20 июня 2021 10:22

20 июня 2021 10:22

Не женское дело

Боевое крещение она приняла на Волховском фронте

На войне страшно – это скажет каждый, кто воевал, а женщине страшно вдвойне. Войну не забыть и не вычеркнуть из жизни. Для ветерана станции Курган Надежды Щаповой четыре фронтовых года – это боль, кровь, стоны. Она была санинструктором, после боёв принимала раненых, оказывала им первую помощь. За её плечами – десятки тысяч вывезенных в прифронтовую полосу раненых солдат и офицеров.
В эти предпраздничные дни Надежда Николаевна Щапова больше всего сожалеет о том, что не сможет быть вместе со своим коллективом, не сможет проехать на ретропоезде, который организовывается для ветеранов. Она всегда с удовольствием принимала участие в этом милом и добром мероприятии, когда ветераны собирались вместе. Во главе поезда был старый паровоз. С паровозами у Надежды Николаевны связаны воспоминания о её нелёгкой военной юности. Но, как она признаётся, не любить паровозы нельзя, они как живые существа. Пожалуй, больше всего сожалений у ветерана по поводу того, что не придётся побывать в школе, где её всегда ждали дети.

– Ребятишки любопытные, много вопросов задают про войну. И мне всегда хотелось им побольше рассказать про неё. Детки должны знать всё, – говорит Надежда Николаевна.

Несмотря на свои 97 лет, она не хочет поддаваться возрасту и обстоятельствам.

– Самое страшное давно уже позади, а остальному надо только радоваться, – сохраняя оптимизм, наставляет ветеран.

Но здоровье тем не менее подводит. В прошлом году, когда началась пандемия и праздничные мероприятия в связи с этим были отменены, Дворец культуры железнодорожников Кургана под окнами фронтовички устроил в её честь большой концерт. На этот раз в гости к Надежде Николаевне придут члены совета ветеранов и совета молодёжи региона, и она им расскажет, какие испытания выпали на её долю.

Первого июля 1941 года, через неделю после начала войны, Надежде исполнилось восемнадцать. Она жила в Кургане, работала кондуктором на Южно-Уральской дороге. Стаж у неё был совсем небольшим, но всё равно её назначили старшей, и уже в первые месяцы войны она сопровождала воинские эшелоны с солдатами и боевой техникой, которые направлялись на Запад. Через Курган из Сибири эшелоны шли непрерывным потоком. Крупные формирования отправлялись и из Зауралья. На военные рельсы вставали заводы, и из каждой семьи на фронт уходили солдаты. Бить врага были призваны и два брата Надежды. Вслед за ними она тоже стала добровольцем рваться на фронт и добилась своего. Окончила курсы санинструкторов и получила назначение на фронтовой эвакопункт – в военно-санитарных поездах вывозить раненых с передовой в прифронтовую полосу.

 – Меня приписали к поезду 1157. Это был госпиталь на колёсах. Он состоял из вагонов-теплушек, которые были оборудованы нарами в два яруса. Отапливала вагон печь-буржуйка. Чтобы поддер-живать нормальную температуру, печь топилась круглосуточно. На каждую медсестру приходилось по пять–шесть вагонов. Трудность была в том, что вагоны не сообщались друг с другом, и, чтобы попасть из одного в другой, приходилось просто прыгать на ходу, даже под обстрелом и бомбёжкой. А налёты фашистской авиации были ежедневными. Бомбили жестоко. Немцы не щадили вагоны с красными крестами, хотя всегда и везде соблюдалось правило: красный крест – это охранный знак, – вспоминает Надежда Николаевна.

Боевое крещение она приняла на Волховском фронте. Отсюда вывозила своих первых раненых. К передовой поезд подходил практически бесшумно. Паровоз был не слышен, вагоны не освещались, не топились печи. Поезд ничем не должен был себя выдать. 

– Раненые были очень тяжёлые, носилки грузили и поднимали в поезд в основном санитарки и сёстры. Это были мы, девочки. А солдаты – наши ровесники, молодые парни. Чтобы изо дня в день без страха и слёз видеть кровь, слышать их стоны и крики, от нас требовалось мужество. Мы изо всех сил старались помочь раненым облегчить страдания. Делать приходилось всё – поить, кормить, перевязывать. Не всегда хватало медикаментов – стирали одни и те же бинты, использовали их снова и снова. До сих пор у меня в ушах стоит: «Пить, сестрица», – на этих словах Надежда Николаевна останавливается, потому что слёзы перехватывают горло. – Бессонные ночи, людские страдания – вот что мы видели изо дня в день. Мы не знали слов «не могу», «не буду» и гордились, когда удавалось кого-то вернуть в строй.

Вспоминает Надежда Николаевна, как перевозили бойцов 2-й ударной армии, вышедших из окружения. Страшно было смотреть на них, оборванных, раненых, больных. Они всё время просили есть.

А ещё запомнилось, как раненые, несмотря на тяжесть состояния, рвались сражаться с врагом. «Руки шевелятся, ноги ходят, так я пошёл!» – «Куда пошёл?» – «Воевать, конечно!» После таких слов разве могли девчонки – санитарки и медсёстры – жаловаться на недомогание, а порой и просто голод?

Война запомнилась Надежде Николаевне не только бесконечным потоком раненых, а ещё и усталостью. 

– Казалось, после победы, если только доживу до неё, буду спать, спать и спать… – признаётся она. 

Маленькие, худенькие девочки в солдатском обмундировании не по росту, в огромных валенках – такими они были в начале войны. Такими и оставались, пройдя через несколько фронтов.

– Нам, девушкам, было вдвойне тяжелей, чем мужчинам. Негде помыться, постирать. Голову мыли у паровоза, из трубочки, где горячая вода течёт. Да, не женское дело – война, – вздыхает Надежда Николаевна.

Остались в памяти Румыния, Югославия, Болгария, Венгрия. Победу Надежда Николаевна встретила в Австрии.

 – Была не радость, а грусть и тоска от того, что многие не дожили до этого дня и остались лежать в чужой земле, – не скрывает слёз фронтовичка.

Демобилизовалась она не сразу. До 1946 года занималась перемещением раненых по госпиталям. Теперь она была уже младшим сержантом, закалённым бойцом и опытным санинструктором. И награды не обошли её стороной. Надежда Николаевна Щапова отмечена орденом Отечественной войны, медалями Жукова, «За снятие блокады Ленинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

После войны на отдых, как мечталось, времени не было. Снова пришла на станцию Курган. Теперь её приняли оператором. 

– Она была очень ответственная в работе, дружелюбная, милая, мудрая, к ней всегда обращались за советом. С ней было приятно общаться. У неё много благодарностей за труд, она почётный ветеран Курганского отделения ЮУЖД, – вспоминают Надежду Николаевну в коллективе. 

Связи со станцией после выхода на пенсию она не теряла. Трудовую эстафету у неё приняла дочь Татьяна, а потом уже и внучка Алла. 
Евгения Мусихина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31