01 апреля 2020 06:50

01 апреля 2020 06:50

фото: Анатолий Шулепов

Я не понимаю и не принимаю вранья

На Челябинском регионе намерены продолжать жёстко бороться с попытками скрыть серьёзные недочёты в работе

На территории этого региона, как и на любом другом, есть предприятия – передовики в области безопасности движения поездов и откровенные аутсайдеры. Между тем последние семь лет здесь всё же наблюдается стабильная тенденция к улучшению.
– Александр Иванович, какую главную задачу вы ставили перед собой в прошлом году и какая стоит в этом?

– Важнейшая задача – совместно с руководителями структурных подразделений привить непосред­ственным исполнителям технологию культуры безопасности и тем самым обеспечить гарантируемую безопасность и надёжность перевозочного процесса. Каждый работник должен осознавать важность этого вопроса и понимать свою ответственность.

В целом прошлый год был достаточно стабильным. Количество нарушений по предприятиям региона снижено почти на 46%. Есть, конечно, те, кто не обеспечил заданных показателей, например, Троицкая дистанция пути, станция Челябинск-Главный… Однако наибольшее число нарушений пришлось на предприятия вагоноремонтного хозяйства. Причём все они были допущены при выполнении технологии ремонта вагонов.

– В этом нет ничего удивительного, ведь ВРК традиционно «выделяются».

– Не стал исключением и 2016-й. Хотя справедливости ради надо отметить, что снижения там добились. Но в количественном отношении там всё же самая большая цифра среди всех предприятий региона. Даже если учесть техническую оснащённость и немалый объём выполняемой работы, ремонтный комплекс всё равно, скажем так, выходит за грани дозволенного, то есть расчётных рисков, где учитываются объективные, субъективные причины.

– А если говорить не о нарушениях, а об отказах?

– Нам удалось достичь снижения на 11,2%. К моему сожалению, задание Компании на регионе не выполнено. Тому есть объективные и субъективные причины. Однако, анализируя работу за последние восемь лет, а именно столько я нахожусь в должности, могу констатировать, что ежегодно происходит снижение в среднем на 12,2%. Тенденция наметилась ещё тогда и сохраняется по сей день.

– Задание президента Компании на этот год ещё минус 15%. Однако, он не раз говорил, что подход в снижении отказов должен быть дифференцированным. Соблюдается ли этот принцип у вас?

– У нас на территории такой подход есть. Возьмём, к примеру, Челябинскую дистанцию пути. По технической оснащённости она одна из крупных. За прошлый год они допустили всего восемь отказов первой и второй категорий. Им надо «скинуть» ещё 15%, допустив, например, шесть. Сложно это, по-вашему? Да, невероятно сложно! А есть такие предприятия, как, допустим, Полетаевская дистанция. По оснащённости существенно меньше, а у них 43 отказа. Или в Карталинской – 24, а для такой маленькой дистанции это очень много. Именно поэтому у нас дифференцированный подход, каждый знает, к чему стремиться.

– Гипотетически можно ли добиться показателя в 0%?

– Мы эксплуатируем технические средства. Что-то обязательно ломается, гарантировать идеальную работу «железа» трудно. Мы разрабатываем и эксплуатируем разные системы контроля предотказного состояния, можем увидеть многое. Однако любая техника – это всё же фактор риска, она устаревает, и многое тут не зависит от человека. Так что вряд ли ноль когда-либо будет.

– Но это что касается «железа». А если говорить о людях?

– К сожалению, сегодня в 85% случаях при возникновении каких-либо проблем виноват именно человек. И вот тут важен вопрос «культуры безопасности», чтобы каждый работник осознавал, что именно от его действий зависит многое. Человеческий фактор мы можем свести к минимуму. Просто необходимо выполнять свои должностные обязанности, а также требования технологических карт и инструкций качественно.

– Даёте ли вы своим подчинённым установку найти нарушение по принципу «лишь бы было»?

– Вы хоть сейчас можете спросить любого из моих подчинённых – такой системы на регионе не существует. И пока я работаю, её не будет. Никто не должен трудиться исключительно ради количества. Это неправильная методика! Бывают ситуации, когда при проверке всплывают несерьёзные недочёты, даже недоработки, которые ни к каким серьёзным последствиям не приведут. Это оформляется простым актом и отдаётся руководителю предприятия или командиру среднего звена для устранения. И многие вопросы решаются на месте.

– Сейчас на регионах восстанавливают институт общественных инспекторов. Ревизоры традиционно считаются его кураторами. Насколько, с вашей точки зрения, он эффективен?

– Я буду говорить прямо и откровенно. Действительно, он функционировал на протяжении многих лет, инспекторы зарекомендовали себя как грамотные специалисты. Однако, на мой взгляд, раньше он действовал более стабильно и качественно. Сегодня я не вижу значимой роли инспекторов нигде, быть может, за исключением Петропавловского отделения. Со своей стороны мы сделали для них всё: провели технические занятия, всё разложили по полочкам, даже подготовили методички. А вот эффект незначителен – серьёзные нарушения пропускают.

– Часто ли пытаются что-то скрыть и изменилась ли тенденция за последние годы?

– Если говорить о последних 10 годах, то, мне кажется, скрывают меньше. Причин тому, вероятно, несколько. Во-первых, меньше возможности. Во-вторых, многие понимают, что лучше сразу всё показать и принять меры, и это правильно. В-третьих, просто боятся утаить. Вы, может быть, слышали, что я очень жёстко и принципиально подхожу к этому вопросу. Я не прощаю вранья, не прощаю лгунов, не прощаю тех, кто ради свей шкуры готов жерт­вовать жизнями пассажиров и грузами! Этого просто не могу понять! Недавно на Троицкой дистанции пути произошёл излом рельса. Этот факт попытались от нас скрыть, но не вышло. И во время разбора по данному случаю я чётко сказал, что буду бороться за то, чтобы данные специалисты здесь больше не работали.

– Предлагаю поговорить о системе корпоративной сертификации, которая зародилась в 2014 году. Какими темпами она проходит на регионе?

– На сегодня сертифицировано четыре предприятия и ещё семь заявились на 2017 год. В данный момент проводятся аудиты на подтверждение, могут ли они являться претендентами. Что это даёт? Во-первых, это сильный мотивирующий фактор – все работники получают довольно серьёзное вознаграждение за стабильную работу. Во-вторых, предприятие исключается из списков проведения технических ревизий не только аппаратом главного ревизора ЮУЖД, но и аппаратом Департамента безопасности ОАО «РЖД». Фактически эти железнодорожники получили высокую оценку и имеют право работать самостоятельно без вмешательства извне. Это большое доверие.

Если всё сложится благополучно, по итогам 2017 года на регионе будет уже 11 сертифицированных предприятий, а это практически треть от их общего числа.

– Изменился ли за последние годы уровень самих ревизоров?

– Да, и причём очень существенно. Сегодня здесь работают специалисты, набранные из командного состава. Существенно возросла нагрузка и уровень знаний. Если взять ревизоров, работающих семь лет назад, они не знали даже, как пользоваться программами для построения графиков, боялись программного обеспечения АСУ, не умели грамотно мониторить положение дел в курируемых предприятиях по вопросам организации безопасности движения и соответствия технологических процессов. Теперь проверки проводятся не хаотично – состояние предприятий отслеживается с помощью программ, просчитываются риски. Работа выстроена по принципу взаимодействия с руководителями предприятий, непосредственными исполнителями. Специфика действующих ревизоров и предъявляемые к ним требования позволяют взаимозаменять специалистов, это когда один ревизор разбирается в вопросах смежных хозяйств и может заменить коллегу, например, на время отпуска или болезни. К тому же бывает настолько большой объём, что с ним могут справиться только несколько человек.

На фоне вышесказанного хотел бы выделить несколько сотрудников, которые добились положительных результатов в работе за прошедший год. 
Это ревизоры по путевому комплексу Валерий Клюкач и Дмитрий Андрух, а также ревизор по хозяй­ству энергетик Анатолий Бахматов. 
Благодаря, в том числе, и их качественной работе предприятиям удалось достичь целевых показателей. Снижены отказы и не допущено нарушений безопасности.
Беседовал Александр Кичигин