"Боготольский Завод? А что это?", - спросила в телефонную трубку молодая сотрудница краеведческого музея Боготола. У местных жителей, как выяснилось позднее, это заповедное местечко называется иначе - "Б-завод"...
"/> Боготольская землица - под присмотром небес | Красноярский железнодорожник | Газета от 20080905 | 8 полоса
30 мая 2020 11:44

30 мая 2020 11:44

Боготольская землица - под присмотром небес

Корреспонденты "КЖ" искали клад, а нашли заповедник русской духовности.
"Боготольский Завод? А что это?", - спросила в телефонную трубку молодая сотрудница краеведческого музея Боготола. У местных жителей, как выяснилось позднее, это заповедное местечко называется иначе - "Б-завод"...

Корреспонденты "КЖ" искали клад, а нашли заповедник русской духовности.

"Боготольский Завод? А что это?", - спросила в телефонную трубку молодая сотрудница краеведческого музея Боготола. У местных жителей, как выяснилось позднее, это заповедное местечко называется иначе - "Б-завод"...

 

СЕЛО, СТАНЦИЯ, ГОРОД

 Исследователи-самоучки, впечатлившись сюжетом "Угрюм-реки" (инженер и писатель Вячеслав Шишков бывал в Боготоле и содержание здешних легенд вполне мог перенести на Тунгуску), приходили сюда с металлоискателями. Находили мелкие - с горсть монет - клады и отдельные крупные монеты.

 Три века Боготол был богатым хлебным и торговым селом, что привлекало в окрестности многочисленных разбойников, которые жили в тайге и пещерах Аргинского хребта у излучины Чулыма.

 Денежки, как рассказал учитель истории боготольской школы и ведущий местный краевед Александр Паталашкин, нередко закладывались под венцы сруба при постройке домов. А строили много. Сёла нынешнего Боготольского района активно разрастались, что также сыграло свою роль при прокладке Великого сибирского пути и строительстве станции Боготол.

 И надо сказать, изначально мы с дивногорским художником Владимиром Буняковым планировали нашу экспедицию как краеведческо-кладоискательскую.

 Железнодорожная история Боготола здесь напоминает историю Томска ("КЖ" №33 от 22.08.2008 г.), но с рядом принципиальных оговорок. Напомню, что до сих пор точно не ясно, почему Томск с его мощным промышленно-торговым потенциалом оказался более чем в 80 верстах севернее будущей магистрали. Село Боготол тоже осталось в стороне (верстах в десяти) от Транссиба, но экономически активная часть его населения быстренько перебралась поближе к железной дороге и дала начало городу Боготолу, ныне крупному железнодорожному узлу.

 

ПОДВОДНАЯ МОГИЛА

 Одну из первых монгольских разведэкспедиций в Европу в XIII веке Чингисхан поручил своему темнику Боготе.

 Большой караван добрался до Центральной Сибири и сделал продолжительный привал у реки Чулым. Запасы продовольствия монголы пополняли набегами на поселения местных тюрков - басагар, кальмар и других "чулымских татар". В отместку аборигены напали на лагерь монголов, одной из стрел была убита жена Боготы.

 По обычаю, монгольскую знать положено хоронить с большим "приданым", но так как монголы не могли обеспечить сохранность богатого захоронения в чужой земле, насыпать курган не стали. Воины Боготы временно отвели воды Чулыма в сторону, выкопали могилу, похоронили княгиню, а потом разрушили дамбу, затопив место захоронения.

 Такую легенду образования озера Битятское и происхождения слова "Боготол" рассказала нам главный хранитель местного краеведческого музея Людмила Сердюченко.

 - Последние топографические исследования показали, что у озера действительно могло быть искусственное происхождение, - сказала Людмила Васильевна. - Да и на карте района вы можете увидеть, что в этом месте есть лежащие цепочкой озерца, образующие старое (но вот насколько?) русло реки.

 

РЕКОМЕНДАТЕЛЬНОЕ ПИСЬМО

 С вольным художником и местным православным энтузиастом Георгием Беньковым мы встречаемся на выходе из музея. Он извиняется, что не может с нами последовать в историческое сердце родного района - получил срочный заказ на оформление железнодорожного училища к 1 сентября. Такими заказами здесь не разбрасываются - кроме как на предприятиях и в учреждениях железной дороги, заработать в Боготоле художнику негде.

 - Зато встретитесь с современными духовными подвижниками, - говорит Беньков и пишет письмо, которое мы должны передать двум странствующим монахам-отшельникам, нынешним обитателям Б-завода. Сверху записки он рисует восьмиконечный крест, своего рода графическую рекомендацию: мол, люди свои, приветьте.

 Мы выходим из города и держим путь на село Боготол. Нынче здесь практически нет досто-примечательностей, кроме водокачки XIX века, стоящей на берегу Чулыма. А ведь именно это село стало одной из ресурсных баз при строительстве среднесибирского участка Транссиба.

 

НА ПОРОГЕ "ГОРНЕГО КРАЯ"

 Самое первое упоминание о Боготоле встречается в 1771 году в записках исследователя Сибири Петра Симона Палласа. Он отметил, что село это на Московско-Сибирском тракте числом в 160 дворов весьма большое и богатое. Уже через десяток лет оно было волостным центром с числом жителей свыше двух тысяч душ.

 Известно, что через Боготол проезжал Радищев, который сам, однако, нигде не упомянул про это селение.

 Часть истории Боготола связана с именами двух сибирских святых - Даниила Ачинского и Феодора Томского. Даниил Ачинский, до того как стать подвижником в монашестве и старцем, был артиллеристом в Отечественной войне 1812 года, участником Бородинской битвы. За отказ от продолжения воинской службы в пользу службы Богу унтер-офицер был осуждён и сослан на каторгу, которую отбывал как раз в Б-заводе.

 Останавливался в Боготоле перед дорогой в село Красный Завод и старец Феодор Томский, в котором его современники опознавали якобы исчезнувшего бесследно, а не умершего императора Александра Первого ("КЖ" №9, 07.03.2008 г.). Возможно, старцы встречались и имели лунной ночью беседу о Христе и спасении России...

 Паром через Чулым давно не ходит. Мы берём надувную лодку у одного из местных жителей и надуваем её на берегу рядом с исторической водокачкой, из-за стёкол которой слышен шум насосов.

 - При царе-батюшке на века строили. До сих пор работает, - замечает Владимир Буняков.

 

ЧЕЛОВЕК БОЖИЙ

 Мы сдуваем и прячем лодку в ивовых кустах. Дороги нет. Десять километров нам предстоит идти по целине и мокрой траве. Сначала трава по пояс, потом по плечи, затем делается выше человеческого роста. Заряжает дождь с градом, а это означает, что к месту мы доберёмся промокшие до нитки... Дождь кончается, на небе появляется радуга, а мы, потеряв ориентир и заплутав в болоте, прибавляем ко времени пути ещё час.

 Но вот из-за леса показывается белое пятно на пригорке - церковь, которую безрезультатно пытались взорвать коммунисты в 30-е. Ещё через пятнадцать минут стучим в стекло старой рассыпающейся деревенской избы, и ворота нам открывает стриженный наголо бородатый человек.

 Временного хозяина нашего пристанища мы потревожили в момент очередного общения с Библией. Александр - бродячий монах. Инженер-электронщик по образованию и музыкант по профессии, в 1980-е он в родном Питере увлёкся роком и джазом, был довольно известным аранжировщиком и сессионным музыкантом. Но однажды Александр почувствовал, что физические и душевные силы покидают его день за днём, час за часом... И никак он не мог понять, что творится с ним, пока знающие люди не подсказали: "Бесы одолевают. Истрепал ты душу, мил человек. Господь призывает тебя к спасению и служению во имя Его".

 Александр уверовал, крестился. Стало легче душе, но тяжелее сознанию - мирская суета заедала. И тогда он простился с родителями и ушёл на послушание в монастырь. Но долго в обители прожить не смог: осознав, что движение к Богу в людском коллективе ему даётся тяжело, принял аскезу и ушёл странствовать. Уже десять лет он путешествует на восток страны, по году - два проживая в глухих местах - в заброшенных деревнях, на лесных заимках, таёжных пасеках.

 

 Александр, по заповеди Христовой, искренне любит людей, он, несмотря на строгую жизнь аскета, очень доброжелателен и вежлив:

 - Вовочка, Ромочка, вас мне Бог прислал, проходите, обогревайтесь, сушитесь, гости мои!

 Нам предстоит два дня питаться из одного котла с подвижниками веры, и мы сдаём аскету принесённую с собой провизию: хлеб, рис, картошку, лук, чай, сахар. Колбасу и тушёнку Александр отодвигает в сторону - нынче строгий пост, нарушать его душегубительно.

 Мир - источник соблазнов; соблазниться - значит, согрешить. Александр остерегается контактов с миром, но месяцы одиночества дают о себе знать: он постоянно разговаривает с нами, преимущественно на религиозные темы. Лишь как-то раз отвлёкся на мирскую - не видел ещё цифровых фотоаппаратов и расспросил, как работают наши камеры.

 

НОВЫЕ АСКЕТЫ

 Ещё в конце 1960-х село Боготольский Завод процветало. Здесь был крупный колхоз, выращивали хлеб. Но пришло время укрупнения. Жителям приказали в самые короткие сроки переправиться через Чулым. В результате были погублены и колхоз, и село, причём исход "заводцев" никак не укрепил экономику центральной усадьбы на другом берегу.

 В середине 70-х в Б-заводе ещё можно было зайти в безлюдную избу с обстановкой (жители не оставляли мысли вернуться домой), теперь же места, где стояли дома, можно опознать лишь по более густым зарослям крапивы да конопли.

 Через травяные джунгли нас ведёт Игорь, второй аскет. Ему не больше тридцати, родом из Назарова. Когда-то учился в техникуме, слушал хэви-метал, но не смог найти себя в мире, иконами которого стали золотой телец и преуспеяние. Решил мирское отринуть, но в монастыре также не прижился: "Личное спасение - удел личностей".

 Игорь - представитель "пуританского", радикального крыла православных, он ярый монархист, организатор акций "за очищение городов края от скверны" (против порнографии в бездуховных СМИ и наружной рекламе). Сопереживает пастве опального чукотского епископа Диомида, выступающего за нестяжательство церкви и против экуменических движений в Русской православной церкви. Мечтает о том, чтобы в восстановленную энтузиастами старинную церковь Казанской Божьей Матери назначили на службу молодого и строгого батюшку:

 - Тогда бы милостию Божией в Б-завод стекались те люди, которые чают истинно русской жизни под хоругвями Христовыми и спасения в будущей жизни. Ведь конец дней не за горами...

 

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

 Признаюсь, в Б-заводе мы не обнаружили никаких кладов и артефактов. Но нашли нечто другое - маленький заповедник русской духовности, пусть где-то и с элементом лёгкого фанатизма. Но последнее, кстати, вполне объяснимо: 70 лет православно-русская культура уничтожалась большевиками, а сейчас она агрессивно подавляется потребительским культом больших городов.

 - Большинство материалов по истории Боготола находится в архивах Томска, мы были лишь частью мариинского участка Сибирской дороги, - заключает музеист Людмила Сердюченко. - Серьёзных исторических и археологических экспедиций здесь не проводилось с середины XX века. А ведь в каком-то смысле Боготол - Эльдорадо для историков. Надеюсь, наш город заинтересует учёных из Красноярска, Западной Сибири, а может, даже и из Москвы.

Так что темы, поднятые экспедицией "КЖ", как пишут дипломники-историки, "ещё ждут своих исследователей".

Роман Кайгородов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31