Стихия проверяет на прочность

Этот весенний комиссионный осмотр дороги запомнится всем надолго. И не только потому, что это первый осмотр под руководством Владимира Рейнгардта.
Начальник двигался с осмотром прямо навстречу пыльной буре. И суровая стихия будто решила проверить его на прочность. Даже яркое до этого солнце стало еле заметно в серой пелене. Видимость пути для машиниста была не больше 20 метров. Светофоры возникали по сторонам, словно только что выросшие огромные грибы.
- В Учуме такие бури ежедневны, и к ним здесь уже привыкли, - шепнула нам начальник станции.

Этот весенний комиссионный осмотр дороги запомнится всем надолго. И не только потому, что это первый осмотр под руководством Владимира Рейнгардта.

 

Ужур готовился к встрече с новым начальником дороги: стрелки выкрашены в красный, изостыки - в зелёный, вокруг чистота и порядок.

- Дорожный мастер второго околотка Ужурской дистанции Копытов Александр Сергеевич, - представляется путеец.

- Александр Сергеевич, сколько у вас «неудов»? - строго спрашивает Владимир Рейнгардт.

- Не было...

- Расскажите технические характеристики дистанции: её протяжённость и всё остальное, - продолжает экзаменовать начальник дороги мастера околотка.

 

Александр даёт краткую характеристику дистанции и добавляет:

- 119 кустов шпал нужно положить.

- Почему до сих пор не сделал этого? - обращается к путейцу руководитель магистрали.

- Отправлял своих людей в помощь соседним околоткам.

- Ты бы сначала свою работу осилил. Плохо работаешь со стыками. Вот тебе задание - 20 баллов. В сентябре будешь держать ответ. Шестикилометровый участок не трудно содержать в отличном состоянии, - резюмирует начальник.

На 458-м километре комиссия выходит снова и тут же находит две негодные шпалы, а дальше - ещё четыре. Владимир Гарольдович интересуется:

- А почему путь такой чёрный, словно в саже? Посмотрите, чёрный даже щебень. Немедленно продуть путь и шпалы двумя  установками «Ветерок».

 

Начальник двигался с осмотром прямо навстречу пыльной буре. И суровая стихия будто решила проверить его на прочность. Даже яркое до этого солнце стало еле заметно в серой пелене. Видимость пути для машиниста была не больше 20 метров. Светофоры возникали по сторонам, словно только что выросшие огромные грибы.

- В Учуме такие бури ежедневны, и к ним здесь уже привыкли, - шепнула нам начальник станции, героиня одной из публикаций «КЖ», Зоя Железняк. 

На четвёртом пикете 174-го километра буря стихла. При отличной видимости можно было заметить беловато-жёлтые и фиолетовые подснежники на тонких стебельках, которые пробились из-под земли. Хакасские пейзажи впечатляли. Причудливо разбросанные большие камни, а вот и те самые распаханные поля - виновники пыльной бури.

 

Владимир Гарольдович в это время интересовался образованием мастера одного из околотков.

- Ваша сила в вашей прилежности, вы имеете профильное образование, - подчеркнул руководитель магистрали.

Вдоль пути паслись коровы. А скотоизгородь в плохом состоянии. Проволока провисла, а где-то была оборвана вовсе. Начальник дал команду всё срочно поправить. Между тем коровы, испуганные сигналом, который давал машинист автомотрисы, перепрыгивали через проволоку.

Въезжаем в тоннель Копьёвский. Нет освещения. И говорят, что не было никогда. А теперь идут работы по его установке.

 

И снова очередной мастер околотка отчитывается о работе:

- У нас 279 кустов из трёх негодных шпал.  Из них устранено ... 28. Девять человек должны работать по плану на околотке, по факту он стопроцентно укомплектован. Семеро работают, двое - в отпуске.

- Зачем сразу двух работников отправили в отпуск, - задаёт резонный вопрос руководитель магистрали мастеру. - Кто будет трудиться летом? Каждый месяц в отпуск следует отправлять по одному человеку - за год все успеют отдохнуть.

Мастер начинает искать оправдания данному просчёту. А зря. В путейском деле Владимир Рейнгардт не новичок.

Автомотриса приближается к станции Копьёво. Выходим на осмотр пути и видим... следы лошадей.

- Вот у меня был случай, - к месту припоминает начальник дороги, - телёнок попал под поезд и застрял в стрелке. В результате произошло крушение. А у вас по путям ходят кони. И стрелка рядом.

 

altПоследние наставления начальнику станции Копьёво:

- Сами почаще шаблон берите в руки и выходите на путь.

Впереди у комиссии ещё два больших перегона.

Причудливой формы холмы, карстовые отроги, большие коряги в виде животных, поля с голубоватыми волнами прошлогодней травы - всё это необъятная Хакасия. Художник, останавливайся и рисуй картину. Правда, места для творческой фантазии не найдёшь, потому что природа здесь продумала всё до мелочей. В хакасских степях по дороге нам встречаются огромные плоские камни. Одни говорят, что это старинные захоронения, другие утверждают - хакасские боги. Я заметила, что и новый руководитель с интересом ловил взглядом проплывающие мимо необычные  пейзажи.

И всё же главное внимание - на путь.

 

- Профиль пути тут прямой и длинный, - подмечает он на следующем околотке, - балловая оценка могла быть и лучше. Надо работать над стыками. Есть одна дистанция на сети дорог: участок такой же прямой, но пропускная способность поездов там в несколько раз больше, чем здесь, а балловая оценка при этом составляет 12-15. Хочешь съездить туда на экскурсию? - обращается Владимир Рейнгардт к очередному мастеру. Тот безынициативно пожимает плечами:

- Некогда.

- Балловая оценка на дороге должна быть 30 баллов, - пояснил Владимир Гарольдович категорично.

Приближаясь к Июсу, начальник дороги вступает в диалог с начальником станции:

- Что это за здание?

- Приют для пенсионеров.

- А есть среди них железнодорожники?

- Нет.

 - Сколько железнодорожников в посёлке из полутора тысяч человек?

- Не могу сказать...

- Начальник станции должен знать всё. Сколько ветеранов будут праздновать нынешний День Победы?

- Не осталось их у нас...Есть три труженика тыла.

- Вы должны знать каждого по имени и отчеству, да и почаще их навещать.  На всех станциях должны быть журналы с фотографиями ветеранов, биографией, их боевыми вехами. Дать соответствующее задание кадровику отделения и взять это на контроль! Такой же журнал на каждой станции нужно завести и по молодым специалистам с высшим образованием - фото, биография, где учился, кем работали родители...

Начальник станции задумалась.

 

Кстати, руководитель магистрали пообещал представить кандидатуру мастера одного из околотков, который отработал на магистрали в этой должности более 20 лет, на звание «Почётный железнодорожник», но с условием, что тот к осени будет держать оценку пути ... в двадцать баллов.

- Каждый год мы будем проводить технико-экономический совет с дорожными мастерами, - сообщил Владимир Рейнгардт, где будем награждать лучших.

А пока начальник дороги был очень удивлён, что за несколько часов осмотра нам ни разу не встретились работающие на основном пути монтёры.

Отправляясь со станции Шира к Туиму, начальник поезда и комиссия стали получать сообщения о лесных пожарах и их распространении на станции, где уже горели жилые дома. Не прошло и пятнадцати минут, как мы попали в густую пелену дыма. Пахло гарью. Видимость -  несколько метров впереди.

Внезапно на путях возникло стадо коров, которых туда загнал дым - слева и справа горела трава, дымились деревья. Сигнал машиниста - и стадо разбегается по сторонам. Только один телёночек не успел... Я закрыла глаза и вспомнила приведённый начальником дороги случай с телёнком и крушением. Нехарактерный скрежет под колёсами усилил неприятные ощущения.

 

Впереди стали видны дымящиеся шпалы. Комиссия вышла на путь, чтобы их потушить. Дальше ехать было нельзя. Но и отступать было некуда - за нами двигался пожарный поезд. К тому же участок был однопутным. С дымящимися шпалами комиссии пришлось справляться своими силами. Владимир Рейнгардт шёл впереди, скрываясь в пелене дыма, когда машинисту по рации сообщили, что горит пост дежурной ближайшей к нам станции Туим.  Но путь для прибытия автомотрисы подготовили.

Когда мы доехали до станции, от поста остались только кирпичные стены. На наших глазах они обрушились. Кстати, вблизи станции Туим - большое озеро. Только как можно было доставить из него воду? Станция состояла из пяти жилых домов и поста. Пост сгорел. Связь была прервана. Три жилых дома вовсю полыхали. Тем не менее, чуть позже с других населённых пунктов подъехали три пожарные машины. Две были задействованы на тушении жилого сектора, а третья - поста.

 

Всё это время  члены комиссии, как могли, помогали бороться с огнём: таскали вёдра с песком к месту пожара, тут же командиры обсуждали, как в кратчайшие сроки построить новый пост.

Когда связь восстановили, комиссия намеревалась продолжить героический осмотр. Проехали ещё несколько километров. Путь преградили горящие шпалы. Их тушили, засыпая землёй огонь, ветками сбивая полыхавшую прошлогоднюю траву. Ехали дальше, даже когда стали попадаться деревья, горящие совсем рядом с дорогой. Владимир
Рейнгардт дал команду их рубить, чтобы не создавать аварийную ситуацию для идущего следом пожарного поезда.

Временная психологическая разгрузка для участвующих в комиссионном осмотре наступила лишь на станции Сон (о спокойствии и умиротворённости станции говорило само название), а нам пора было возвращаться в редакцию...

 

КСТАТИ 

Сильный ветер (до 27 метров в секунду) и тёплая погода способствовали распространению лесных пожаров. Пострадали восемь районов края и Хакасии - там 3 мая был объявлен режим чрезвычайной ситуации.

Из леса огонь добрался и до станций Красноярской магистрали. Им были охвачены станции Камала, Лукашевич, Хоных, Кой, Крупская, деревня Маловка, а также перегоны Шира - Туим и Коростылёво - Агул. Пострадали около сотни семей, сгорели 54 жилых дома с надворными постройками и около 200 дачных домиков, погибло много домашних животных.

 

В тушении были задействованы семь пожарных поездов и автоцистерна Красноярского филиала ФГП «Ведомственная охрана железнодорожного транспорта Российской Федерации» (среди них 3 спецпоезда со станций Красноярск-Восточный, Абакан и Ачинск, вмещающих более 300 тонн воды). В наиболее опасных местах пожарные поезда оставались дежурить, заправленные водой. В работе пожарным помогали французские установки, позволяющие тушить плотной стеной воды на расстоянии более чем 150 метров. Такими установками сегодня оборудован каждый пожарный поезд на Красноярской магистрали.

 

Начальник дороги Владимир Рейнгардт принял беспрецедентное решение: разрешить увеличение скорости движения пожарных поездов до 115 километров в час. Это позволило добраться пожарным до объектов тушения в два раза быстрее, так как обычная максимально разрешённая скорость их составляет 60 километров в час.

Угроза распространения пожара не обошла и пионерские лагеря «Салют» и «Дружба». Не дать огню охватить лагеря помогли местные работники.

Сейчас обстановка в Красноярском крае и Хакасии стабилизировалась. Причины возникновения пожаров расследуют правоохранительные органы.

Александра Емашкина
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/