11 августа 2020 15:48

11 августа 2020 15:48

"Добра" в таможне стало меньше

При значительном росте общего объёма грузоперевозок на КрасЖД в первой трети этого года (Абаканское отделение даже оказалось лидером общесетевого соревнования) перевозка лесных грузов сократилась на 25%. В результате дорога недополучила около 400 млн. рублей доходов. Кроме того, значительно увеличилось время простоя вагонов под лесом и снизилась оборачиваемость вагонного парка.
В качестве одной из главных причин специалисты называют сокращение в зоне деятельности магистрали количества таможенных постов, оформляющих древесину на экспорт.

При значительном росте общего объёма грузоперевозок на КрасЖД в первой трети этого года (Абаканское отделение даже оказалось лидером общесетевого соревнования) перевозка лесных грузов сократилась на 25%. В результате дорога недополучила около 400 млн. рублей доходов. Кроме того, значительно увеличилось время простоя вагонов под лесом и снизилась оборачиваемость вагонного парка.

 

Депутат ЗС Александр Симановский считает, что сокращение числа таможенных постов - важная, но не единственная причина замедления оборота вагонов В качестве одной из главных причин специалисты называют сокращение в зоне деятельности магистрали количества таможенных постов, оформляющих древесину на экспорт.

 Дело в том, что с марта 2008 года приказом Федеральной таможенной службы (ФТС) из перечня постов, на которых может осуществляться декларирование лесных грузов, были исключены Красноярский и Абаканский. Прекратил лесную работу и Кемеровский таможенный пост, его функции передали в Ачинск. Всё это привело к громадным простоям подвижного состава (здесь следует добавить, что ещё в 2005 году был упразднён таможенный пост по оформлению лесных грузов на станции Карабула).

 Если в прежние времена процедура отправки на экспорт лесных грузов с момента постановки вагонов под погрузку составляла один день, то при существующей организации таможенного оформления она увеличилась в среднем до 3 - 4 дней.

 

 Сложности возникли не только у небольших фирм, но и у ведущих предприятий края, оформлявших ранее грузы через Красноярск. Сейчас таможенные декларации надо доставлять на Канский или Ачинский посты. Возникают дополнительные временные и материальные затраты, которые отрицательно сказываются на себестоимости продукции. По оценкам специалистов краевого агентства лесной отрасли, расходы лесоэкспортёров на каждый вагон увеличились в конечном итоге на 11 - 12 тысяч рублей.

 На Абаканском отделении КрасЖД грузоотправители лишились возможности оформляться в Абакане и вынуждены доставлять документы до Ачинского таможенного поста, а это более 500 километров в одну сторону. Ближайший таможенный пост к Карабуле и Чунояру (крупнейшим лесопогрузочным станциям на северном направлении) находится в Канске, расстояние до которого составляет также порядка 500 километров. Поскольку же Канский пост сегодня перегружен, грузовладельцы часто вынуждены ехать в Ачинск.

 Но не только в сокращении числа таможенных постов заключается причина снижения оборачиваемости вагонного парка КрасЖД, занятого под лес, считает председатель Комитета по экологии и природным ресурсам Законодательного собрания Красноярского края Александр Симановский.

 

 Ещё с октября 2007 года территориальное управление Россельхознадзора по Красноярскому краю ввело новый порядок получения фитосанитарных сертификатов на экспортную древесину. Если раньше сертификаты брались сразу на всю партию груза, то теперь грузоотправителей обязали указывать номер вагона. В результате простои вагонов (в ожидании оформления документов) заметно увеличились: таможня не может приступить к проверке, пока не управится "фитонадзор".

 Кроме того, серьёзные задержки с возвратом вагонов происходят на Дальнем Востоке (в Китае), в Хабаровском и Забайкальском краях. Кстати, ещё в 2001 году в соответствии с постановлением губернатора Приморского края почти в три раза, с 50 до 18, сократилось количество мест погрузки леса, идущего в Китай. Сообщалось, что сделано это для повышения эффективности контроля за экспортом древесины на первоначальном этапе (чем меньше мест контроля, тем легче контролировать сами эти места).

 Подобная же цель преследуется и сейчас: ожидается, что благодаря сокращению числа таможенных постов можно добиться большей прозрачности рынка, сконцентрировав древесные потоки. Но в этом месте как раз возникают серьёзные сомнения, ведь практика показывает: чем сложней и муторней оформлять документы, тем выше потенциальная коррупционность среды.

 

alt Есть и другой мотив в действиях ФТС (также достаточно спорный). В настоящее время официальная политика государства направлена на уменьшение экспорта круглого леса и создание условий по его глубокой переработке. То есть чем меньше вывозят, тем лучше. Однако и с подобной мотивацией усиление проволочек при оформлении документов на экспорт леса выглядит мерой нерациональной.

 Во-первых, с 2009 года размер постоянно растущей таможенной пошлины увеличится вообще до 80% от таможенной стоимости, что сделает экспорт необработанной древесины нерентабельным. То есть ценовой рычаг может работать и без контролирующего. Во-вторых, сейчас страдают не только экспортёры, но и железная дорога, а в-третьих, пока собственная лесопереработка не вышла на необходимый уровень, экспорт кругляка вполне оправдан. Приводятся, например, такие цифры: в крае можно без вреда для лесовосстановления вырубать до 50 млн. кубометров в год. Вырубается же около 10 млн. кубометров.

Понятно, что часто это делают варварскими способами (чем особенно грешат конторы "воруй лес"), но для подобных случаев имеются вполне эффективные методы контроля - незаконные вырубки, например, прекрасно видны из космоса...

Вадим Латышев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31