25 февраля 2020 22:07

25 февраля 2020 22:07

фото: Лилия Сенченко

Опоздала постареть

Анне Андреевне Козловой, ветерану ВОВ, исполнилось 90 лет

Анна Андреевна – шеломовская. Отец работал на Северной бригадиром пути. Стало быть, потомственная железнодорожница. Профессии помощника машиниста её научила Великая Отечественная война, которую она встретила под Тихвином, в землянке, собственноручно выкопанной дедом. Два километра немец до них не дошёл. Как только восстановилось железнодорожное сообщение, вернулась в Шеломово, где её уже считали погибшей. А вскоре в их дом пришла повестка о мобилизации.
– С собой взять ложку, кружку, полотенце, – вспоминает Анна Андреевна. – На следующий день отправилась в РИК. А там из окрестных деревень всех девочек мобилизовали. Нас привезли в Вологду, в клуб. Переночевали, а утром привели в отдел кадров локомотивного депо.

Шёл июль 1942 года. Локомотивные бригады были не укомплектованы. Началось обучение на помощника машиниста мобилизованных.

– На Осановской улице стоял дом, в котором размещалась учебка, – вспоминает Анна Андреевна. – Сдала экзамен на помощника машиниста на «отлично». Первая запись в трудовой книжке от 7 января 1943 года. Мне 17 лет. Нет силы, а впереди – дрова, уголь, мужики – страсть Божья!

Её крёстный отец в профессии – легендарный Василий Иванович Болонин. Волею судьбы (у него кочегар была на больничном) три поездки на «Серго» с подругой работали в команде Болонина кочегарами. «Отличницы» не знали, с какой стороны подойти к огромной машине. Василий Иванович всё показал, рассказал – и поехали.

– Я – в тендере, – рассказывает ветеран. – Рабочие накидают дров, надо сначала их уложить как следует, потом подать помощнику, который кидает их в топку, а машинист открывает и закрывает топку, чтобы холодный воздух не шёл. На «Серго» всю войну работала кочегаром, постепенно освоилась, привыкла к тяжестям. Водили литерные поезда до Череповца. Отдохнуть некогда и негде – лишь маленький вращающийся стульчик. Угля мало, в основном дрова. А в общежитии девять человек в комнате. Мыла нет. Упадёшь на пол, не успеешь заснуть – идёт вызывальщица, а встать нет сил. Даже сам начальник депо приходил: «Девочки, милые, всё понимаю, но на станции скопилось много вагонов…». Выдавали спецовку, а на ноги – ничего. Из Америки пришли ботинки 45-го размера, красные, крепкие. Онучи навернёшь – так и работали. По рабочей карточке 800 г хлеба. В поездку дополнительно 300 г хлеба, 20 г масла, табаку. Продуктовый ларёк был на вокзале, к паровозу надо было идти через пути. Несу хлеб, кусочки маленькие, боюсь уронить. Машинист  подумает, что съела. В столовой мороженая капуста и суп-болтанка. Пять круглых конфеток на базарчике – пять рублей. А сладенького хотелось…

О Победе узнала, вернувшись из поездки. Сама не помню, но девочки говорили, что спрыгнула с паровоза и – ну плясать!

Довелось Анна Андреевне поработать и на «овечке» – в маневровом движении на станции Вологда-2, и на ВРЗ.

В 1946-м в депо стали возвращаться мужчины, вышел приказ снять женщин с паровозов.

Первую медаль за Победу получила в 1950 году, потом – к каждой юбилейной дате. Медалью отмечен и её многотрудный путь по Северной.

С локомотивным депо связана вся её жизнь. Здесь познакомилась с мужем. Однажды парень окликнул её: «Козлова! – Обернулась. – И я Козлов!». Оказался коллега-машинист. Поженились. Родили троих детей, построили дом, и, прожив девятнадцать лет, Анна Андреевна овдовела. И в этом всё та же война виновата…

В свои девяносто, несмотря на болячки, она энергична, памятлива и жизнелюбива. Глядя на неё думаешь: опоздала постареть! Интересуется событиями в мире, душевно переживает за Украину. Как мать счастлива в детях, которые подарили ей четырёх внучек, внука, двух правнуков и правнучку. За праздничным столом тесно, но в тесноте да не в обиде!
Анна Молчанова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31