26 августа 2019 05:59
фото: архив А. Лысогора

Бесценный опыт

Значительная часть жизни Александра Лысогора, инспектора по качеству и приёмке строительно-монтажных работ Северной дирекции по капитальному строительству, связана с Байкало-Амурской магистралью.
– Я родился в Ярославле. Мой отец был военным железнодорожником, на строительство БАМа был переведён в самом начале – в 1974 году. Разумеется, вместе с ним на стройку отправилась вся семья.

На долю отца выпало самое сложное – строить дорогу с нуля, в условиях вечной мерзлоты, горных районов.

Инфраструктуры в те годы практически не было. В Дипкуне мы жили в бревенчатом доме, а в Чите – в так называемой бочке, которая была совсем новой, необжитой, и в ней было очень холодно. Спустя несколько лет родители отправили меня на свою родину – под Харьков, где я и окончил школу.

Не думал, что стану железнодорожником, но в 1986 году поступил в Ленинградское высшее училище железнодорожных войск и военных сообщений им. М. Фрунзе, а по окончании был распределён… в Тынду!

В 1990 году это уже был крупный благоустроенный город, но строительство продолжалось.

Отлично помню первый объект. Хотя моя специальность  «Строительство мостов и тоннелей», мне поручили благоустройство площадки перед домами офицерского состава. И вот я при полном параде принимаю командование взводом, в котором из 44 человек один русский, один аварец и 42 узбека… Но справились, площадку построили.

Затем командир в армейском стиле (это когда ничего не понятно, но всё должно быть сделано в срок) дал новое задание: построить для домов трансформаторную подстанцию. Поскольку вокруг была марь, болота, пришлось отсыпать площадку, вязать опалубку и заливать десятки тонн бетона. Но всё сделали. В 2014 году, когда я был в Тынде, площадка стояла, подстанция работала.

Очень хорошо помню август 1991 года. Аккурат во время путча находился на трассе, в посёлке Верхнезейск, и там случилась анекдотичная история. В поселковый магазин привезли водку, и командир отправил меня туда на автомобиле, чтобы отоварить его талоны и талоны сослуживцев. Магазин закрыт, перед ним – толпа, стоит телевизор, показывают «Лебединое озеро», все обсуждают, что происходит в стране. Я взял руководство на себя как военный, приказал досрочно открыть магазин и продать людям положенный им товар. Народ остался доволен таким решением.

Кстати, в те дни, когда гражданская власть была в растерянности, военные в Тынде сыграли большую роль. Полковник Юрий Михайлович Зуев, командовавший гарнизоном в Тынде, выступил по местному телеканалу и заявил, что поддерживать порядок будут военные. И все дни в городе было абсолютное спокойствие. Кстати, потом он пошёл на повышение, воспитывал молодых офицеров в училище, командовал группировкой железнодорожных войск в Чечне, служил в Первом Дальневосточном корпусе.

Кто такой военный железнодорожник? Прежде всего, инженер, обладающий большим объёмом специфических, военных знаний. Это особенно проявилось после массового сокращения железнодорожных войск в начале 1990-х.

В 1995 году армия столкнулась с проблемой снабжения войсковой группировки в Чечне. Войска стали формировать офицерами, среди которых были и танкисты, и мотострелки, и лётчики, даже один моряк. Для восстановления железной дороги и обеспечения прохода составов железнодорожными войсками были сформированы два спецсостава, а по сути – лёгкие бронепоезда: обшили локомотив листами железа, на платформу поставили танк и зенитное орудие. Именно эти поезда и снабжали наших ребят на Кавказе.

Не стоит думать, что в те годы на БАМе не велось никакое строительство. К примеру, в 1991 году мы провели большой комплекс работ по ремонту Верхнезейского моста, по развитию станционных путей.

В 1993–1994 годах шла электрификация участка Нанагры – Сбега – Тёмная Забайкальской железной дороги. Это было одним из самых сложных заданий. Дорога была буквально прорублена в прижиме: с одной стороны – скала, с другой – обрыв и река Белый Урюм. Куда и как ставить опоры контактной сети? Солдаты ломами рубили в скале «карманы», выдалбливали котлованы, в них вставляли «стаканы». За нами уже шли энергетики.

Условия жизни всегда были спартанскими. Жили в плацкартных вагонах, а в купе проводников хранили продукты. Тепловозы зимой не глушили. Было очень холодно, и потому дневальный был обязан не только постоянно топить печь, но и рычагом котла разгонять тепло по системе. Иногда хулиганили – топили тормозными колодками. В них содержался графит, который давал большое количество тепла.

Работа была тяжёлая, но снабжение, даже в самые сложные годы, – отличное. Помню, что сэкономленную от офицерского пайка тушёнку и сгущёнку обменял на цветной телевизор.

В конце 1995 года покинул Тынду, служил в Приморском крае, Забайкалье, а закончил службу на своей родине.

БАМу очень благодарен – это была не только очень интересная и важная часть моей жизни, но и бесценный опыт, который до сих пор помогает в работе.
Записал Андрей Тихонов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31