25 мая 2020 16:53

25 мая 2020 16:53

Как мы историю примеряли

Найти и одеть живой прообраз будущей скульптуры оказалось непросто.
Для начала мы отправились в Красноярскую дистанцию пути - искать типаж, который может послужить прототипом памятника.

Найти и одеть живой прообраз будущей скульптуры оказалось непросто.

Для начала мы отправились в Красноярскую дистанцию пути - искать типаж, который может послужить прототипом памятника.

 

 Монтёров в здании дистанции не оказалось - все работали на путях. Мастер транспортного цеха Владимир Брюзгин, выслушав нашу просьбу, привёл в кузницу нескольких рабочих: "Выбирайте, кто вам больше подходит, все они хорошие и серьёзные работники, наша кадровая гордость". Фотограф выбрал самого высокого и статного.

 - Михаил, - представился мужчина. - Машинист мотовоза в ПЧ-3, работаю в дистанции 12 лет. Значит, кастинг у вас? - сразу же определил нашу задачу богатырь.

 Остальные путейцы напутствовали товарища:

 - Давай, Миха, на серьёзное дело идёшь, удачи тебе!..

 Да, поставили мы задачку перед хранительницей дорожного музея Натальей Исаевой! Все образцы музейной исторической формы железнодорожных профессий, даже самые большие экземпляры, оказались на несколько размеров меньше антропометрических характеристик нашего богатырского путейца. Рисковать экспонатами мы не решились.

 - Ну не судьба, значит, - немного расстроился Михаил, выходя из музея.

 А корреспондент "КЖ" помчался в дорожный учебный центр, чтобы найти железнодорожника с маленьким размером одежды.

 - У кого 46-й размер? - спросил в классе по устройству тормозов у группы помощников машинистов преподаватель Владимир Лосоногов. И тут же сам определил опытным взглядом подходящего парня. - Всё, полный вперёд, газете помогать будешь.

 Антону Малахову 21 год, уже больше двух лет он работает в локомотивном депо Боготол. В своей семье - первый и пока единственный железнодорожник.

 На роль путевого обходчика молодой локомотивщик согласился без возражений.

 - Как работник локомотивного депо я проголосовал бы за то, чтобы памятник поставили машинисту. Можно даже поставить этого машиниста возле мемориального паровоза на Красноярском вокзале, - считает Антон. - Но если рассуждать логически, то правильнее было бы отметить работу путейцев, ведь это они делают и содержат путь, по которому мы потом ездим.

 Хранительница музея Наталья Исаева наконец-то может не переживать за экспонаты: китель, шинель, сапоги, ремень - всё сидит как влитое.

 - Ну вот, вышел у нас настоящий обходчик образца 1948 года, - Наташа оценивающе глядит на Антона. - Словно сошёл с фотографии послевоенного периода (я недавно отыскала такую в архиве).

 

 Антон Малахов к фотосессии отнёсся серьёзно. Позировал, старался правильно держать путейский инструмент и оснастку. В общем, выглядел настолько аутентично, что мне пришла в голову идея сделать снимок путейца, который вечером в табельной пьёт чай.

 Мы усадили Антона за исторический стол на фоне знамени социалистического соревнования и портрета вождя мирового пролетариата. Стакан в подстаканнике, старинный высокий комфорочный чайник, эбонитовый телефон, газета "Гудок" в руках - словно кадр из сериала-реконструкции про ушедшую эпоху.

 - "Двое в комнате: я и Ленин...", - с улыбкой цитирует Маяковского наконец-то довольный результатом целого дня мучений наш фотограф.

 Наталья Исаева тоже рада:

 - Теперь железнодорожникам будет легче сориентироваться, каким может быть памятник их безымянному коллеге.

Но главное, теперь у скульптуры есть лицо - прообраз настоящего железнодорожника. А то, что оно молодое, - так и дорога у нас молодая. Всего каких-то 110 лет!

Роман Кайгородов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31