"/> С кувалдой и Божьей помощью | Красноярский железнодорожник | Газета от 20071228 | 0 полоса
27 мая 2020 19:20

27 мая 2020 19:20

С кувалдой и Божьей помощью


Особенности зимней укладки пути.
Рабочие путевой машинной станции №256 настолько мужественны и суровы, что голыми руками могут закручивать болты в стыках на двадцатиградусном морозе.
Перегон Канск - Филимоново - один из трёх, где впервые на Красноярской дороге опробовали технологию зимней укладки пути в режиме "окон". Корреспонденты "КЖ" прибыли на место работ, когда путейцы укладывали последнее, "золотое" звено участка.
В суровых погодных условиях могут работать только по-настоящему мужественные люди.Особенности зимней укладки пути.

Рабочие путевой машинной станции №256 настолько мужественны и суровы, что голыми руками могут закручивать болты в стыках на двадцатиградусном морозе.

Перегон Канск - Филимоново - один из трёх, где впервые на Красноярской дороге опробовали технологию зимней укладки пути в режиме "окон". Корреспонденты "КЖ" прибыли на место работ, когда путейцы укладывали последнее, "золотое" звено участка.

"Инструмент греет"
В условиях сибирской зимы особое внимание, оказывается, нужно уделять не столько людям, сколько технике. Как показывает практика, машины менее "морозоустойчивы", чем рабочие-железнодорожники.

За соблюдением технологии и графика выполнения работ из-под меховой шапки наблюдает начальник ПМС-256 Борис Марьясов:
- Залили в машины зимние масла, утепляли и прогревали, как могли, детали. Случались и трудности: фермы на укладочных кранах из-за низкой температуры туго поднимались, поэтому приходилось прибегать к нестандартным решениям. Хочу отметить работу бригады машинистов агрегата ВПО-3000 под руководством мастера Сергея Курбатова.
- Как справлялись? - спрашиваю его, пытаясь устоять на сильном ветру.
- С помощью кувалды и Божьей Матери, - невозмутимо отшучивается Борис Николаевич, наблюдая за стыковкой двух звеньев.
- А как рабочие греются?
- На лопате, на ломе, на ключах. Инструмент у каждого свой, а результат - один. Посмотрите, у некоторых уже тулупы нараспашку.

Подозреваю, что путейцев также согревает мысль о дополнительном материальном поощрении их работы, средства на которое, по словам начальника дороги Владимира Рейнгардта, уже выделены.
Технологию зимней укладки в оконном режиме ПМС-256, как и вся магистраль, в этом году применяет впервые. Прошлое окно длилось восемь часов, за это время успели заменить полтора километра пути. При такой скорости работ (187 метров пути в час) качество не страдает: среднее ограничение скорости после окончания окна составляет 60 километров в час.

Путейское дао

На сцене "театра путевых баталий" специалистам из ПМС помогают энергетики и рабочие Иланской дистанции пути - разбирают стыки, переезды. Начальник района контактной сети Александр Мухамедов, почётный железнодорожник, условия труда описал кратко и образно:
- Не Ташкент! - это родной город Мухамедова.
Зимой световой день намного короче, готовить контактную сеть к работам приходится ещё в сумерках. А это значит, работать нужно с фонариком, что немного усложняет процесс: разрезать контактный провод и врезать изоляцию "на ощупь" не каждый сможет.

Энергетики приступают к делу раньше путейцев. А ещё раньше на работу приходят сигналисты. В основном эту почётную должность занимают девушки. У них очень важная миссия - охранять рабочих от проходящих поездов. Они раньше всех начинают, позднее всех заканчивают смену. Робко подхожу к прелестной барышне с флажком в руках. Она напряжённо смотрит то в одну, то в другую сторону. С первого взгляда кажется, что она в уме вычисляет сложные математические интегралы. С языка сам собой срывается вопрос:
- Что вы сейчас будете делать?
- Свистеть, - отвечает сигналистка Валентина и показывает свисток, похожий на тот, что у футбольных арбитров.
- То есть?
- Если поезд на соседнем пути пойдёт в чётном направлении, даю рабочим два предупредительных свистка, если в нечётном - один.

Валя говорит, что обычно для обогрева рабочих разжигаются костры, но сегодня неудачный участок - без дров. Убедившись, что опасности нет, она начинает созерцать слаженную работу путейцев. Возможно даже, в её голове рождаются хайку: "Путеукладочный кран рубит дао жизни другой. Всё меняется в мире, снежинки ложатся уже не на дерево - на железобетон"... Фантазия, покидая голову, замерзает на холодном ветру и разбивается о только что отсыпанный щебень.


С пылу с жару...
 
А вот знатокам путейской кухни, поварам Наталье и Татьяне, некогда отвлекаться на процесс укладки. Возле их машины выстроилась солидная очередь.
У Тани звонит телефон.
- Я занята, у меня обед, - по-военному коротко бросает она в трубку и так же лаконично извещает проголодавшихся рабочих: - Спокойно, мужики, всем хватит!
В меню щи, шницели, макароны и компот - всё с пылу с жару. Повара заступают на вахту ещё раньше, чем сигналисты: в три-четыре утра они уже у плиты, готовят завтрак.

Говорят, что спят в обнимку с поварёшками. А если работа идёт на закрытом перегоне, то, бывает, по нескольку суток вообще глаз не смыкают. Возле полевой кухни - ларчики с хлебом и посудой, канистры с провизией. Раздача пищи отлажена, как механизм швейцарских часов. Девушки всех работников знают по именам, помнят, кого покормили, а кого ещё нет.
Среди путейцев встречаются любители кулинарных изысков.
- А где рататуй? - спрашивает один, хитро улыбаясь бойким стряпухам. Если надо будет, они и это блюдо смогут приготовить.
Через пару часов по-следнее "окно" на этом перегоне закроют, но рабочие ещё несколько дней не попадут домой - будут следить за безопасностью. Когда пойдут поезда, могут появиться "перекосики" и "просадочки", как их ласково называют путейцы, которые нужно будет оперативно устранить.


Цифры
925 метров пути было заменено во время "окна". Всего с 13 ноября уложено 13,8 км пути. Для этого потребовалось "проветривать" перегон "окнами" 11 раз.

 
Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31