весна» в Алтайском крае. Образования не было, поэтому приходилось браться за любое дело – и дояркой была, и продавцом, и много всего другого перепробовала. Но вскоре оказалось, что деревенька с поэтичным названием не оправдала возложенных на неё надежд, и жителей стали расселять. Семья Орловых с двумя маленькими детьми уехала в поисках работы и лучшей жизни.

– Мне хотелось получить образование, каким-то образом выйти из этой неопределённости, – с улыбкой вспоминает ветеран о тех непростых временах. – В мае 1964 года я устроилась путевым рабочим в Смазнёвскую дистанцию пути. А куда беднякам деваться? Квартиры нигде не найдёшь, а железная дорога тогда давала жильё. Но я в отделе кадров сразу сказала: оформлюсь к вам, если вы мне предоставите возможность учиться. Обстоятельства сложились так, что уже в июне я сдала экзамены в техникум железнодорожного транспорта на специальность «техник-строитель железных дорог».

За пять «учебных» лет Ульяна Ивановна прошла все рабочие специальности. Советские женщины требовали равноправия и не жаловались на тяжёлый труд. Но железнодорожница не считала свой труд обременительным. Как говорится, вошла в колею. А дальше её назначили на должность техника околотка – начислять зарплату, оформлять декадные графики, проверять норму выработки. Но вот зарплата не радовала. 87 рублей на семью, где подрастали уже три ребёнка, не хватало. И от бумажной работы Ульяна Орлова вернулась опять в бригаду.

– В 1969 году я окончила техникум, и здесь начинается уже моя жизнь, – многозначительно продолжает рассказ ветеран. – Мне дали двухкомнатную квартиру. Тогда не было для путейцев благоустроенного жилья: печку топить углем надо было. Но всё равно – крыша есть над головой. Радуешься, что свой дом. Набравшись опыта, я начала добиваться, чтобы меня «отправили выше» – работать в должности бригадира пути.

Руководство дистанции на просьбы работницы откликнулось неохотно. Пришлось проявить настойчивость: «Мне хочется больше узнавать, – внушала железнодорожница. – А как надо костыль забивать, я уже знаю». Под напором начальники сдались и отправили женщину возглавлять бригаду на станции Голуха. Вот только новые подчинённые не обрадовались такому назначению. Тяжело было им принять в качестве руководителя железнодорожницу, которая ещё вчера стояла на одной ступени с ними. Да и сама Ульяна Ивановна признаётся, что новая должность вызвала немало вопросов: раньше приходилось делать, что бригадир скажет, а теперь нужно было самой указания давать. Пришлось набираться опыта и свой авторитет отстаивать.

– Много было случаев, и люди были разные, с определённым прошлым. Иногда из дома идёшь и думаешь: «А вернусь ли я обратно?» – вспоминает Ульяна Орлова. – Но я, что есть сил, старалась быстрее вникнуть в эту профессию. И другие видели, что я не только их заставляю работать – сама с ними работала всегда. Смотрю, если кому-то тяжело, изнемогает уже, беру его инструмент и продолжаю начатое. Думаю, упорство, в конце концов, и привело к тому, что бригада стала меня уважать, слушаться и лучше выполнять задачи.

Скоро к женщине-бригадиру появился настоящий интерес, когда на практике подтвердилось, что место своё она заслужила знаниями и мастерством. Случилось, к примеру, что отправила начальница работников-мужчин перебирать изостык. Да только вернулись работники ни с чем: мучились-мучились и заключили, что разобрать его не получится. Пришлось бригадиру самой браться за инструмент и выполнять задание. За спиной тогда начали с уважением поговаривать: даже если что-то не получается, надо сделать, а то она всё равно заставит.

– Всегда говорила: надо тяжёлую работу сделать – зови мужчину, надо, чтобы было быстрее, – зови женщину. Женщина более ответственна, чем мужчина, – уверена железнодорожница. – Хотя мастера околотков у нас, в основном, были мужчины – хорошие специалисты.

Бывало, конечно, что и характер нужно было показать. Ульяна Ивановна вспомнила случай, когда бригаду отправили на ремонт стрелочного перевода. «Окно» выделено, инструменты собраны. А вот на месте оказалось, что ответственный работник забыл взять резиновые перчатки, а без них работать с «жесткой» (переносной бензиновой электростанцией) невозможно. До конторы идти далеко – драгоценное время терять. Тогда бригадир предложила попросить перчатки у ближайших товарищей – электромонтёров, но подчинённый отказался. За такое упрямство поплатилась вся бригада. Пришлось отказаться от электрических шпалоподбоек и все работы выполнять вручную. Дальнейший ремонт проходил в молчании.

– Работать бригадиром интересно. Мне нравилось быть с людьми, узнавать их, находить с ними общий язык и направлять на ту работу, которую необходимо сделать. Эти трудности всю меня тянули. Я никак не могла оторваться от этих людей, отойти от них не могла, – делится воспоминаниями Ульяна Ивановна. – Через какое-то время меня назначают дорожным мастером. Здесь я уже не просила. До меня мастерами мужчины работали, а тут женщину ставят, да ещё и молодую. Думаю, коллектив не принимал это всё всерьёз, не доверял поначалу.

Бывший инженер по организации и оплате труда Беловской дистанции пути Надежда Золотарёва, которая также работала в то время, говорит, что труд дорожного мастера – не для женских рук. И околоток Ульяне Орловой достался сложный: 150 стрелочных переводов, 50 станционных путей, 2 км главных путей. За таким хозяйством требуется постоянное внимание. Довольно часто возникали неисправности, и мастера вызывали в любое время суток.

– Она шла. Никогда не делала себе никаких поблажек, – горячо отмечает Надежда Васильевна. – Она очень ответственная и при этом очень скромная. В то время, когда я начинала, на околотке было много женщин. Это сейчас монтёры пути с высшим образованием, а тогда этого не было. И вот Ульяна Ивановна могла найти подход к каждому человеку, организовать любую работу. У неё такой дар. Потом к ней бригадиром пришла Надежда Смирнова, которая позже сменила своего наставника на посту дорожного мастера. Мужчины, которых было мало, всё смеялись: у нас женщины руководят.

В должности мастера околотка ветеран проработала около 17 лет. Она сумела сделать свой участок одним из лучших в дистанции. Сегодня, оборачиваясь на прожитые годы, Ульяна Ивановна говорит о них с мудрым спокойствием. И желаемое образование получено, и в работе всё сложилось. «Она всегда была в почёте, но никогда не гордилась этим. Все награды, которые в то время существовали, она получила», – рассказывают о ней коллеги. И дочерей, несмотря на занятость, удалось воспитать. Кстати, все трое продолжили железнодорожную династию.

Увлечение по душе Ульяна Ивановна тоже себе нашла. Всю свою жизнь она писала стихи. Толстые тетради стопкой теперь лежат на журнальном столике. Стихи о жизни, природе, семье и, конечно, про работу есть. Сквозь строки читаются целые десятилетия, история и чувства женщины:

Жизнь моя, как бурная река,

Громыхая, неслась по перекату

И стихла вдруг, и ровной гладью

Катится она к тому закату.

Закат тот близок, не далёк.

И близится он так неумолимо,

Уж виден свет его вдали.

С дороги не свернуть,

Не промчаться мимо.
Дарья Доротова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31