23 августа 2019 12:04

Из резерва – на фронт

Накануне Дня Победы поездная бригада навестила ветеранов Великой Отечественной войны.
Начальник поезда Андрей Мадрахимов и трое проводников Оксана Луценко, Светлана Пиранова и Юлия Пашнина обратились к руководству депо с инициативой посетить ветеранов, поздравить их с праздником и по­благодарить за мирное небо над головой. Получив добро, отправились в гости к свидетелям того страшного для нашей страны и её жителей времени.

Для ветеранов такие встречи – как бальзам на душу. Некоторым из них даже и поговорить не с кем. А здесь целая бригада в красивой форме, с поздравлениями, цветами и подарками.

Анатолий Михайлович Рязанов встретил железнодорожников с баяном в руках. От заводных мелодий гости чуть не пустились в пляс. Тёплый приём «приправили» душевными беседами, вспомнили о событиях Великой Отечественной.

Анатолий Михайлович жил в городе Соликамск Пермской области. Когда началась война, ему было 16. Школу пришлось бросить и пойти трудиться на завод жестянщиком. Спустя некоторое время пришла повестка в армию.

– Держали нас в резерве главного командования воздушно-десантных войск, в любой момент могли куда-то десантировать. Питание было по первой норме, чтобы всегда были в силе. Но десант оказался не настолько востребованным, и наш резерв переформировали в пехоту и отправили на фронт, – рассказывает Анатолий Михайлович. – На территории Советского Союза воевать не пришлось. А вот западные страны – Румыния, Венгрия, Авст­рия, Чехословакия… все прошёл. Был на Втором Украинском фронте. Помню День Победы. Слышу среди ночи – пальба на улице. Линия фронта была не так далеко, залпы насторожили. Сердце отмерло, когда сказали, что война закончилась.

После войны отряд вновь переформировали в десантный и перевезли обратно на Родину, под Москву. В армии Рязанов служил до 1950 года.

– После демобилизации жил на Чёрном море. В Новом Афоне, в Абхазии, строили дачу Сталину. Требовались рабочие кадры. Я был приглашён туда в качестве электрика. Наш участок занимался ремонтом и эксплуатацией. Когда Сталин умер, дачу закрыли, людей сократили. С работой стало плохо. Жена трудилась в воинской части завпроизводством. Их отправили на Урал, и я с ней. Когда приехал, не знал куда податься, люди посоветовали железную дорогу. Поступил в водоснабжение, через некоторое время устроился в вагонное пассажирское депо и до пенсии работал там электрослесарем.

Ещё одного ветерана, Веру Владимировну Малащенкову, война испытывала на прочность в плену.

В деревню под Смоленском, где жила её семья, быстро вторглись немцы.

– Мне повезло, что сразу не убили. Таких маленьких детей на месте душили – и в печку. Но тех, кто ростом больше 120 сантиметров, оставляли как пригодных для работы, – вспоминает она. – Немцы использовали нас как живой щит. Они привозили танки, а вокруг выставляли тысячи пленных. Поднимем голову, наши самолёты кружат, кричим: «Бей-бей!», жизни было не жалко, лишь бы только фашистские танки уничтожили. А они полетают-полетают и сбрасывают листовки. Начинаем подбирать, нас бьют палками, плётками, в кого-то стреляют, чтобы сообщения не читали.

Пленные солдаты говорили: «Что можешь проглотить – ешь, чтобы остаться живым». Спали на нарах по двое, чтобы было теплее. Но, бывало, просыпаешься, а сосед уже бездыханный – не выдержал натиска.

– Работы были всякие, я в последнее время ухаживала за свиньями. Так и жива осталась, потому что за свиньями ела. В хлеву за нами присматривала хозяйка, как отвернётся, я быстро у корыта возьму что попало. Жевать нельзя, надо проглотить. Увидят – побьют, – говорит ветеран.

Вера Александровна вспоминает территорию концлагеря, огороженную проволокой. Конечно, говорит, пробовали и сбегать. Но смельчаков находили с собаками, избивали и возвращали обратно. А потом на проволоку подали напряжение. Многие погорели на ней.

– Не дай бог никому такую беду пережить. Очень страшно. Война уже закончилась, но нас не отпускали. Потом нас нашли наши солдаты и забрали домой. Мама и старшая сестра были в конц­лагере в Германии. Их освободили раньше меня. В октябре семья воссоединилась, но жить было негде. От нашей деревни ничего не осталось, вместо домов только печки кое-где торчали.

Спустя какое-то время после войны Вера уже с мужем переехала на Кубань, а потом и на Урал. Здесь девушка уст­роилась крановщицей в колёсный цех вагонного депо, где проработала 18 лет. Она отмечает, что люди в цехе были очень хорошие, добрые, не ругались, не сплетничали, берегли друг друга. А руководитель депо не раз ставил их в пример другим подразделениям – слесарям и сборщикам.

В завершение беседы Вера Александровна сказала, что не понимает, почему и зачем до сих пор где-то идёт война.

– Сейчас жизнь хорошая. В магазин придёшь – всё есть, а мы в своё время хлеба не ели. Даже сейчас боюсь, что крошка на столе останется.

Посещение ветеранов и их рассказы произвели на поездную бригаду сильное впечатление. Они и дальше намерены не оставлять ветеранов без внимания.
Наталья Сергеева