19 ноября 2019 05:29
19 ноября 2019 05:29

Необычные истории станции Аргаяш

Здесь работникам приходится выполнять особенные обязанности

15 октября станция Аргаяш отметила 120 лет. Она появилась в результате ввода в эксплуатацию нового пути Екатеринбург – Кыштым – Челябинск.
Движение поездов началось в 1896 году, когда первый паровоз отправился до Кыштыма, – рассказывает начальник станции Светлана Коробченко. Она заняла эту должность сравнительно недавно, но знакома с работой с детства – железнодорожница буквально выросла здесь благодаря отцу Михаилу Саранче, который трудился в той же должности до 2003 года.

В тот исторический день о проходе паровоза по станции оповещали звоном колокола, который долгое время находился здесь, а затем был утерян. Спустя многие годы его нашёл бывший директор Аргаяшского краеведческого музея Андрей Небылицын в музее Златоуста. Как он там оказался – неизвестно, но доказать его принадлежность к станции удалось благодаря идентификационному номеру. На ценные металлы в XIX веке не скупились. Колокол отлит из бронзы с добавлением серебра для более звонкого звучания. Теперь дорогой экспонат хранится на своей исторической родине, в Аргаяшском музее.

Другую ценную для станции вещь бережно хранит сама Светлана Коробченко. Это большая Книга почёта, которая заведена ещё в 1961 году. Каждая запись об отличившемся железнодорожнике сопровождается его фотографией, поэтому можно смело утверждать, что на станции присутствует история в лицах. 

В наше время небольшая промежуточная станция четвёртого класса обслуживает Аргаяшский цех «Челябвтормета» и нефтебазу. Местный маневровый локомотив работает ещё и на Есаулке, где грузится «Союзпищепром», а также на Ишалино, где расположена производственная компания «Уралбройлер». Сейчас по Аргаяшу проходит около десяти поездов в день. Пассажирских не так много, ветка не электрифицирована, и гонять тепловозы невыгодно.

– Лет 25 назад вообще хотели закрыть нашу ветку, посчитали, что три выхода на Свердловскую железную дорогу – это много, – вспоминает ветеран, бывшая дежурная по станции Гульсира Каримова. – Начальника дороги Ивана Воробьёва по этому поводу вызывали в Министерство путей сообщения. Он обратился к бывшему губернатору Челябинской области Петру Сумину, и вместе они доказали московскому руководству важность этого направления. Действительно, на железной дороге держались крупные предприятия: «Уфалейникель», Кыштымский медеэлектролитный завод, «Карабашмедь» – как бы они без неё работали? А как бы власти обеспечивали население всем необходимым? На чём бы люди ездили? Сохранили.

Кстати, Гульсира Талховна порекомендовала на пост начальника станции Михаила Саранчу и помогала ему, бывшему связисту, освоиться в движенческой работе.

Уже 22 года железнодорожница на пенсии, но она – председатель совета ветеранов-движенцев.

– Когда приступила к должности, у нас было 52 пенсионера, сейчас остался всего 21. Среди них два человека старше 90 лет, нескольким за 80, – рассказывает она.

Живёт Гульсира Каримова в бывшей железнодорожной школе №127. Это старинное необычное здание передали под квартиры.

Сейчас на станции работает в основном молодёжь. Четыре из пяти составителей и три из шести дежурных совсем недавно начали трудовую деятельность. В подчинении у Светланы Коробченко 15 человек на станции Аргаяш и ещё пять на разъезде Бижеляк. Этот пункт каждое восьмое мая обслуживает ретропоезд. В преддверии Дня Победы ветеранов везут до Кыштыма, затем маневровым локомотивом тянут паровоз до разъезда, потому что только тут есть треугольник, на котором можно развернуть старинный агрегат.

Рядом с путями на станции Аргаяш есть пруд,  и с весны до позд­ней осени у железнодорожников возникают необычные обязанности. В небольшой роще рядом с постом электрической централизации утка высиживает яйца. Когда птенцы выводятся и крепнут, семейство перемещается к болотцу, что находится за железнодорожным полотном. По пешеходному переходу мама-утка ведёт их к водоёму. А составители помогают ей следить за каждым пернатым ребёнком.

– В одну весну получилось так, что несколько птенцов спрыгнули с пешеходного перехода в колею и побежали по ней. А рельсы высокие, никак им обратно не залезть. Так и остались бы на шпалах, если бы заботливые железнодорожники не поймали их и не вернули на настил, – рассказывает дежурный по станции Александр Битков, который как раз тогда был на смене.

Ещё развлекают работников бобры. Водоёмы расположены с обеих сторон станции, поэтому ночью животные не дают спокойно выполнять маневровые работы. Ладно бы грызуны просто перебегали через рельсы, но нет. Оказывается, они не такие умные, как утки, и не всегда двигаются по пешеходному переходу. Рельсы высокие, поэтому упитанные бобры иногда застревают на них. Повиснут и болтают лапками – не могут переползти. Приходится останавливать маневровый локомотив на полпути, спасать бобра и только тогда продолжать движение.

Каждое утро после планёрки работники станции Аргаяш находят свободную минутку и вы­ходят к пруду, чтобы полюбоваться грациозными лебедями.

– Сегодня пара взрослых птиц учила своих четверых детей летать. Вышла я на перрон, смотрю – репетируют, скоро им предстоит путешествие в тёплые края, – рассказывает Светлана Коробченко. 

А ещё среди местных жителей  бытует легенда, что когда рядом с этим водоёмом была тупиковая железнодорожная ветка и на ней грузили танк, то случайно обронили его в болото. До сих пор сюда приезжают с металлоискателем и пытаются добыть ценный агрегат. Но согласно более правдоподобной версии, дно пруда исследуют нумизматы в поисках старинных монет.

Светлана Коробченко слышала множество историй, связанных с родной станцией. Ещё в детстве зольщицы рассказывали ей, что жилые дома по улице Вокзальной рядом с железной дорогой шлаколитые. Они построены из отходов, выгребаемых из топки паровоза. Шлака было столько, что хватило на целую улицу. А до пятидесятых годов прошлого столетия вблизи станции стояли конюшни. На лошадях путейцы подвозили своё оборудование для ремонта железнодорожного полотна.

Случались в жизни станции и мистические моменты, которые помнит каждый житель Аргаяша.

– Было начало осени 1988 года, я вышла в очередную рабочую смену, – рассказывает бывшая дежурная по станции Гульсира Каримова. – Машинист позвал меня на перрон и сказал: «Смотри на небо». Поднимаю голову и вижу: со стороны Верхнего Уфалея движется на нас большая светящаяся тарелка. Он говорит: «Командир, сейчас нашу станцию или взор­вут, или сфотографируют». Он шутит, а мне страшно. Все попрятались в здание и ждали, пока объект исчезнет, а он довольно долго над нами висел и кружился. Наутро уже другой машинист рассказал, что два раза его тепловоз не слушался. Связано это с НЛО или совпадение – сказать трудно. Тогда в советское время никто не выяснял, что это было. Так до сих пор и не знаем.
Марина Паниковская

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31