В государственном архиве Томской области, где недавно побывали корреспонденты "КЖ", находятся документы Сибирской железной дороги, в которую некогда входили участки современной Красноярской магистрали. Перелистывая пожелтевшие страницы приказов и писем, мы обратили внимание на переписку чиновников, вызванную небольшой заметкой "Начальство моется" (опубликована в журнале "Енисей" 1 июля 1901 года). "/> "Погоди, начальство моется!" | Красноярский железнодорожник | Газета от 20080725 | 15 полоса
31 мая 2020 03:39

31 мая 2020 03:39

"Погоди, начальство моется!"

В начале века машинистам Сибирской железной дороги трудно было попасть в баню из-за... "мужиков в кокардах"
В государственном архиве Томской области, где недавно побывали корреспонденты "КЖ", находятся документы Сибирской железной дороги, в которую некогда входили участки современной Красноярской магистрали. Перелистывая пожелтевшие страницы приказов и писем, мы обратили внимание на переписку чиновников, вызванную небольшой заметкой "Начальство моется" (опубликована в журнале "Енисей" 1 июля 1901 года).

В начале века машинистам Сибирской железной дороги трудно было попасть в баню из-за... "мужиков в кокардах"

В государственном архиве Томской области, где недавно побывали корреспонденты "КЖ", находятся документы Сибирской железной дороги, в которую некогда входили участки современной Красноярской магистрали. Перелистывая пожелтевшие страницы приказов и писем, мы обратили внимание на переписку чиновников, вызванную небольшой заметкой "Начальство моется" (опубликована в журнале "Енисей" 1 июля 1901 года). И полукомичная ситуация, описанная корреспондентом, и серьёзные ответы на неё железнодорожных начальников вызывают сегодня улыбку.

 

 А суть статьи заключалась в следующем: на станции Чернореченская функционировала каменная баня, которую должны были топить три раза в неделю. Однако на деле она частенько не работала. Машинисты, желавшие узнать, почему баня не топится, получали ответ: "Дров нет!" И дров действительно не было.

 - Вот и говорите после этого, что железная дорога - богатое учреждение, - пишет корреспондент.

 Впрочем, и в те дни, когда баня топилась, загрязнённой "паровозной прислуге" не всегда удавалось в неё попасть. А ведь именно ради паровозников и было устроено это помывочное заведение: на станции Чернореченская происходила смена локомотивов, а закопчённым машинистам и кочегарам так хотелось помыться...

 В какое бы время ни пришёл низший служащий, он не мог поручиться за то, что не получит ответ: "Погоди, начальство моется!" А услышав это, восклицал в сердцах: "Тьфу, чёрт возьми! И в Чернореченской начальство? Не ожидал! Да ведь что тут начальствовать? И откуда его так много, что и в баню из-за него не попадёшь? От сырости оно здесь заводится, что ли?" (Станция Чернореченская действительно стоит на низком болотистом месте.)

 

 Такое случилось и с кочегаром, который два раза подряд пытался попасть в баню. В утешение ему корреспондент мог только заметить, что подобные факты - явление самое обычное на Сибирской дороге, "на которой вообще нет спасения от начальства. Не от настоящего, действительно нужного начальства (без кавычек), а от... мужиков в кокардах".

 Такая корреспонденция, конечно, не могла пройти незамеченной железнодорожными чиновниками. На станцию Чернореченская был отправлен проверяющий, который доложил в канцелярию управления дороги следующее: "Имею честь сообщить для доклада г. начальнику дороги, что никаких жалоб от лиц, проживающих на станции Чернореченская, на неудобство мытья в бане к местному начальнику участка пути до настоящего времени не поступало. И что лицо, жаловавшееся корреспонденту, очевидно, приезжее с другой станции, которое и выразило своё неудовольствие потому, что между двумя поездками во время отдыха не удалось помыться в этой бане".

 Внизу документа шла приписка для начальника красноярского участка службы тяги: "Препровождаем настоящее соприложением..."

 И далее объяснение начальника участка пути: "Имею честь сообщить, что данная корреспонденция не имеет ко мне никакого отношения на том основании, что я лично казённой баней, да и вообще никакими банями не пользуюсь и не имею в них никакой надобности и не хожу в них потому, что ежедневно во все времена года принимаю холодный душ. Летом на открытом воздухе, а зимой в собственном помещении".

 

 Дальше служащий пишет, что, собственно говоря, в его бытность на станции Зима, где есть реки и озёра, он купался до тех пор, пока водоём не покрывался коркой льда. Вот тогда он менял "естественные ванны" на душ.

 "Входить в критический разбор корреспонденции, имеющей местами юмористическое изложение и даже довольно глупое", чернореченский начальник не хотел. К своему объяснению он "позволил себе приложить копию своего отношения", из которой можно, по его мнению, "видеть настоящую суть дела". Она состояла в следующем.

 Казённая баня на станции Чернореченская была выстроена по размеру и типу бань, существующих и на других станциях железной дороги. Паровозные бригады пользовались ею только по субботам, и то в редких случаях. Причина проста: баню топили только три раза в неделю. В четверг - для службы пути, в пятницу - для службы движения, в субботу - для службы тяги. В субботний день, в канун праздника (воскресенья), помыться приходило много лиц, не принадлежащих к этой службе. Доставка воды производилась бочками и очень скудно, поэтому запасы её быстро истощались, так что "некоторые служащие тяги, даже имеющие местожительство на станции, не всегда успевают вымыться в субботу, а уж о паровозной бригаде, работающей на угольном отоплении, и говорить нечего". Вывод же, резюмируя свои рассуждения, начальник пути сделал такой: нужно топить баню для службы тяги два раза в неделю - по вторникам и субботам. А кроме этого, выяснить, кто должен выписывать и в каком количестве топливо для бани, которая снабжалась дровами от службы пути не вполне аккуратно. Помимо того, полагал начальник пути, необходимо провести в баню водопровод, разводящая сеть которого в тот момент была расположена в 10 саженях от бани...

 

Кто знает, может быть, решение именно таких мелких проблем и двигало технический прогресс на Сибирской железной дороге, умножая в геометрическом порядке количество рационализаторских предложений. Сегодня в штатном расписании локомотивной службы нет угольщиков и паровозников, да и проблемы, где помыться, тоже нет. В комнатах отдыха локомотивных бригад предусмотрены комфортные душевые, ванные комнаты и даже джакузи. Потому ждать субботней "головомойки" сегодня не приходится, разве что от начальства на разборах и осмотрах.

Ирина Шалыгина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31