06 августа 2020 09:30

06 августа 2020 09:30

Похоронке назло

Машинист Иван Камоцкий ушёл на фронт восемнадцатилетним мальчишкой. Его эшелон прибыл из Красноярска в город Богородск Горьковской области, там бойцы проходили подготовку.
Ивану поручили изучать автодело. В августе 1943-го новобранцев отправили в Москву на формировочный пункт. Парни получили новенькие американские автомобили «Додж», погрузили их на платформы и поехали в освобождённый Харьков.
В первый же день новоприбывший дивизион был разбит. Иван остался жив и с двумя уцелевшими товарищами повёз раненых в медсанбат.

Машинист Иван Камоцкий ушёл на фронт восемнадцатилетним мальчишкой. Его эшелон прибыл из Красноярска в город Богородск Горьковской области, там бойцы проходили подготовку.

 

Ивану поручили изучать автодело. В августе 1943-го новобранцев отправили в Москву на формировочный пункт. Парни получили новенькие американские автомобили «Додж», погрузили их на платформы и поехали в освобождённый Харьков.

Неласково их встретил южный город. В первый же день  новоприбывший дивизион был разбит. Иван остался жив и с двумя уцелевшими товарищами повёз раненых в медсанбат. Когда вернулись на место дислокации, снова - налёт. Иван Аркадьевич рассказывает:

- Я пошёл за снарядом. Вернулся - от автомобиля только щепки остались. Бегал, звал шофёра Женю. А он погиб.

 

Иван был последним в своём дивизионе. Командир 181-й танковой бригады, сражавшейся неподалёку, позвал паренька к себе: «Будешь воевать в сапёрном взводе. Научим, как с минами работать».

И дальше «покатились» фронтовые будни. До чего немцы порой были изобретательны - хоть кино снимай. Только  невесёлым бы оно получилось. При отступлении враги умудрялись минировать даже огороды: «подсаживали» детонаторы в арбузы, огурцы и прочие овощи. Подойдёт ребёнок ягодку сорвать - и взрыв! «Проводки» подключали и к домашней утвари: умывальникам, книгам, игрушкам детским... Сколько боли оставили в душе Ивана Камоцкого такие вот «разрывные» арбузы?

 

Иван Камоцкий участвовал во многих военных операциях: форсировал Днепр, Буг, Прут, Дунай, с боями прошёл Молдавию. Летом 1944-го, после разгрома войск противника, красноармейцы вошли в Румынию. Освободили много населённых пунктов.

Самые сложные дни наступили, когда сражались за Венгрию. Отряд сапёров попал в окружение. Бомбили день и ночь:

- И мы врага, и он нас. На помощь пришла авиация союзников - разгромили немецкие аэродромы и склады с горючим.

День Победы Иван Аркадьевич встретил в Австрии, под Веной.  Когда вернулся домой, в Бычковку, застал родных в трауре. Оказывается, на него уже и похоронка пришла. С грустью сел у окна и распаковал награды фронтовые: орден Отечественной войны, медали «За отвагу», за взятие Вены и Будапешта, и стал размышлять, как жизнь заново строить.

 

Голод, разруха кругом, но тем сильнее хотелось жить и работать. Пошёл на станцию Иланская. Ездил в вагоне-раздатчике, а потом перевёлся в паровозное депо кочегаром. Очень хотел выучиться на машиниста - и мечта сбылась. И паровозом, и тепловозом, и электровозом - всеми видами локомотивов довелось «покомандовать». Но о своих достижениях Иван Аркадьевич не любит распространяться. Даже ордена и медали свои из скромности не надевает, на парадном пиджаке - только наградные колодки. Все заслуги ветерана перечисляет корреспонденту «КЖ» председатель Иланского совета ветеранов Александр Кравцов.

- Только вы много про меня не пишите, - говорит на прощание Иван Аркадьевич.

Дарья Максименко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31