11 августа 2020 15:05

11 августа 2020 15:05

Наталья Шеходанова: Спасибо Красноярской железной дороге

Отшумела пекинская Олимпиада, но мы помним и героев прошлых лет. Не всем из них повезло, ведь в большом спорте случается всякое...
В детстве врачи запрещали Наталье Шеходановой заниматься спортом из-за проблем со здоровьем, но разумно наращиваемые нагрузки помогли ей преодолеть недуг. Да ещё как преодолеть! Она дважды прошла отбор на Олимпийские игры в беге на 100 метров с барьерами и оба раза имела высокие шансы стать призёром главных соревнований планеты.

Отшумела пекинская Олимпиада, но мы помним и героев прошлых лет. Не всем из них повезло, ведь в большом спорте случается всякое...

В детстве врачи запрещали Наталье Шеходановой заниматься спортом из-за проблем со здоровьем, но разумно наращиваемые нагрузки помогли ей преодолеть недуг. Да ещё как преодолеть! Она дважды прошла отбор на Олимпийские игры в беге на 100 метров с барьерами и оба раза имела высокие шансы стать призёром главных соревнований планеты, показывая в предолимпийском цикле результаты порой более высокие, нежели у медалисток в своей дисциплине. Но не повезло: в Атланте её оттолкнула соперница, а накануне выступлений в Сиднее тренер сборной страны загнал команду в физиологическую "яму"...

 

 - Наталья Геннадьевна, когда к вам пришёл первый спортивный успех?

 - Мне было лет 9 или 10, когда в оздоровительном лагере "Салют" я заняла третье место по прыжкам в длину. Конечно, никакой лёгкой атлетикой я тогда ещё не занималась.

 

 - А когда начали?

 

 - В 11 лет. В Красноярск приехали два молодых тренера. Он набрал мальчиков, она - девочек, но тренировали недолго, быстро уехали. И поэтому я считаю своим первым тренером Юрия Григорьевича Нестеренко. Он набрал целый класс ребят, которые хотели заниматься лёгкой атлетикой. Но в это время у меня обнаружили опущение почки и запретили заниматься спортом: бегать нельзя, прыгать нельзя. Утром надевали бандаж, вечером снимали, и так каждый день. Слава богу, мне попался хороший врач, который снял все страхи: "Чего ты так переживаешь? Тебе всё можно будет, но чуть позже. Пока укрепляй спину, пресс и побольше ешь, а то здоровью не на чем держаться". Он заразил меня желанием стать здоровой - вот так по чуть-чуть, помаленьку я дошла до первого разряда.

 

 - Напомните, как вы попали к Владимиру Слушкину.

 - В 1986 году Юрий Григорьевич переехал в Зеленогорск, а нас передал Игорю Егоровичу Вашкевичу (впоследствии чемпиону России по регби - Е. К.).

 В начале 1987 года он спросил меня: "Хочешь заниматься у заслуженного тренера?" Я уши прижала: это здесь "хи-хи" да "ха-ха", а там не побалуешь. "Нет, - говорю, - мне нельзя". Проходит полгода, летом я пробегаю дистанцию по первому разряду. Чуть-чуть не хватает до кандидата в мастера. Игорь Егорович опять возвращается к этому вопросу: "Наташа, давай посмотрим перспективу: я могу подготовить тебя до кандидата, всё остальное даст Слушкин". В общем, с сентября я стала заниматься у Владимира Константиновича.

 

 - И каковы были первые впечатления?

 - Сразу же получила "кирпича": "Ты что, не знаешь, куда руку-ногу девать?!" Отчихвостил меня, как последнюю дуру.

 

 - Ничего себе методика подготовки!

 

 - Владимир Константинович - очень хороший психолог. Он знает, когда нужно похвалить, а когда - отругать. У нас всё закрутилось, завертелось. Мы съездили на сборы в Фергану, провели массу черновой работы. Зимой я выполнила кандидатский норматив, а всего через две недели - мастерский.

 После распада Советского Союза наступил очень тяжёлый период для всего российского спорта. Чтобы выехать на соревнования, нам приходилось сбрасываться, подготовку вели на картошке и сале.

 Огромное спасибо Красноярской железной дороге и персонально Юрию Николаевичу Калинину. Когда он узнал о нашем бедственном положении, взял под своё крыло. После этого я и стала выступать за "Локомотив".

 

 - Расскажите про победу на чемпионате России 1996 года, которая позволила вам поехать на Олимпийские игры.

 

 - Владимир Константинович научил меня не выкладывать все козыри сразу. Накануне чемпионата мои результаты были немного ниже, чем у основных претендентов на поездку в Атланту, и меня никто особо в расчёт не брал. Заранее было определено, кто поедет, и даже куплены билеты. Чемпионат шёл в три этапа: предварительные забеги, полуфиналы и финал. На двух первых этапах нужно было просто пройти отбор. В предварительном забеге я показала пятый результат, в полуфинале пробежала немного лучше, а уж в финале выложилась по полной. Как бежала, не помню, но показала второй результат в мире - 12,58 секунды (кстати, серебряная медалистка минувшей пекинской Олимпиады Салли Маклеллан пробежала дистанцию медленнее - за 12,64 секунды - Е. К.).

 

 - Вы тогда нажили себе кучу врагов?

 

 - Конечно. Кое-кому пришлось менять билеты. Пока ты занимаешь пятые - десятые места, это всех устраивает, но если попадаешь в когорту, готовы глотку перегрызть. До подбрасывания кнопок в кроссовки дело, конечно, не дошло, но я узнала о себе столько нового, о чём даже не предполагала.

 

 - На Олимпийских играх в Атланте вы очень удачно начали финальный забег. После трёх барьеров шли первой, но потом вас толкнула соперница. Почему её не дисквалифицировали?

 

 - Это произошло действительно случайно. Если бы мы бежали синхронно, ничего бы не случилось, но у нас разные толчковые ноги. Соответственно, и руки двигались вразнобой. В пылу борьбы они пересеклись, а поскольку её рука оказалась впереди, она как бы оттолкнулась от меня. При быстром беге это очень чувствительно. Я сбилась и пришла в финале только седьмой. А ведь в полуфинале я показала время, близкое к своему лучшему.

 

 - В 2000 году вы опять выиграли чемпионат страны, а что случилось на Олимпийских играх в Сиднее?

 

 - Там была совсем другая история. Во-первых, главный тренер сборной страны Валерий Куличенко настоял, чтобы я сделала операцию на ахилловом сухожилии. Владимир Константинович возражал, но против тренера сборной не попрёшь: не нравится - можешь быть свободен. Восстановление шло болезненно и гораздо дольше, чем предполагалось.

 Во-вторых, сказалась двойная акклиматизация. Накануне Олимпиады мы проходили сборы в Японии, где стояла 35-градусная жара, а в Сиднее нас встретила холодная весна. В результате все мы попали в физиологическую "яму" и выступили очень плохо. Я заняла девятое место. До выхода в финал не хватило 0,02 секунды. (Чемпионка Олимпийских игр в Сиднее пробежала за 12,76 секунды, а Шеходанова выиграла коммерческий турнир в Токио с результатом 12,75 секунды - Е. К.).

 

 - Сейчас вы успешный тренер. Ваши молодые воспитанники привозят медали буквально со всех турниров. За два года вы подготовили пять мастеров спорта и ещё столько же на подходе.

 

 - Я только помогаю Владимиру Константиновичу. Чтобы стать настоящим тренером, нужно поработать под его руководством ещё хотя бы два года.

 У Слушкина своя система подготовки. Вот мы провели тренировку, узнали, что делать завтра, а наутро он может всё перечеркнуть. Поначалу я удивлялась: "Вы же вчера говорили иначе!" - "Так это было вчера, а сегодня вижу, что нужно давать совсем другое". Он планирует нагрузки, ориентируясь на состояние человека, и внимательно отслеживает индивидуальную подготовку каждого.

 

 - Слушкин говорит, что в принципе любой из ваших воспитанников может попасть на следующие Олимпийские игры.

 

 - В принципе да, но есть много "но". Влюбился, женился и всё такое. Тех, кто после этого остаётся в большом спорте, единицы.

 Во-вторых, в Красноярске нет условий для занятий лёгкой атлетикой на высоком уровне: ни современного покрытия, ни современных секторов. Высота единственного манежа - 3,8 метра, а у нас девочки прыгают с шестом на четыре. Хорошие условия имеются в Челябинске и Чебоксарах, но на сборы нужны деньги. В 2010 году в Сингапуре пройдут первые юношеские Олимпийские игры. У нас есть реальные претенденты на медали, но если ничего не изменится, трудно рассчитывать на успех. Чувствую, нужно возвращаться на Красноярскую железную дорогу.

Евгений Кутаков
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31