11 ноября 2019 22:53
11 ноября 2019 22:53

«Я тобой переболею…»

Сильная слабая женщина – такой была Римма Казакова

Сейчас ей было бы 85. «Какие это годы!» – ра­достно сказала бы она, держа в руках кружку с крепким горячим чаем. И обязательно спросила бы: «Как там у вас, в Кургане? Ещё поют мои песни?».
Да, её песни пела вся страна. Звёзды в очередь стояли за новыми текстами. Алла Пугачёва, Филипп Киркоров, Ирина Аллегрова, Александр Серов, десяток других знаменитостей просто выхватывали их из рук, как горячие блинчики!

…Ранним утром в июле 1984 года, когда в Центральном парке культуры и отдыха Кургана буйно распускались цветы, мы шли пустынной дорожкой ко мне в Шевелевку. Нас было трое: Риммочка, Феликс Медведев и я. Мои друзья только что прилетели из столицы. Вещи оставлены в гостинице «Москва». Римма настаивает: «Обещал пригласить к себе домой – веди! Отдыхать будем ночью». Невероятная хохотушка, но настойчивая, она командным голосом спрашивает: «Нас ждут? Ты обещал пельмени!»

Приезд знаменитой поэтессы организовал «огоньковец» Феликс Медведев, который многие годы дружил с ней. Поэтессу, ещё недавно бывшую большим начальником – секретарём правления Союза писателей СССР, ждут многочисленные поклонники.

В моём доме Римма тоже не растерялась. «К столу!» – командует она. Потом тащит меня к книжному шкафу: «Показывай раритеты»!». И, не найдя на полке своих сборников, тут же дарит. Увидев старый тульский баян, радостно раздвинувший меха у стенки дивана, сразу же заставляет меня сыграть. «А я когда-то на аккордеоне баловалась», – заявляет. Я наиграл на баяне мелодию её песни, которую в народе прозвали «песней о гриппе». Римма на полном серьёзе: «Э-э, Славка, не шути, это же не о гриппе – о любви: я тобой переболею, ненаглядный мой…»

Это была одна из первых её песен, наиболее любимая ею. Необыкновенную популярность она приобрела благодаря Александре Пахмутовой. Та увидела стихотворение в журнале «Юность» и написала музыку. Позже эту песню исполнила Мария Пархоменко на конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии. «С этой песни начался мой вечный праздник любви и дружбы», – сказала Римма.

Последующие два дня в Кургане также проходили под знаком любви. После выступлений в аудиториях она спешила к телефону, чтобы позвонить ему, своему ненаглядному. Я так и не узнал, кто же он, её любимый. Но после одного из разговоров с ним, когда диалог завершился, она неожиданно призналась: «Он молод, а я не слишком молода. Что ему от меня надо? Только деньги». Но назавтра уже снова вела с ним длинный телефонный разговор и по-матерински советовала поберечься от жары.

Она окончила исторический факультет Ленин­градского университета, уехала на Дальний Восток преподавать историю в военном училище. Там начала писать свои стихи. Первые строчки были напечатаны в Хабаровске, а потом в московских журналах. Её заметил Константин Симонов и пригласил в столицу.

Она признавалась: «Некрасивая я. Что поделаешь. Но любовь никому не отдам». Кстати, красивые мужчины влюблялись в неё почти с первого взгляда. Она так интересно и горячо рассказывала о своей жизни и проникновенно читала свои гениальные стихи о любви, что не влюбиться в неё было нельзя.

Ленинградский классик, известный на весь мир блокадной книгой, клялся в любви, обещал золотые горы. Но, как говорят, не срослось. Брак с известным писателем Георгием Радовым тоже не принёс счастья. Она родила ему сына и ушла, не простив пьянства. Очередной брак с молодым врачом также был неудачен. Узнав о его изменах, круто решила расстаться.

Римма Фёдоровна не умела прогибаться. Она так и не получила ни дачи, ни Госпремии. А её стихо­творение «Аминь, вожди», написанное в годы застоя в духе «шестидесятников», ещё помнят многие.

Лупите, полновесные дожди,
Чтоб и в помине этого не стало!
Аминь, вожди. На пенсию, вожди!
Да здравствует народ, да сгинет стадо…

Самый главный её жизненный поступок – борьба за сына. Молодой писатель, выпускник Литературного института Егор Радов подавал большие надежды. Но диагноз был страшный – наркомания. Что пережила тогда Римма, знает далеко не каждый. Вытащила его из бездны. И это было её победой. Сына спасла. Но себя не сумела. На отдыхе в санатории под Москвой почувствовала себя плохо. Решила окунуться в бассейн – возможно, станет легче. Не получилось. Тромб оторвался в ту секунду, когда она попыталась выбраться из воды…

Её сын пережил мать ровно на девять месяцев. На Ваганьковском кладбище, где упокоились Римма Казакова и её сын Егор Радов, установлен памятник – последний подарок композитора Игоря Крутого.

Римма Казакова написала много песен, которые будут жить вечно. Она оставила огромное наслед­ство – более двадцати поэтических сборников, которые разошлись по всей стране огромными тиражами. Её творчество любят до сих пор, попробуйте сейчас зайти в книжный магазин и купить хотя бы один её том – не найдёте.

Часто думаю о Римме и вспоминаю строчку её знаменитой песни: «Вспоминай меня без грусти, ненаглядный мой». Она посвящена всем нам, живущим на белом свете, радующимся и влюбляющимся. А иначе жить нельзя.
Вячеслав Аванесов

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28