01 июня 2020 10:49

01 июня 2020 10:49

Характер -­ кремень,позывной ­- «скала»

Ещё до войны Нина Шкпилина окончила 8 классов 34-­й железнодорожной школы в Ачинске и поступила в медицинское училище. Потом работала медсестрой в госпитале, а с марта 1943 года и до Победы служила радистом в инженерных железнодорожных военно­технических войсках.
Воспоминания о первых днях войны слились в одно острое тревожное чувство большой беды. Девушек­медсестёр готовили для фронта. За месяц они должны были освоить перевязку «раненых». Дни разматывались, словно бинты ­ длинные, серые.

Ещё до войны Нина Шкпилина окончила 8 классов 34-­й железнодорожной школы в Ачинске и поступила в медицинское училище. Потом работала медсестрой в госпитале, а с марта 1943 года и до Победы служила радистом в инженерных железнодорожных военно­технических войсках.

 

Воспоминания о первых днях войны слились в одно острое тревожное чувство большой беды. Девушек­медсестёр готовили для фронта. За месяц они должны были освоить перевязку «раненых». Дни разматывались, словно бинты ­ длинные, серые.

НА АППАРАТЕ МОРЗЕ

Практика от теории отличалась, как кровь от краски. Нине и всем её однокурсницам присвоили звание младшего лейтенанта медицинской службы и направили в госпиталь №13­40 на станции Ачинск. Работа неженская. Изувеченных бойцов с фронта с каждым днём привозили всё больше и больше. Дежурили по нескольку смен без сна и отдыха.

В сентябре 41­го на железнодорожной станции Ачинск­II открылись курсы телеграфистов. Нина записалась, и теперь после дежурства в госпитале, едва живая от усталости, осваивала военную специальность. И более чем успешно.

Вскоре в Красноярске объявили конкурс, чтобы выявить лучшего специалиста по передаче информации на аппарате Морзе. Нина  оказалась лучшей и поехала в Москву на Высшие технические курсы.

 

За полтора года обучения сибирячка стала высококлассным связистом. В марте 1943 года её отправили на 3­й Украинский фронт. Характер у Нины ­ твёрдый, девчонка ­ кремень, и позывной достался соответствующий ­ «Скала». А ещё к её имени часто прибавляли меткое словечко ­ «сыпач». Им обозначали радистов­виртуозов, которые передавали сообщения, точно «сыпали» сигналами.

 

КРАСНЫЙ ДНЕПР

До самой Победы Нина передавала в центр сведения технической разведки. Пришлось повидать за двадцать с лишним месяцев немало людского горя. Никогда она не забудет, как наши войска форсировали Днепр. Трижды советские части пытались одолеть великую реку. Немцы беспрерывно бомбили переправу, вода горела и была красной от крови. Нина переплыла Днепр в утлой лодчонке, где вместо пяти (чуть не на головах друг у друга) поместились девять человек. А ещё оружие и рация.

 

­ Наши железнодорожные войска шли сразу за передовой линией, надо было как можно скорее наладить сообщение, чтобы вывозить раненых и доставлять стратегические грузы для фронта. Однажды слышу приказ: «Срочно к комбату, в землянку!». Бегу несколько метров, и вдруг вижу ­ там, где была землянка и наш штаб, зияет огромная воронка, ­ вспоминает Нина Фёдоровна.

Взрыв прогремел только что. Она опустилась на колени перед глубокой ямой, где несколько минут назад, ещё живые, ждали её однополчане, и плакала навзрыд.

«ПО МАШИНАМ!»

Военные радисты о Победе узнали первыми.

­ За спиной была почти вся Европа. Мы прошли от Сталинграда до Праги, восстанавливали разрушенные дороги и коммуникации на землях Польши, Венгрии, Чехословакии и Германии. Многое довелось увидеть, но такой разрухи и голода, как в многострадальной России, не было нигде, ­ пишет Нина Фёдоровна в своих военных мемуарах. ­ Восьмого мая 1945 года началась отправка на Восточный фронт. Поступил приказ грузиться на полуторки, чтобы затем ехать к железнодорожной станции. Вдруг в голове колонны раздался взрыв, и первая машина взлетела на воздух, разбрасывая зловещим фейерверком всё, что только что в неё нагрузили. Что­то ударило в спину. Превозмогая боль, я с трудом поднялась и поспешила узнать о своей подружке Вале Бондаренко. С разбитой головой, Валюша лежала неподалёку от обломков машины. Я склонилась над ней, но она уже не слышала ни моих рыданий, ни суровой команды: «По машинам!». Быстро расчистив завал, мы двинулись дальше, оставив ещё один холмик, каких были тысячи вдоль дорог войны.

Спустя много лет врачи Красноярской дорожной клинической больницы обнаружили в позвоночнике у фронтовички осколок, оставшийся на память о последнем дне войны.

 

Столько лет прошло с военной поры, а характер у Нины Фёдоровны всё тот же ­ неугомонный и твёрдый. От своего ни за что не отступится. Решила, что надо сохранить для потомков всё, что помнит о войне. Теперь пишет воспоминания и стихи.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30