17 ноября 2019 07:53
17 ноября 2019 07:53

Жизнь, как танец – такие коленца выписывает!

В 88 лет Анатолия Дмитриевича Сартина не назовёшь пожилым. Конечно, пожил он немало, но всегда – даже в самое тяжёлое время – умел находить повод для радости. Он и сейчас по-прежнему энергичен, а ноги так и тянутся в пляс.
В желании станцевать «цыганочку» он никогда себе не отказывал. Ни время, ни место значения не имели. Есть, например, фотография, где он выписывает коленца… в детском саду. Ну и что тут такого: пригласили его к детям выступить с рассказом о железной дороге, а он возьми да и станцуй, да ещё и вприсядку. Зато у малышей глаза заблестели: вот это дядя-железнодорожник!

Его жизнь так и просится на бумагу. Готовый роман! Вот предвоенный 40-й год, колхоз «Красный маяк» Макушинского района. Мальчишка десяти лет от роду уже пашет и боронит землю на быках и лошадях – тракторов в хозяйстве не было. К тому времени его отца, Дмитрия Михайловича, коммуниста и активного организатора колхозной жизни, репрессировали. Отец в Гражданскую воевал с Колчаком, Юденичем, гонялся за батькой Махно, потом сутками работал в поле… Почему? За что? Семеро детей остались на попечении матушки Елены Андриановны.

В 1942 году отца всё-таки освободили, и огромная семья Сартиных переехала на станцию Макушино. Конечно, «железка» помогла выжить, но сытой такую жизнь назвать сложно. На ногах – самодельные башмаки, у которых вместо подошвы деревянные колодки, одежонка из брезента. Скудная трапеза… А ведь ему приходилось таскать на тощей спине мешки весом под пятьдесят и более килограммов! Однажды мальчишка настолько устал, что заснул прямо под воинским эшелоном. Не услышал, как тяжёлый поезд стал медленно отходить от станции. Проснулся он на «голых» путях, живой и невредимый. Выспавшийся!

Там же, на станции, он получил первую «настоящую» профессию – слесаря-автоматчика. Потом перешёл в осмотрщики вагонов. Сгоревшие колёсные пары порой приходилось менять прямо на путях: вагоны везли солдат, и полковник с пистолетом в руке грозил: «Ремонтируйте на месте! Не дам вагон отцепить, чтобы отправить в ремонт!». Пришлось солдат высаживать и менять пары в нарушение всех правил. Вот такая технология ремонта – военная.

Потом была армия. Эти три года его окончательно закалили. На станцию Макушино вернулся уже не мальчишка, а серьёзный юноша. Освоил ещё несколько профессий – сцепщика вагонов, составителя поездов. Вагоны уже снились Толе по ночам – до того крепко вросли в его жизнь. Когда просыпался от шума станции и прислушивался к грохоту проходящего поезда, всегда понимал: вот идёт порожняк, а следующий – гружёный. Легко мог определить, когда паровоз тянет цистерны…

Пришлось ему поработать и дежурным по парку. Настолько это дело было беспокойным, что Анатолий Дмитриевич до сих пор помнит едва ли не каждый день. Он обрабатывал сборные поезда, вносил предупреждения: где и на какие станции необходимо произвести выгрузку. Бывали вагоны, в которых грузы предназначались сразу на восемьдесят остановочных пунктов! Этот на станцию Пьянково, а вот этот на Петухово, на Мамлютку… А позволить себе поблажку он не мог – ещё мальчишкой дал зарок жить так, чтобы никто не смог упрекнуть. Дело в том, что в войну он один раз побывал на «губе», так по-военному называли карцер, куда работников дороги отправляли за провинность. Толя заступил в ночь на работу, и как раз в его смену в горловине станции у воинского эшелона выпала тормозная колодка, упала в крестовину пути, и заднее колесо вагона соскочило с рельса. Всю вину возложили на молодого Сартина. Мол, он в ночи, пользуясь фонариком, не доглядел, не заметил дефект. Потом были 10 суток переживаний. Мальчишка обо всём передумал и решил для себя – работать только на «отлично»…

Вспоминая об этом, он до сих пор переживает. И одновременно радуется за современных осмотрщиков – у них больше возможностей отыскать дефекты.

В конце пятидесятых Анатолий Дмитриевич обзавёлся семьёй. Пошли детки – повод для радости… Сейчас рядом с ним трое детей, десять внуков, семнадцать правнуков и два праправнука. Но и «железка» тоже осталась с ним. Сейчас ветеран живёт у дочери в Кургане, но работу на станции Макушино, все 47 лет, вспоминает с любовью. Кстати, в его трудовой книжке почти тридцать благодарностей!

Совет ветеранов не забывает его, приглашает на все радостные события. Сартин с удовольствием ездит в ретро-поезде, встречается с молодёжью. И всегда пляшет. Да ещё как! Игриво повернёт голову, ударит пяткой, хлопнет в ладошки… Все элементы русской пляски налицо. Внучка Анатолия Дмитриевича Оксана Юрова вся в деда – руководит в ДКЖ танцевальным ансамблем «Апельсин», известным в городе коллективом. Но Сартин и её может переплясать! Никто не может удержаться, когда он пускается танцевать, все ветераны немедленно выходят в круг и «зажигают» вместе с ним. Вот такая жизнь ему по нраву.
Вячеслав Аванесов

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31