27 мая 2020 04:44

27 мая 2020 04:44

«Кукурузник» для епископа

Однажды во время проповеди к церковным дверям с грохотом подлетел мотоцикл, и солдат-вестовой протиснулся через толпу с пакетом к архиепископу Луке. Старушки на него, конечно, зашикали, заругались. Пакет же с печатями «пошёл» по рукам и «дошёл» до проповедника. Епископ прервал своё слово, открыл пакет, прочитал, что там было написано, и сказал: «Православные христиане! По законам нашей церкви пастырь не должен покидать во время службы и проповеди своё место. Но вот получил я письмо, где сказано, что солдат раб Божий умирает в госпитале".

Однажды во время проповеди к церковным дверям с грохотом подлетел мотоцикл, и солдат-вестовой протиснулся через толпу с пакетом к архиепископу Луке. Старушки на него, конечно, зашикали, заругались. Пакет же с печатями «пошёл» по рукам и «дошёл» до проповедника.

СКАЛЬПЕЛЬ И КАДИЛО

Епископ прервал своё слово, открыл пакет, прочитал, что там было написано, и сказал: «Православные христиане! По законам нашей церкви пастырь не должен покидать во время службы и проповеди своё место. Но вот получил я письмо, где сказано, что солдат раб Божий умирает в госпитале и нуждается в моей епископской и врачебной помощи. Да простит меня Бог, и вы простите, христиане православные, но должен я поторопиться к этому раненому». Сошёл Лука с амвона, сел в мотоциклетную коляску и умчался. А верующие прихожане решили его ждать.

 

Он приехал под утро, взошёл на амвон и возгласил: «Благодарение Богу, раненный на поле брани солдат спасён». Что тут началось! Люди падали на колени, кто «многие лета» кричит, кто молится. Случай этот по всему городу скоро разнёсся, и на фронт из Красноярска пошло много посылок с подарками и тёплыми вещами для наших бойцов.

Таков лишь один из легендарных эпизодов, во множестве осветивших жизнь Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого. Этот человек оставил яркий след и в науке, и в богословии. В Московском НИИ скорой помощи имени Склифосовского в галерее знаменитых хирургов он занимает почётное место рядом с Пироговым и Бурденко.

Иерусалимский конклав православных патриаршеств мира признал архиепископа Луку выдающимся иерархом русской православной церкви ХХ века.

 

СТО ДОРОГ В РИМ

В юности о молодом Валентине Войно-Ясенецком говорили как о талантливом художнике. Другие пророчили потомку древнего княжеского рода военно-политическую карьеру (позже происхождение от польских дворян-шляхтичей станет одной из причин подозрительного отношения советской власти к Ясенецкому - даже в паспорте ему напишут отчество «Фёдорович» вместо правильного «Феликсович»).

Однако Академии художеств или Суворовскому училищу Валентин предпочёл медицинский факультет. Более того, окончив институт с отличием, молодой врач не остался в столице, а отправился в «дичайшую» для Российской империи тех времён глушь - в Забайкалье.

В это время шла русско-японская война. В столице Забайкалья - Чите - находился большой лазарет. Здесь Войно-Ясенецкий становится одним из опытнейших хирургов России.

 

Когда после революции он переехал в Ташкент, его сразу избрали главным хирургом городской больницы - крупнейшего (и, по сути, единственного) госпиталя во всей Средней Азии. Здесь же в его жизни произошёл ещё один серьёзный поворот. От туберкулёза умирает жена - Анна, - и он остаётся один с четырьмя детьми. Всё врачебное искусство Ясенецкого не смогло помочь самому близкому для него человеку. «Главный хирург Туркестана» подумывал даже о том, чтобы бросить медицину навсегда. Душевный кризис привёл его к православию. В начале двадцатых годов он принял сан священника. Так появился отец Лука.

Медицину сорокалетний владыка не бросил, но начал служить в ташкентской православной церкви. Лука демонстративно ходил по городу в рясе с крестом, сам писал иконы для своего храма, чем очень нервировал ташкентское начальство. На ехидные вопросы о том, как уживаются в его голове Бог и наука, отвечал только: «Это два разных пути в одно место».

 

Долгое время «выходки» главного врача республиканской больницы терпели «наверху». С крестом на груди Ясенецкий читал лекции по анатомии, делал операции в госпитале. Однако очередная волна гонений на религию (пришедшаяся на конец 1920-х годов) привела к тому, что он попал сначала в тюрьму, после - в ссылку.

Следователи стучали на него кулаками и требовали: «Сними рясу - будешь у нас в Кремле врачом». В награду за отступничество Войно-Ясенецкому обещали положение директора института хирургии и даже звание академика. Но Лука ни на какие компромиссы не шёл. Так он оказался на поселении в Туруханском крае.

 

«БОЛЬШОЙ ШАМАН С БЕЛОЙ БОРОДОЙ»

altНа Енисее в то время свирепствовала жестокая напасть - трахома. Из-за этой болезни многие местные жители - кеты, селькупы, эвенки - теряли зрение. Бывший начальник Енисейского пароходства И. М. Назаров так передаёт слова, слышанные в 30-е годы от погонщика эвенка Никиты из Нижнего Имбатска: «Большой шаман с белой бородой пришёл на нашу реку, поп-шаман. Скажет поп-шаман слово - слепой сразу зрячим становится. Потом уехал поп-шаман, опять глаза у всех болят». Речь шла о ссыльном профессоре Войно-Ясенецком.

Среди сибиряков, верующих и просто пациентов, получивших исцеление из его рук, слава ссыльного епископа год от года возрастала. Туруханские крестьяне подавали Луке покрытые красным ковром сани, чтобы провезти его несколько кварталов от больницы до церкви, а при встрече на улице кланялись в пояс. А енисейские речные капитаны перевозили научные рукописи Ясенецкого. Несмотря на опальное положение отца Луки, его медицинские исследования издавались и изучались не только в советских вузах, но и за рубежом. Студенты, штудировавшие где-нибудь в Берлине учебник автора с труднопроизносимой фамилией Woino-Jaseniecky, и не подозревали, что этот самый Jaseniecky живёт под арестом в Сибири.

 

Начало второй мировой войны застало Войно-Ясенецкого в третьей ссылке - в небольшом сибирском посёлке Большая Мурта. На второй день после начала войны он написал письмо на имя Сталина: «Хочу отдать свои силы на излечение раненых солдат и командиров».

По ещё одной из многочисленных легенд, однажды прямо на поле у Б. Муртинского сельсовета приземлился самолёт-«кукурузник». Ссыльному Войно-Ясенецкому было приказано в течение часа собраться и вылететь в Красноярск, чтобы стать главным хирургом госпиталя.

В нашем городе отец Лука продолжал считаться политическим репрессированным. Жил он в каморке под лестницей, продовольственный паёк ему продолжали начислять почему-то в Большую Мурту (поэтому первые дни, пока не прикрепили к больничной столовой, он вовсе питался картофельными очистками). С раннего утра делал операции, которые, кроме него, были способны произвести лишь несколько человек в мире. Одновременно его посвящают в митрополиты, а к концу войны он становится Епископом Енисейским.

После войны Ясенецкому разрешили вернуться в европейскую часть страны. В последние годы жизни он полностью потерял зрение, однако продолжал служить архиепископом Симферопольским и Крымским. В день его похорон в Крыму прошли траурные службы в храмах всех конфессий - и в русско-украинских христианских церквях, и в караимских синагогах, и в мечетях крымских татар.

ДОСЬЕ

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, выдающийся хирург и богослов, родился 27 апреля 1877 года в Керчи.

Доктор медицины, профессор. Автор десяти томов проповедей, 55 научных трудов, в том числе широко известной монографии «Очерки гнойной хирургии» (1934 г.).

Епископ Красноярский и Енисейский (1942-1944 гг.), архиепископ Ставропольский (позже, Симферопольский и Крымский) Лука. Отбывая очередную ссылку в 1941 году в посёлке Большая Мурта Красноярского края, попросил отсрочить её на время войны для оказания медпомощи раненым, и в годы Великой Отечественной войны заведовал хирургическим отделением эвакогоспиталя № 1515 в Красноярске. В 1946 году за «Очерки гнойной хирургии» была присуждена Сталинская премия
1 степени, больше половины которой он пожертвовал на помощь сиротам.

Умер в 1961 году в Симферополе. В 1995 году Архиерейским собором Русской Православной Церкви был причислен к лику святых как «исповедник». Церковь отмечает память его в день кончины 11 июня.

 

Как уже писала наша газета, на Красноярской железной дороге именем Войно-Ясенецкого будет назван поезд здоровья.

Созданы рабочие группы по реализации проекта. Медики составили перечень необходимого оборудования - список занял 16 листов. Подготовлено техническое задание на перепроектирование вагонов, их реконструкцией будут заниматься работники Красноярского ЭВРЗ. Вагон-ресторан решено отправить на ремонт в Новороссийск.

Планируется, что уже в следующем году «Доктор Войно-Ясенецкий» отправится в свой первый рейс.

Артем Яковлев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31