04 июня 2020 03:37

04 июня 2020 03:37

Влюблённый туркмен, или «Хождение» за четыре границы

Он пересёк четыре границы по железной дороге, чтобы навестить могилы родных и увидеть, как в городе его детства растёт гигантский миндаль.
Туркмен Ашир Атакурбанов прожил в Красноярске 57 лет, из них 32 года проработал на железной дороге. Имя его малой родины - город Кизил-Арвата - переводится как «красивая женщина». Его собственное имя - Ашир - по-туркменски означает «влюблённый». Разумеется, с такими истоками линия его жизни неизбежно должна была соединиться с линией настоящей любви. Так и случилось.

Он пересёк четыре границы по железной дороге, чтобы навестить могилы родных и увидеть, как в городе его детства растёт гигантский миндаль.

 

АШИРЧИК И МАШЕНЬКА

Туркмен Ашир Атакурбанов прожил в Красноярске 57 лет, из них 32 года проработал на железной дороге. Имя его малой родины - город Кизил-Арвата - переводится как «красивая женщина». Его собственное имя - Ашир - по-туркменски означает «влюблённый». Разумеется, с такими истоками линия его жизни неизбежно должна была соединиться с линией настоящей любви. Так и случилось.

В 1948 году город Ашхабад был разрушен страшным землетрясением. В этот день под обломками роддома вместе с новорождённым погибла жена его брата. Родители умерли ещё до войны. В суматохе Ашира увезли в Узбекистан, а затем, по сталинскому указу, выслали в Сибирь. Мальчишка не умел читать и не помнил дату своего рождения, после врачи запишут в документах «ориентировочно»: 26 мая 1930 года.

 

Словно в награду за все злоключения морозный край подарил ему встречу с Марией Андреевной, любимой супругой. По семейному преданию, дочь Наташа сразу предложила маме «взять Ашира в папы»:

- Плохо же, - протянула пятилетняя девчушка, - у всех папы есть, а у нас нету!

Мария работала «сигналисткой»: разводила понтонный мост, пропускала корабли. Приглянулся ей Ашир - парень работящий, заботливый. Ради неё научился даже дрова колоть.

- На родине я и топора никогда не видал, там ведь саксаулы - наломал веток и топи на здоровье!

Это трогательное чувство пронесли они через всю жизнь. Скоро золотую свадьбу отмечать будут, а до сих пор зовут друг друга: «мой Аширчик» да «Машенька».

 

ВОДА - ЭТО ЗОЛОТО

Разумеется, молодую жену нужно было познакомить с солнечным Туркменистаном. За 25 лет он впервые увидел родной город. Оставил жену и дочь на вокзале, пообещал, что скоро вернётся за ними на ишачке.

Уже затемно подошёл к дому тетушки, она дремала под деревом. От избытка чувств Ашир поцеловал спящую. И тут же получил оплеуху. В Туркмении не принято целовать женщину, а спросонья тётя, конечно же, не поняла, кто именно зашёл к ним в дом. Зато через мгновенье - столько восторгов и воспоминаний!

 

Как-то днём Ашир заприметил во дворе неглубокую зацементированную лунку, похожую на очень маленький бассейн. В него потихоньку набиралась вода. Не мудрствуя лукаво, Ашир забрался в импровизированный водоём и давай плескаться. Когда тётя вышла на крыльцо, она только головой покачала:

- Аширчик, что же ты наделал... Мы ведь отсюда пьём!

Оказывается, в эту лунку всего два часа в день централизованно подавали воду. Племянник, живущий на берегу могучей сибирской реки, забыл, что в жаркой родной  стороне вода - это золото.

 

ПОГРАНИЧНЫЕ РЕЛЬСЫ

altКогда Туркмения была в составе Советского Союза, навещать родных можно было беспрепятственно. Сегодня самостоятельное государство Туркменистан крепко охраняет свои границы, и для того, чтобы увидеть панораму Ашхабада, нужно получить приглашение и оформить визу в Москве.

Осенью прошлого года 76-летний Ашир Курбанович решил предпринять путешествие «за четыре границы». Чтобы почтить память погибших родных. В управлении дороги пенсионеру помогли связаться с консулом и оформить нужные бумаги.

Однажды ночью в квартире Атакурбановых раздался звонок:

- Это Ашир-ага? («ага» - по-туркменски: «уважаемый») - спросил мужской голос. - Говорит Ахмед. Ваша виза готова, приезжайте в Москву.

25 сентября. В 8 утра у ворот консульства выстроилась огромная очередь. Атакурбанов выяснил, что приём начинается с девяти. И попросил одну из сотрудниц принести стул: часа ожидания ноги пожилого человека не выдержат. А заодно попросил передать Ахмеду, что приехал Ашир-ага.

 

Ахмед, автор ночного звонка из столицы, оказался консулом.

- Отдал ему и российский, и «немецкий» паспорт. Вот полюбуйтесь: восемь печатей, - говорит путешественник.

Неугомонный Ашир-ага приехал из Красноярска в Москву, получил документы и сел на поезд «Москва - Душанбе». Билет выдали только до границы с Казахстаном, станции Аксарайской.

В управлении КЖД ему составили справку движения поезда с указанием тарифных границ. Поскольку Ашир Курбанович - первый железнодорожник в Красноярске, который решил отправиться в Ашхабад, ему не удалось получить никаких путевых советов. С этого момента и начались приключения.

В Аксарайске его высадили как безбилетника. Оставив на багажной полке чемодан, в котором ехали 15 килограммов красноярских конфет, он пошёл к привокзальной кассе. Но не тут-то было. Очередь, казалось, растянулась вдоль всей границы. Обратился к майору-пограничнику, тот провёл Ашира к начальнику поезда.

 

- Где же вы потерялись? - спросил тот. - С консульством вопрос согласован, значит, едем до Узбекистана!

Ещё раз пересекли границу в Каракалпакии: рельсы бежали по краю безбрежных песков. Со свои огромным чемоданом Ашир-ага сошёл на третьей пограничной станции - в узбекском Шуманае. Отёр лоб тюбетейкой: жарко, хоть и сентябрь. Отсюда до Туркмении - рукой подать: хочешь - на автобусе скоротай пограничный километр, хочешь - такси возьми. Можно сказать, что Ашир Атакурбанов - «автостопщик» в летах: автомобилист перебросил его через границу, в город Дашховуз абсолютно бесплатно. Туркмены - очень дружелюбный народ, а почтение к старшим у них заложено генетически. Добрался благополучно, только офицер на границе слегка напугал Атакурбанова:

- Дядя, да у вас виза сегодня закончилась!

Хорошо, на помощь подоспела сотрудница, которая хорошо читала по-туркменски. Сказала, что с сегодняшнего дня срок визы только начинается.

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СТИЛЬ АШХАБАДА

И помчался Ашир по красавцу Ашхабаду. Рассматривал фасады новых зданий, оформленные стеклом и зеркалами. Больше всего запомнился ему дом-зажигалка. Такое необычное жильё архитекторы соорудили для нефтяников. Есть в городе развлекательно-познавательный центр для детей. Симбиоз Дворца пионеров и Диснейленда. Даже маленькая железная дорога в нём имеется: экскурсионные вагончики на 72 пассажира. Как отметил гость из Сибири, в Туркмении весь транспорт новенький, особенно автобусы хороши.

 

Когда Ашир пытался заплатить за проезд 1000 манатов (2,5 рубля), кто-нибудь из молодых людей останавливал его словами: «Дедушка, ну что вы, мы заплатим». К слову, о курсе валют: булка хлеба здесь стоит 1500 манатов, фрукты и того дешевле.

С самого первого дня, чтобы документально зафиксировать своё присутствие, красноярский железнодорожник попросил продавца газет каждый день оставлять ему свежий номер «Ашхабада» и «Нейтрального Туркменистана».

6 октября состоялось событие, ради которого и приехал Ашир на свою жаркую песчаную родину: возложение венков к мемориалу. Президент Сапармурат Ниязов тоже присутствовал на церемонии, держал руку у сердца.

На городском кладбище подготовили поминальные столы. В Туркмении погибших вспоминают «без водки, но с молитвой».

 

СИБИРСКИЕ БУДНИ

Сейчас Ашир-ага с удовольствием рассказывает о путешествии внукам и друзьям. Все документы (фотографии, газеты, сувениры) хранит бережно, все разложено по коробочкам и папкам. Про него иногда говорят: «Вам бы архивариусом работать». Недавно Ашир увлёкся родословием: нашёл своих предков до XVIII века. Он радуется, когда внуки проявляют интерес к его архиву. Особенно нравится подросткам национальный наряд деда: бараньи шапки, тюбетейка да узорные халаты. Туркмены - гостеприимный народ. Наверное, поэтому корреспондент «КЖ» вышла из дома Ашира и Марии с пригоршнями гостинцев: гигантский миндаль и фисташки. Они растут в каждом дворе солнечной Туркмении.

Дарья Максименко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30