02 июня 2020 01:35

02 июня 2020 01:35

Петра творенья

В детстве Пётр Седых очень любил рисовать. Точнее, срисовывать. Особенно хорошо получались силуэты разных животных. И делал он это настолько удачно, что друзья часто говорили: «Да ты обводишь!». В ответ на это Пётр брал в руки карандаш, ставил перед собой фигурку, и за несколько минут на чистом листе бумаги появлялся, например, красавец­олень. Мальчишки внимательно разглядывали, и все сходились во мнении, что это действительно здорово.
В остальном Пётр был обыкновенным деревенским парнем и, как многие в 60­е годы, мечтал стать лётчиком.

В детстве Пётр Седых очень любил рисовать. Точнее, срисовывать. Особенно хорошо получались силуэты разных животных. И делал он это настолько удачно, что друзья часто говорили: «Да ты обводишь!». В ответ на это Пётр брал в руки карандаш, ставил перед собой фигурку, и за несколько минут на чистом листе бумаги появлялся, например, красавец­олень. Мальчишки внимательно разглядывали, и все сходились  во мнении, что это действительно здорово.

В остальном Пётр был обыкновенным деревенским парнем и, как многие в 60­е годы, мечтал стать лётчиком. Неземная тяга к авиамоделизму была ещё одним любимым занятием. Парнишка подолгу мог сидеть над мелкими деталями, кропотливо соединяя их в один летательный аппарат ­ самолёт своей мечты.

 

Но так случилось, что окончил он профессионально­техническое училище в Кемеровской области и получил профессию электросварщика. В кузницу его привёл брат. А после армии друг позвал жить и работать в посёлок Шира, где он перебрал несколько профессий, прежде чем опять попал к горячему горну. Сейчас он кузнец ручной ковки путейской мастерской на Ужурской дистанции дороги.

 

Казалось бы, что общего между небом и горячим пламенем? Оказывается ­ многое: они успокаивают, наталкивают на размышления и мечтания о будущем. Хотя и настоящее замечательно:  жена, трое детей, любимая работа. Она стала частью жизни.

Небольшая кузница ­ вотчина Петра Седых. Яркое пламя поддерживается здесь постоянно. Ведь работы по ремонту и изготовлению путейских инструментов очень много.

 

Его подручный Валерий Абдулаев говорит немногословно:

­- Пётр ­ удивительный кузнец! В его руках даже железнодорожные лапы становятся красивыми.

Мы оглядываемся по сторонам: горн, наковальня, по стенам развешены разнокалиберные молотки, в углу ­ механический молот.

Пётр Николаевич раздувает горн и кладёт в огонь железную болванку. Показательная ковка вручную очень впечатляет: с одной стороны ­ Валерий с огромным молотом, с другой ­ Пётр. Звук, выбитый из металла, напоминает перезвон колоколов. Недюжинная сила нужна кузнецу.

 

­ А это ­ механический молот, ­ показывает нам огромную махину Пётр Николаевич. ­ Под него только успевай подкладывать детали. Мы модернизировали технологический процесс ремонта противоугонов. Сами сварили специальное приспособление.

­ Называется оно «насадка Седых», ­ улыбаясь, говорит подручный.

­ Пусть будет так. Благодаря этому немудрёному приспособлению увеличилась производительность: раньше вручную мы могли отремонтировать за день 100 штук, а сейчас делаем до 600.

 

Пётр Седых ловко подставляет противоугон, и молот равномерно ударяет по детали. Раз, два ­ и готово. Звук не из приятных. Совсем не сравнить с перестуком молотков в руках кузнеца.

От яркого пламени в горне невозможно оторвать взгляд ­ оно притягивает и располагает к беседе.

­ Пётр Николаевич, а вы можете сделать красивый стул или спинку кровати? ­ спрашиваем его.

­ Да, но у меня другое увлечение ­ я делаю декоративное старинное оружие. Среди моих экспонатов уже есть клинки, сабля, японский меч. Мне нравится подбирать металл, а затем ювелирно отстукивать его молоточком, чтобы получилось красивое изделие. Сейчас на досуге изучаю книжку «Оружие XVII­XVIII веков». Рисую эскизы, чтобы сотворить что­то красивое, то, что держали когда­то в руках наши далёкие предки.

Ирина Шалыгина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30