01 июня 2020 11:47

01 июня 2020 11:47

Как покорялся Урюп

Этой осенью маленькая станция Полуторник на ветке Красная Сопка - Кия-Шалтырь отмечает юбилей - 40 лет.
Если подняться на вершину горы Маяк, то перед взором открывается панорама посёлка Полуторник, находящегося в гигантской чаше зелёной тайги, по краям обрамлённой горами и быстрой в своём течении речкой Урюп. Её извилистые берега разделяют между собой Кемеровскую область и Красноярский край. Неподалёку проходит и третья граница - с Республикой Хакасия.

Этой осенью маленькая станция Полуторник на ветке Красная Сопка - Кия-Шалтырь отмечает юбилей - 40 лет.

Если подняться на вершину горы Маяк, то перед взором открывается панорама посёлка Полуторник, находящегося в гигантской чаше зелёной тайги, по краям обрамлённой горами и быстрой в своём течении речкой Урюп. Её извилистые берега разделяют между собой Кемеровскую область и Красноярский край. Неподалёку проходит и третья граница - с Республикой Хакасия.

 

 Странное имя "Полуторник" посёлок получил ещё при основании в 1946 году. Откуда взялось название? Версий много. Вот одна из них.

 Жили-были два товарища, оба Иваны, один высокий, другой низенький. Односельчане так и говорили: "Вон идут полтора Ивана", "Это там, где живут полтора Ивана, на Полуторнике". Так и закрепилось название за местечком на берегу Урюпа.

 До 1953 года люди жили на Полуторнике спокойно, как говорят, "ни два, ни полтора". И только строительство железнодорожной ветки Белозёрка - Кия-Шалтырь внесло в их размеренную жизнь иной ритм и в корне изменило судьбу посёлка.

 На берега Урюпа высадился десант строителей-железнодорожников. Жили рабочие в лесу в палатках. Местные по доброте душевной помогали им кто чем мог. Работали в бригадах, которые валили лес, отсыпали полотно. В 1960 году со станции Инголь в посёлок пришли строители СМП-183, которые вели просеку. А мехколонна №32 делала отсыпку железнодорожного полотна.

 Галина Сомова в то время была совсем молоденькой 13-летней девчушкой.

 - Представляете, я, совсем пигалица, прыгала с кочки на кочку по болоту, ставя в нужном месте длинную рейку с буквой "Е" на верхушке - помогая строителям, - делится она своими воспоминаниями.

 

 Чтобы сделать дорогу до станции Саланга и ещё 20 километров до будущей станции Кия-Шалтырь, надо было пройти 45 километров, возвести инженерные сооружения - ни много ни мало семь мостов и четыре тоннеля.

 Леонид Агафонов, который был принят на работу лесорубом второго разряда, рассказывает:

 - На работу возили на машине ГАЗ-63 по бездорожью. В бригаде - двенадцать человек. После рубки толстый лес отправляли на свою пилораму, остальное просто сжигалось на кострах. За год прорубили просеку до четвёртого тоннеля, где соединились с бригадой, идущей нам навстречу из Кия-Шалтыря. В 1964 году начали укладывать станционные пути и стрелочные переводы. Со стороны Инголя поступали готовые звенья, собранные в одну плеть длиной 150 метров. Впереди шёл трактор. Каждое звено подвешивалось на скользящих роликах. Сначала его разбалчивали, затем монтировали. Так шла укладка... Титанический труд.

 В октябре 1965 года в Полуторник был доставлен железнодорожный кран грузоподъёмностью 130 тонн - мощная по тем временам техника. С его помощью укладывали монолитные блоки весом до 75 тонн через реку Урюп. К 65-му году до станции Саланга были смонтированы все семь мостов и сделан 12-тысячный подъём.

 Той же осенью на станцию Полуторник прибыл первый паровоз. Многие жители посёлка с удивлением рассматривали чудо-технику, а желающие смогли прокатиться на площадке паровоза по станции.

 

 С прибытием первой железнодорожной ласточки стали приходить и грузы: вагоны с балластом, сплотки с рельсами, полувагоны со шпалами. Ветеран Галина Сомова вспоминает:

 - Тяжело было зимой. Замёрзший балласт долбили ломиками до изнеможения. Выгружая шпалы из полувагонов, задыхались от едкого запаха креозота, которым они были пропитаны. Все перепачкаемся, одно хорошо - в магазинах пропускали без очереди.

 Галина Петровна задумчиво смотрит в окно, уходя в мыслях в далёкое прошлое. И вновь, возвращаясь к разговору, продолжает:

 - Зимой на перегоне часто обедать приходилось под открытым небом. Тепляков в помине не было. Молоко во фляжке на костёр кинешь, сало поджаришь, хлеб застывший разогреешь, а то и мёрзлый погрызёшь. Пока спину у костра греешь, колени мёрзнут. И ничего, отдохнёшь - и быстрей снова за работу.

 А ещё Галина Сомова рассказывает о встрече, которая тогда вызвала недоумение. Сегодня, вспоминая этот эпизод, она тяжело вздыхает:

 - У посёлка Садат вышел к нам дед Меркурий Колпаков и спрашивает: "За что, дочка, ты срок отбываешь?" Он думал, что мы заключённые.

 В конце 1964 года Полуторник уже вовсю работал. Первым официально назначенным начальником станции стала Екатерина Буга.

 А в 1965-м в Полуторник прибыло Отделение временной эксплуатации со своим локомотивным парком, кондукторскими бригадами, вагонниками, дежурными. Специалисты должны были обкатать новые пути.

 Бригаду Леонида Агафонова, который к этому времени уже стал специалистом по монтажу искусственных сооружений, сняли с укладки пути и определили ей новую задачу: выправить перегон и подготовить к сдаче под ключ Отделению временной эксплуатации.

 Осенью 1968 года станция Полуторник была открыта официально с занесением в Справочник железнодорожных станций СССР.

Ирина Шалыгина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30