28 мая 2020 18:00

28 мая 2020 18:00

фото: Анатолий Шулепов

Железнодорожник, лётчик и моряк

Все эти профессии сплелись в судьбе ­ бывшего ревизора­ специального самоходного подвижного состава Сергея ­Дунаева.
Сергей Борисович встречает нас в одном из кабинетов дорожной технической школы в Челябинске. Когда-то её он окончил с отличием, а теперь занял место преподавателя.

Наш собеседник по праву может считать себя представителем трёх профессий. Вспоминает, как его, молодого парня, в 18 лет призвали на флот. Причём именно в тот год в армию впервые отправили служить учащихся железнодорожных техникумов. Разбросало группу по всем флотам. Дунаева, например, направили на Северный. Три года честной службы – вот вам и моряк.

После армии ребята продолжили учиться. Молодого локомотивщика отправили в Курган проходить практику. И тут парень неожиданно решает перевестись на «заочку».

– В Кургане работало Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту, – продолжает Сергей Борисович. – Вот я и решил себя попробовать в чём-то новом. Для того чтобы пилотировать учебный ЯК-18, надо было сдать норматив по прыжкам с парашютом. С этим справился быстро. Прекрасно помню чувст­во сильного волнения, когда впервые сел за штурвал. Неописуемо! Нас учили различным фигурам пилотажа. Никогда не забуду ощущение, когда мы эмитировали аварийную ситуацию – «штопор» и выход из неё. Небо меня сильно манило. Не знаю, как бы повернулась жизнь, если бы…

Но жизнь решила по-другому, и на увлечение попросту не осталось времени. Через год парня направили в Челябинск в дортехшколу, окончил курсы машинистов. Интересно, что корочки он получил в мае, а спустя месяц поехал с грузовым поездом. На вопрос, страшно ли было в этот момент, улыбается.

– Было, конечно, волнение, но не сильное, скорее – эйфория, – смеётся он. – Мы повели грузовой ВЛ10 вместе с товарищем, с которым учились. Кстати, на эти локомотивы Курган перешёл вперёд Челябинска, на тот момент они были самыми прогрессивными и мощными. И нам, двум молодым парням, доверили многотонную махину!

Спустя несколько лет Дунаев переехал в Челябинск, где выучился на машиниста второго класса. Затем его повысили до машиниста-инструктора. Удивительно, но согласился не с первого раза. На тот момент ему было немногим больше 30, и парень считал, что для должности такого уровня он недостаточно опытен. Проработал здесь более 12 лет. Предложение попробовать себя в ревизорах поступило неожиданно.

– Меня пригласили конкретно на должность ревизора ССПС, – рассказывает Сергей Борисович. – Это было новое направление, я оказался всего лишь вторым человеком в истории ЮУЖД, который занял эту должность. Между тем не скажу, что был в данном вопросе новичком. Дело в том, что, когда я работал в депо, увеличилось количество всевозможных ЧП с участием специализированного подвижного состава. На тот момент он находился в ведении различных хозяйств. В итоге, чтобы как-то повлиять на ситуацию, было принято решение присоединить ССПС к локомотивному депо, чтобы местные инструкторы довели уровень знаний коллег до уровня действующих локомотивных бригад. Мы занимались, проводили проверки.

Рассказывая о своём ревизорском опыте, Сергей Борисович отмечает, что настоящий ревизор не должен быть тем, кто исключительно наказывает. Он в первую очередь учитель, который подсказывает, объясняет. Не стоит проводить проверки с одной установкой – найти как можно больше нарушений. Если подходить так, то можно набрать большое количество «шелухи» и не увидеть главного.

Дунаев признаётся, что никогда «не рубил с плеча». Мол, поставил срок – посмотри, как справляется человек. Если что-то не получается, выслушай, быть может, на то были объективные причины. Ну а если твои указания целенаправленно игнорируются, то тут уж разговор другой.

– Cо всеми руководителями у меня выстраивались нормальные отношения, – улыбается железнодорожник. – Просто надо по-человечески подходить к работе, понимая сложности и проблемы. Не скажу, что часто наказывал, но и такое было. Однако исключительно за дело, причём всегда объяснял это собеседнику, всегда оперировал только фактами. И никогда не повышал голос. А чего хорошего? Ты на него повышаешь голос, он – на тебя, а в итоге вопрос не двигается, безопасность движения не обеспечивается. Факты и спокойствие – вот рецепт правильного ревизора.

Его пытались обмануть, и не раз. Дунаев вспоминает эти неуклюжие попытки. Говорит, что всегда мог пойти человеку навстречу, но только не тогда, когда пытаются что-то скрыть. Ведь не надо питать иллюзий – любой опытный ревизор знает, что проверять, где вероятность найти нарушение наибольшая. Вместо того чтобы скрывать, лучше плодотворно поработать и решить проблему.

Высокий уровень профессионализма Сергея Борисовича доказывает и тот факт, что на протяжении шести лет подряд его приглашали поработать в комиссии Департамента безопасности движения ОАО «РЖД». С коллегами он посещал Куйбышевскую, Свердловскую, Красноярскую и Горьковскую магистрали.

Один из главных советов, который он может дать более молодым коллегам: быть всегда честными. Причём как с теми, кого проверяют, так и с самими собой. И ещё один: обязательно работать по принципу взаимоуважения. Это не только повышает уровень специалиста, но и безопасности.

Спустя восемь лет Сергей Дунаев вышел на пенсию. Но через некоторое время его пригласили преподавать устройство локомотивов в Дорожную техническую школу. Опыт у специалиста немалый.

– И всё же самое важное для меня – воспитать детей так, чтобы они стали порядочными людьми, – говорит он. – Думаю, нам с супругой это удалось. Да, быть может, у меня не всегда получалось уделять столько времени семье, сколько хотелось бы. Но это известные издержки нашей профессии. А чего бы я хотел… Мечтаю съездить на Байкал. Много о нём читал, но увидеть своими глазами – это другое. Очень хочу надеяться, что получится.
Александр Кичигин