О газете "Гудок" я, как это ни странно, первые сведения получил не "из жизни", а из сочинений Константина Георгиевича Паустовского, где он очень вкусно описывал быт газеты в 20-е годы, когда там трудились такие легендарные писательские персоны как Михаил Булгаков, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев."/> Существовать всегда | Красноярский железнодорожник | Газета от 20071228 | 0 полоса
31 мая 2020 03:36

31 мая 2020 03:36

Существовать всегда


23 декабря старейшей транспортной газете страны, "Гудку", исполнилось 90 лет. О "материнской" для "Красноярского железнодорожника" газете рассуждает русский писатель, друг "КЖ" и спецкор "Гудка".
О газете "Гудок" я, как это ни странно, первые сведения получил не "из жизни", а из сочинений Константина Георгиевича Паустовского, где он очень вкусно описывал быт газеты в 20-е годы, когда там трудились такие легендарные писательские персоны как Михаил Булгаков, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев.
23 декабря старейшей транспортной газете страны, "Гудку", исполнилось 90 лет. О "материнской" для "Красноярского железнодорожника" газете рассуждает русский писатель, друг "КЖ" и спецкор "Гудка".


Классики...

О газете "Гудок" я, как это ни странно, первые сведения получил не "из жизни", а из сочинений Константина Георгиевича Паустовского, где он очень вкусно описывал быт газеты в 20-е годы, когда там трудились такие легендарные писательские персоны как Михаил Булгаков, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев, Юрий Олеша, а печаталось ещё большее количество творческих личностей.

Забегая вперёд, скажу: совершенно не исключаю того, что выживаемость газеты в самые наши "сложные времена" была в какой-то степени обеспечена этими легендарными именами. Не случайно их портреты и по сей день украшают "гудковскую" приёмную, способствуя развитию молодых журналистов в правильном направлении, намекая им на то, что текучка газетных будней - это ещё не всё, а только необходимый базовый минимум.

Газета "Гудок" занимает уникальное место в информационном и писательском пространстве России. Ведомственная по сути газета обладает огромным тиражом и влиянием не только среди "железнодорожного народа", но и среди всех тех, кто имеет отношение к рельсам и поездам. Россия - страна железнодорожная и, следовательно, с "Гудком" время от времени соприкасаются все. Разумеется, неспециалисту трудно читать специфические материалы, изобилующие техническими терминами, но любой читатель всегда может найти здесь и для себя что-либо "интересненькое" - будь то очерк или какая-нибудь замысловатая железнодорожная история.
Очень мудро, что "Гудок" дополняется ежемесячным журналом "Саквояж", который прекрасно редактируется одним из лучших современных прозаиков - писателем Александром Кабаковым. Вот уж где действительно "есть что почитать" во время долгого, короткого ли путешествия по нашим необъятным просторам под стук вагонных колёс. Остро, сюжетно, весело, информативно и без тени этой самой пошлой расхожей "глянцевости", которая уж и не знаю, кому как, а мне решительно надоела. Я в данном случае говорю как простой читатель, обыватель, пассажир, а вовсе не как литературный человек.


...и современники

Кстати, мало кто знает, что популярный ныне не только в стране, но и во всём мире Александр Кабаков с 1972 по 1988 годы, шестнадцать с половиной лет работал в "Гудке", став за это время классным журналистом. Его многочисленные таланты были полностью востребованы лишь со времён "перестройки". Есть там, к слову сказать, и другие журналисты, преодолевшие все ступени производственной лестницы прежде, чем достигнуть нынешних служебных высот. Например, заместитель "Главного" Николай Давыдов. Или "заведующий спецкорами" Валерий Дранников, которому журналистская Москва дала нежное прозвище Дракон. Или ответсек, мастер своего дела Валерий Погорелый, знакомый мне ещё по канувшей в небытие славной газете "Столичная вечерняя". Мир тесен, и в данном случае это хорошо!
А ещё мне нынешний "Гудок" нравится полной своей (в хорошем смысле!) аполитичностью. Здесь, слава Богу, нет больше общеидеологических рассуждений о "наилучшем устройстве", но есть то, что приятно любому трудящемуся: реальная информация о реальных проблемах. Это газета рабочих людей, а не фуфла и краснобаев.


Прочь из Садового кольца!

Однако если бы какой-нибудь прорицатель предрёк мне лет двадцать назад, что я с этой газетой буду тесно сотрудничать, я б ему, пожалуй, не поверил. Ибо интересы мои целиком были в сфере литературы, культуры, а "изучать жизнь", как этого требовали от писателей, мне нужды не было: я этой жизнью жил, и сюжетные изгибы существования так называемых "простых людей" для меня не были тайной за семью печатями. Тем более, что уж тут греха таить, на фоне модных и скандальных газет и еженедельников "Гудок" иногда казался литературному сообществу чем-то весьма приземлённым, порою - архаичным.
Иное дело теперь, когда выросло уже целое поколение литераторов, которое окружающую нас жизнь или "в упор не видит", или мифологизирует на разные лады, кичась даже в какой-то степени этим своим ограниченным знанием.

"Гудок", очерки для которого я время от времени пишу, дал мне возможность проехаться по России, как в молодости, и сто раз увидеть, а не услышать. Тем более, из чужих уст. Мне искренне жаль столичных литераторов, для которых жизнь ограничена пределами Садового кольца, и тех, кто из богатой палитры художника выбирает всего два цвета: чёрный и белый. Ведь жизнь наша, смею вас уверить, пестрит всеми цветами спектра, а люди - они не дьяволы либо ангелы, а просто люди - со всеми их ошибками, глупостями, воспарениями, озарениями, падением и возвышением. В этих своих поездках от "Гудка" я вижу не только то, как тяжело живёт страна после очередного "великого перелома" 90-х, но и то, что постепенно всё заново срастается. Люди привыкают к новым обстоятельствам и - хочется этого кому или не хочется - жить стали всё равно лучше, свободнее, не испытывая гнёта однопартийной системы, отчего у многих моих сограждан просто-напросто опускались руки.


Сюжеты с полустаночка

Мои собеседники - машинисты, слесари, электрики, проводники - это уже не тот советский рабочий класс, именем которого клялись различные идеологические жулики. Это люди умные, эрудированные, обладающие чувством собственного достоинства, твёрдо знающие, зачем они живут на земле и работают на железной дороге.
А сколько необходимых для писателя случайных встреч дарят мне эти поездки: ведь русская железная дорога тем и знаменита с самого начала своего существования, что пассажир готов рассказать попутчику всё, практически "самое сокровенное", о чём ему вряд ли захочется говорить с человеком даже более близким.

Помню молодого, новоиспечённого генерала, начальника следственного управления одной из крупных областей, который горьким матом крыл своё начальство. Начальство - то ли из трусости, то ли из каких других столь же неблаговидных соображений - не давало ему окончательно поприжать одного полукриминального олигарха местного разлива, у которого он годами "сидел на хвосте". "И всё-таки я его посажу, посажу!" - клялся он мне, случайному незнакомцу. А разве забыть мне станцию Чупа на Кольском полуострове, где родился великий русский писатель Венедикт Ерофеев, автор железнодорожно-мистической поэмы "Москва - Петушки", на немногих страницах которой сказано о нашей многострадальной жизни практически всё? Ведь там я встретил двоюродного брата Венички, простого, что называется, работягу, но сколько важного было для меня в его словах, воспоминаниях о знаменитом род-ственнике.


Или вот станция Саянская на трассе Абакан - Тайшет, где я в юные годы провёл однажды ночь в обществе бичей и колхозников, после чего написал рассказ "Голубая флейта", который долгие годы не мог напечатать, потому что некоторых из описываемых в нём персонажей для официальной советской литературы не существовало. На этой станции, где некогда жестяная кружка была прикована цепью к баку с питьевой водой, несло мочой и стужей из разбитых окошек, нынче сделан евроремонт, а из телефона-автомата можно по-звонить в любой уголок планеты, были бы денежки.

Да, мир наш сложен, да, живут все, кто трудится, нелегко, но живут же и помирать не собираются. Мне кажется, в этом главный урок газеты "Гудок", который она даёт своим читателям, жителям всё ещё огромной страны, имеющим право на своё, личное счастье. Не секрет, что и нынче железная дорога в авангарде прогресса, как это было практически всегда. И это вовсе не тайна, что деятельность дороги иной раз поразительно кон-структивна на фоне, мягко говоря, окружающей её порою безалаберности и хищной корысти. Газета "Гудок" - зеркало, отражающее эту действительность и мою по поводу этой действительности нехитрую мысль. Я желаю газете существовать всегда.

г. Москва
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31