06 июня 2020 00:48

06 июня 2020 00:48

«Воробышек Парижа» летает... на сцене Хабаровска

«Воробышком» звали Эдит Пиаф. Она умерла незадолго до моего рождения, но отчего-то её знаменитые «Non rien de rien, no je ne regretted rien...» я помню с детства, будто их пели мне вместо колыбельной. Только ради этих песен стоило выучить французский (что я и сделала), хотя смысл их понятен каждому. Они о безмерной любви, символом которой (как и символом Франции) стала сама Эдит Пиаф.

«Воробышком» звали Эдит Пиаф. Она умерла незадолго до моего рождения, но отчего-то её знаменитые «Non rien de rien, no je ne regretted rien...»  я помню с детства, будто их пели мне вместо колыбельной. Только ради этих песен стоило выучить французский (что я и сделала), хотя смысл их понятен каждому. Они о безмерной любви, символом которой (как и символом Франции) стала сама Эдит Пиаф. 

 

Недавно у неё был день рождения. Пиаф исполнилось бы 91 год. Почти сорок лет её уже нет с нами, но созданный ею образ - беззащитной дворовой птички, для жизни которой достаточно маленького зёрнышка, капли воды и чуточку любви - не теряет своей современности. Эдит Пиаф была актриса. Она грязно жила - и этим «убивала» своих близких, но чисто пела - и, стало быть, воскрешала миллионы.  Эдит гениально играла, но ... только саму себя. Из этого следует вывод: чтобы сыграть Пиаф - нужно ... почувствовать себя «воробышком». Просто воробышком. Не важно - Парижа, Самары, Красноярска или Амстердама.

 

Минувшей осенью «полёты» такой удивительной птахи я наблюдала в Хабаровске. Спектакль местного краевого театра драмы «Эдит Пиаф» рекомендовался для просмотра гостям Международного экономического форума. Воспользоваться этим предложением  поспешили немногие. Мало кто ожидал больших открытий от провинциального театра. И всё же оно случилось.

К слову сказать, постановке нынешнего главного режиссёра театра (а ранее Иркутского драмтеатра) Николая Елесина уже не раз рукоплескали в самом Париже.       

 

Бедняжка Гасьон (сценический псевдоним - Пиаф) выбежала на сцену бледная, оборванная, босая с огромными чёрными глазами, искры из которых могли бы, кажется, как звёзды, осветить небо. Пиаф было что сказать  каждому зрителю, ведь сюжеты для своих песен она брала из своей жизни «на кончике света».

- У тебя есть платье? - спрашивал  папаша  Лепле замеченного им на улице «воробышка».

-Да. Маленькое. - отвечает Эдит.

- А какого цвета?

- Чёрное.

- Оно не должно выглядеть торжественно.

 

altЭдит, девочка с улицы, начинавшая свою карьеру у мусорных баков, не должна была выглядеть торжественно! «Выйти из народа - не стыдно, - учил её Раймон,- стыдно, когда ешь и соус течёт у тебя по подбородку». Она плохо училась хорошим манерам, но знаменитая шансонье стала душой Франции, ибо её песни стали народными.

На сцене хабаровского театра, кажется, была сама Эдит. Выпускницу музыкального училища и студентку Хабаровского института культуры подыскали на эту роль на местном фестивале профессиональных театров по сильному голосу и хрупкой внешности. Нашли её в театре пантомимы. Два часа шёл спектакль, и  два часа невозможно было оторвать от неё глаз. Эдит плакала - и плакали зрители, смеялась - и радовался зал. А когда девушка запела... все услышали русскую Эдит (слова на музыку Пиаф были написаны иркутским драматургом Юрием Каплуненко).

 

- Как её зовут? - услышала я шёпот  за спиной. 

- Лариса Горбунова.

 Запомните это имя, вы наверняка об этой актрисе ещё услышите.  Чудо-воробышек с оголёнными нервами и нежеланием приукрашивать эту жизнь стал для меня открытием года.  До конца театрального сезона, пока будет идти этот спектакль, я надеюсь ещё раз его увидеть. 

Татьяна Макогонова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30