18 ноября 2019 19:19
18 ноября 2019 19:19
фото: Андрей Введенский

Французский след в Башкирии

Ольга Резяпова заботится о сегодняшнем имидже станции Шафраново и сохраняет необычную историю её создания

Практически на любой железной дороге можно найти станцию с необычной историей. На Куйбышевской магистрали одной из таких, безусловно, является Шафраново. Маленькая тихая станция в 114 км от Уфы, расположенная в живописном природном уголке, где больше века действует одноимённый кумысолечебный санаторий.
Хранительницей станции Шафраново местные называют её начальника – Ольгу Резяпову. В сентябре исполнится 20 лет с того момента, как она приняла бразды правления из рук Алексея Мохоро, который возглавлял предприятие без малого 30 лет, ещё с советских времен. Как и Алексей Андреевич, Ольга Степановна старается бережно сохранить для будущих поколений историю станции, которая была основана на рубеже XIX–ХХ столетий при строительстве Самаро-Златоустовской железной дороги графиней Ольгой Шафрановой, владелицей имения и создательницей одной из первых на Южном Урале кумысолечебниц.

«На момент основания станции имение графини представляло собой довольно большой посёлок с несколькими сотнями жителей – крестьянами, мелкими торговцами и трактирщиками. «Верхушка» посёлка была представлена аптекарем, учителем, тремя телеграфистами и священником – очень образованным для простого сельского батюшки, у которого были жена и дети, потому что наши православные священники, кроме монахов, женаты, – рассказывает Ольга Степановна. – Местная Никольская церковь, деревянная в то время, была увенчана красивой голубой луковицей и фактически являлась центром посёлка, который возник и развивался благодаря проложенной здесь железной дороге».

Бытует легенда, что магистраль через свои угодья за «хорошую мзду» царским чиновникам предприимчивая графиня Шафранова «выбила» довольно легко. Изначально, в силу особенностей ландшафта местности, предполагалось провести «железку» через соседнее село Аврюз. Но графине, открывшей кумысолечебницу, гораздо выгоднее было прохождение дороги именно через её имение. Она намеревалась организовать здесь клинику для лечения лёгочных заболеваний и оздоравливать пациентов со всей Российской империи. К слову, так и произошло. Поправлять здоровье на лоне уникальной природы, под присмотром французских медиков, да ещё и с помощью кумыса, приезжали пациенты из Тобольска, Омска, Екатеринбурга, а также представители дворянского сословия из Санкт-Петербурга и Москвы. Дела шли успешно, но незадолго до февральской революции 1917 года графиня выгодно продала поместье представителю одного из древнейших и знатных родов Франции месье Альберу де Гассу.

Он случайно оказался в российской глубинке и был очарован её природной красотой. Причём настолько, что женился на местной девушке дворянского рода, прожил в Башкирии несколько лет, но после событий октября 1917-го был вынужден с семьёй бежать из России. А санаторий большевики сохранили. Правда, поправляли здоровье в нём уже рабочие и крестьяне, а в 30-е и последующие годы – советская партийная номенклатура. Никольскую церковь же в те годы превратили сначала в железнодорожную школу, потом частично разрушили. А на том, что осталось, возвели жилой дом, в который заселилась семья учителей.

Но история на этом отнюдь не заканчивается. Дочь Альбера де Гасса по имени Ирэн, оказавшись во Франции, часто вспоминала места, где в юности жила с родителями, особенно пристанционную церковь, которую Альбер де Гасс существенно перестроил.

Умирая в Париже в глубокой старости, мадам де Гасс завещала племяннику, если он доживет до того дня, когда в России прекратятся гонения на религию, выяснить судьбу Никольской церкви, и при необходимости помочь в её восстановлении. Вот так, уже в начале XXI, века через французское посольство в Башкирию пришло письмо от  племянника мадам Ирэн, месье Андрэ Саразэн де Гасса, профессора Католического университета г. Анже, тот интересовался судьбой храма и предлагал внести свой вклад в его восстановление.

Увы, старый профессор был уже неизлечимо болен и смог пожертвовать на восстановление пристанционной церкви всего 1000 евро.

Однако местные православные и общественные активисты, среди которых была и Ольга Резяпова, обратились в активно действующий в республике Аксаковский фонд, который занимается сохранением культурного наследия Башкирии. Фонд, в свою очередь, вышел на Уфимскую и Стерлитамакскую епархию, и нужные средства нашлись. Так на месте старой церкви появился Никольский храм, особое место не только для железнодорожников, но и для других жителей посёлка. А что же стало с семьёй педагогов, спросите вы? Семье предоставили комфортабельное жильё неподалёку от школы, так что эта щекотливая ситуация разрешилась цивилизованно.

Что касается самой станции, в наши дни её роль важна не менее, чем роль более крупных железнодорожных узлов. Через неё в одноимённый санаторий, как и столетие назад, приезжают пациенты не только из различных уголков Башкортостана и соседних регионов, но также из Калининграда, Пскова, Смоленска и других городов. Что касается будней начальника станции – они также остались прежними: Ольга Резяпова отвечает и за территорию, и за людей, и за благоустройство, и за ремонт, который на момент записи нашего интервью полным ходом шёл на вокзале.

«И в дореволюционной России должность начальника станции была ключевой. Что уж говорить про сегодняшний день! Впрочем, сходство есть. Всегда руководителя железнодорожного узла вне зависимости от его размера отличают строгость и требовательность к подчинённым. Однако руководитель не должен быть придирчивым, но обязательно – справедливым. А ещё ни в коем случае начальник станции не должен иметь любимчиков среди своих подчиненных, но обязан держать себя с достоинством, поддерживая разумную служебную дисциплину», – размышляет Ольга Степановна.

По её словам, несмотря на то, что Шафраново – станция небольшая, ответственность на ней и коллегах лежит большая. В сутки транзитом через узел проходят 72 грузовых состава и 23 пассажирских поезда, три из которых останавливаются здесь, доставляя отдыхающих в санаторий.

«Пассажир не должен ощущать дискомфорт, даже приехав в сельскую местность. Для этого железнодорожные ворота населённого пункта должны быть в идеальном состоянии. Наша станция – визитная карточка посёлка. Какой её увидят наши гости, зависит исключительно от нас, железнодорожников», – резюмирует собеседница, миссия которой – сохранять не только порядок и сегодняшний имидж станции, но и её необычную историю.
Андрей Введенский

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31