04 июня 2020 11:04

04 июня 2020 11:04

Свинцовый огонь

Курмангазы Сакалов два года служил в Афганистане и достойно выполнил свой солдатский долг.
Курмангазы – представитель древнего казахского рода, в котором были как деятели культуры, так и воины. Когда в Казах­стане после развала Советского Союза появилась собственная валюта, то на купюре достоинством в пять тенге был изображён акын с домброй. По словам Сакалова, это его прямой предок, в честь которого родители и нарекли мальчика именем Курмангазы. Правда, поэтический дар певца степей он не унаследовал, но зато стал хорошим воином.

– Я едва успел окончить школу, и мне тут же вручили повестку. Уже осенью 1980 года был призван в армию. Службу начинал в Ашхабаде, в мотострелковом полку. Оказалось, что здесь готовили солдат для ведения боевых действий в Афганистане. В то время никто ещё толком даже и не знал, что там находится ограниченный контингент советских войск. До нас доходили смутные слухи, но открыто никто ничего не говорил, – вспоминает оперативный работник стрелковой команды №2 на станции Орск Оренбургского отряда ведомственной охраны Курмангазы Сакалов.

Прошло полтора месяца интенсивной горной подготовки, максимально приближённой к боевым условиям. И вдруг – общее построение полка. Перед замершим строем солдат командир объявил, что им в самое ближайшее время предстоит выполнять интернациональный долг по оказанию помощи афганскому народу. Но командование предупредило, что те, кто не готов к подобному повороту судьбы, может оставаться в подразделении. Найдут ему другое место службы.

– На плацу повисла напряжённая тишина. Но таких, кто готов был отсидеться в тылу, не нашлось. Сказалось патриотическое воспитание. А с другой стороны, мы так сдружились, что уже не хотелось расставаться, – рассказывает собеседник.

Полк погрузили в автомобили «Урал», крытые тентом, и двое суток везли по территории Афганистана. Сначала солдат доставили в Кундуз, а оттуда в Файзабад. По дороге постоянно попадалась подбитая и сгоревшая техника – немое свидетельство недавних боев. Её вид у вчерашних беззаботных мальчишек вызывал чувство тревоги, которое по мере движения вперёд нарастало.

Первое и по-настоящему боевое крещение Курмангазы получил примерно через месяц службы в Афганистане. В тот момент он находился буквально на волосок от беды. Было это вечером после ужина. Из Союза привезли какой-то патриотический фильм, и военнослужащие расселись в импровизированном кинотеатре под открытым небом. Однако в середине сеанса со стороны гор началась интенсивная стрельба. Огонь был такой плотности, что голову нельзя было поднять. Курмангазы со всего маху грохнулся на землю и пополз в окоп, а уже оттуда добрался до БМП и открыл в своём секторе ответный огонь. «Духи» выбрали очень удобный момент для нападения. Основная часть полка ушла на задание, а в подразделении осталось только небольшое прикрытие.

– Я сначала не понял, что происходит. Возле головы что-то шелестело… Только потом догадался, что это были пули. А когда осознал, что произошло, то у меня всё внутри похолодело. С того момента дал себе зарок: всегда держи ухо востро! – рассказывает Курмангазы.

В обязанности четвёртой мотострелковой роты, в которой служил Курмангазы Сакалов в качестве оператора-наводчика БМП, входило сопровождение по горам колонн с различными грузами, идущих из Союза. Особенно душманы сильно охотились за наливниками. За их поджог они получали приличные деньги. Поэтому колонны с ГСМ охраняли особенно тщательно: впереди танк с минным тралом, через каждые пять бензовозов – БМП. Всю эту вереницу техники прикрывали «Шилки», которых «духи» прозвали «шайтан-арба». Своим огнём они могли достать их в любой точке гор.

– Мне довелось быть свидетелем ужасной картины, которая стоит перед глазами до сих пор. Сопровождали по горному серпантину очередную колонну. Как всегда, впереди танк с катком. И вдруг под ним раздаётся мощнейший взрыв. Он был такой огромной силы, что у боевой машины оторвало башню и отбросило её на несколько метров в сторону, – вспоминает собеседник.

В другой раз жертвой чуть не стал экипаж Курмангазы. Во время движения по горному серпантину БМП заглохла на крутом подъёме и, набирая скорость, покатилась назад. Спасибо танкистами. Они не растерялись и подставили борт своей машины. Иначе гибель была бы неминуема.

Однажды экипаж Сакалова отправили искать другую машину боевой пехоты, которая долгое время не выходила на связь. Он не только нашёл своих сослуживцев, но и по дороге уничтожил засаду «духов», замаскировавшихся в «зелёнке»…

Перед самым дембелем младшего сержанта Курмангазы Сакалова представили к медали «За боевые заслуги». Командир заявил, что её вручат уже в Союзе. Прошло 35 лет, но он так и не получил обещанной награды. Говорят, где-то затерялись документы. Но ветеран не теряет надежды.

Двадцать лет назад Курмангазы Сакалов устроился в стрелковую команду №2 на станции Орск Оренбургского отряда ведомственной охраны на железнодорожном транспорте. И все эти годы так же честно, как когда-то выполнял воинский долг, несёт службу в качестве оперативного работника и кинолога.
Вячеслав Чеботько