25 мая 2020 17:51

25 мая 2020 17:51

Кемчугский "Электро-шок"

Кто платит за проезд в пригородном электропоезде две тысячи рублей? Какие «подпольные» пассажирские услуги приносят сверхприбыли? Зачем бабушка вставала на колени перед вагоном? На эти вопросы пытались ответить корреспонденты «КЖ», отправляясь в поездку до станции Кемчуг.
Пассажиры нервно докуривают свои сигареты возле открытых дверей. До отправления остаётся меньше одной минуты, а курить в тамбуре категорически запрещено. Это может помешать комфортному путешествию некурящих в вагоне, сообщает откуда-то сверху женский голос.

Кто платит за проезд в пригородном электропоезде две тысячи рублей? Какие «подпольные» пассажирские услуги приносят сверхприбыли? Зачем бабушка вставала на колени перед вагоном? На эти вопросы пытались ответить корреспонденты «КЖ», отправляясь в поездку до станции Кемчуг.

 

 

«АМЕРИКАНЦЫ» И «СЕМАЧКИ»


Пассажиры нервно докуривают свои сигареты возле открытых дверей. До отправления остаётся меньше одной минуты, а курить в тамбуре категорически запрещено. Это может помешать комфортному путешествию некурящих в вагоне, сообщает откуда-то сверху женский голос.
Внутри оказалось много свободных мест (кто-то даже с комфортом расположился на сиденьях, чтобы вздремнуть после обеда). Несмотря на это, Евгений Питиримович остался стоять в тамбуре, облокотившись спиной на железную стенку.

— Я привык стоя ездить. Обычно, когда сажусь в электричку, она заполнена «до отказа», даже стоять-то негде бывает. Я одного понять не могу: почему иной раз по маршруту идут 10 вагонов и большинство полупустые, а следом - шесть, и там яблоку из свежесобранного дачного урожая негде упасть.


И правда, на платформе Путепровод «население» электрички увеличилось вдвое, и вольготно сидящим на деревянных лавочках пришлось потесниться, ведь на каждой должно уместиться три человека.

Рядом с дедом Женей возле противоположной двери стоит Иван Юрьевич.
— А вы почему стоите? — поинтересовался я.
— Я всю жизнь машину водил, на электричках никогда не ездил. А год назад мы решили продать «старушку», очень деньги были нужны, тогда и пришлось на поезде к родственникам в деревню ехать. Сел я, смотрю за окном красивые пейзажи. Еду, слушаю, как остановки объявляют. Услышал свою — вышел. Оказалось, неправильно
объявили: станция, которая мне нужна — следующая. Так пришлось целый перегон пешком идти. Теперь вот стою, караулю.


Вагоны, в которых мы едем, новые, но странно, что кнопки вызова сотрудников милиции, по крайней мере, в нашем - нет. Может, и самих сотрудников тоже нет. Я, например, не увидел ни одного за четырёхчасовую поездку. Зато заметил, как мимо нас прошли два молодых парня, в руках они держали подозрительные кожаные чехлы. Догадываюсь, что несут ружья,- как-то уж опасливо озирались по сторонам.


Пассажиры в электричке заняты каждый своим делом. Если составить рейтинг самых популярных форм досуга во время пригородного путешествия, то он будет выглядеть так: на первом месте - изучение «заоконных» пейзажей, на втором - разговоры по душам, на третьем -чтение свежей прессы, на четвёртом - здоровый сон и, наконец, на пятом - употребление «русских орешков», как их называют некоторые дачные бабульки - «семачек».

На станции Бугач в вагон зашли контролёры. Волна оживления прокатилась из начала в конец вагона и обратно.
—  Лук, кантроллерз! — на американский манер сосед по скамейке обратился к своей жене. — Вэя риз ё тикетс?
Любезный контролёр, сам того не подозревая, перевёл фразу, смутившую жену соседа:
—  Где ваши билеты?


Особое внимание мужчина в синей форме обратил на фотокоррес-пондента «КЖ». Сначала привычным жестом продырявил протянутый билет, а потом вернулся уже из соседнего вагона и стал внимательно изучать служебное удостоверение.

— Журналисты! Значит, вы тут компромат собираете!?
— Вообще-то нет, но если вы себя хотите скомпрометировать, то мы будем не против... «Зайцев» много сегодня поймали?
— Пока ни одного... — печально сказал контролёр и пошёл дальше.


Ещё бы, ведь любой безбилетный пассажир может честно соврать, что он вошёл на предыдущей платформе, где билеты не продают, а механизмов контроля за «продвинутыми» зайцами пока не придумано (разве что вооружить всех контролёров детекторами лжи?).

Соседи немного оживились после того, как узнали о нашей профессиональной принадлежности.
— Мы с женой Оксаной работаем на заводе в Красноярске, а живём в Снежнице, — начал свой рассказ Сергей. - Каждый день ездим на электричке туда и обратно. Для нашей скромной зарплаты, которая недалеко ушла от прожиточного минимума, две тысячи рублей в месяц на поездки — буржуазная роскошь. Теперь ждём сезонного снижения тарифов, как чуда.

 

 

ОПАСНАЯ «ПРОПАСТЬ» И «ФИРМЕННЫЙ КОКТЕЙЛЬ»


Тем временем наш электропоезд приближается к платформе Пугачёво. Пассажиры, желающие выйти, боязливо пытаются нащупать почву под ногами. Возникает вопрос: «Какова вероятность того, что среднестатистический пассажир пожилого возраста, с ухудшенным зрением и нарушениями опорно-двигательного аппарата, при выходе или посадке попадёт в полуметровую «пропасть» между подножкой и платформой Пугачёво?»


Электричка едет дальше, в вагоне душно, пахнет старой одеждой и пролитым пивом. Если открыть форточку, то можно простыть на сквозняке.
Из-за двери, словно на импровизированной сцене, готовясь произнести очередной драматический монолог, появляется смуглая продавщица среднего возраста:
— Кому молочко, домашнее, свеженькое?


Мы обратились к ней с вопросом о прибыльности бизнеса.
— Лето, жара, люди уставшие едут - конечно, все с удовольствием берут. Тем более у меня один «секрет фирмы» есть, — переходит на шёпот Валентина Петровна, — я молоко это чаем разбавляю. Вкус такой же, а прибыли, как говорят сегодня бизнесмены, за 300 процентов!
О пользе или вреде такого коктейля можно только догадываться, как и о том, что мешает организовать в электричках легальную продажу востребованной массами пассажиров продукции.

 

 

ИЗ ЭЛЕКТРИЧКИ - «С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ»


Точно по расписанию мы прибываем на конечную станцию — Кемчуг, но только на второй путь, у которого нет посадочной платформы. Пассажиры помоложе отважно прыгают на щебень, воображая себя парашютистами. А вот бабушка с огромным рюкзаком вынуждена вставать на колени, видимо, представляя, что в тамбуре икона висит. С сочувствием за этим наблюдает один из пассажиров, Раис Юсупов. Он «с божьей помощью» уже смог преодолеть возникшее препятствие. Несколько месяцев назад Раис перенёс тяжёлую операцию, и теперь может передвигаться только с помощью костылей.

— Я каждый месяц езжу в Красноярск за пенсией, и каждый раз сталкиваюсь с проблемами. Хорошо, что сейчас два мужчины помогли выбраться, а если бы я в вагоне ехал один, так в Красноярск бы назад и уехал. Между собой такие поездки, когда обычное путешествие на электричке от станции до станции превращается в полосу препятствий, мы в шутку называем «электро-шоком».

Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31