25 мая 2020 17:17

25 мая 2020 17:17

"Враги народа" выходили через отдельную дверь

В музей истории Красноярской железной дороги переданы документы, в которых содержатся списки железнодорожников, арестованных и уволенных с работы в годы сталинских репрессий.
На Красноярской магистрали после февральского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года списки уволенных с работы подшиты в увесистый том. И тяготит его не бумага и застарелая пыль, а более тысячи загубленных человеческих судеб. Именно на этот период пришёлся пик массовых репрессий.

В музей истории Красноярской железной дороги переданы документы, в которых содержатся списки железнодорожников, арестованных и уволенных с работы в годы сталинских репрессий.

На Красноярской магистрали после февральского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года списки уволенных с работы подшиты в увесистый том. И тяготит его не бумага и застарелая пыль, а более тысячи загубленных человеческих судеб. Именно на этот период пришёлся пик массовых репрессий.

Все уволенные были разделены на несколько групп: раскулаченные кулаки, унтер-офицеры, антисоветские элементы, дезорганизаторы и прогульщики, расхитители социалистической собственности, судимые и арестованные, торговцы и спекулянты. Причём в подавляющем большинстве случаев эти ярлыки насильно были повешены на людей под давлением "людей из органов". Напротив каждой фамилии - краткая характеристика, другими словами - формальное оправдание незаконным действиям.
Иногда людей увольняли только за то, что они имели своё мнение и не боялись его защищать. Василия Егорова (начальника строительного отдела) подозревали в троцкизме и недовольстве советской властью. Для подкрепления подозрений приведена его цитата: "Был Троцкий хорошим человеком, а когда Ленин умер, сразу стал плохим. С этим управителем Сталиным не ужился, и его выслали".


Другой представитель вольнодумцев Дмитрий Свиценко, рабочий склада топлива, по мнению коллег, был антисоветским элементом, разлагал трудовую дисциплину, вёл агитацию против стахановских методов работы, угрожал рабочему: "Кирова убили и с вами, если надо, тоже не посчитаются".
"Для количества" в роковые списки вносили имена людей, которых бы потом никто не искал и не вступался за них. Раздатчик смазочных материалов Александр Шиманский был принят на работу без паспорта и документов. По требованию не смог их предоставить. По этой причине и был арестован.
Аппарат НКВД выполнял свои действия без пояснений и разбирательств. Кадровикам приходилось выводить в отчётах размытые объяснения: "Осуждён за вредительство по закону, приговорён к лишению свободы".

Многие работники в то время пострадали за свою веру. Ипат Елисеев был беспартийным электромонтёром электростанции. А его отец, к сожалению, был "служителем религиозных культов старообрядческих общин". Человек, имеющий такие корни, оказался профнепригодным и политически ненадёжным.
Наказания за нарушения дисциплины на железной дороге всегда были строги, но массовый террор сделал их жестокими и беспощадными. Начальник станции Решоты Георгий Пышков в 1936 году за простой вагонов был приговорён к одному году принудительной работы. А в 37-м за старый проступок его арестовали и расстреляли сотрудники НКВД. Путеец Юзифович за невыполнение и срыв плана был приговорён к десяти годам лишения свободы. В наше время даже за убийство иногда дают меньше.


Доносы на путейцев тогда называли "Докладом о состоянии пути и кадров". Они писались на имя начальника кадровой группы или начальника дороги, непременно под грифом "секретно". Причём информация о состоянии хозяйства в них занимала не более 20 процентов объёма, основное внимание уделялось "подозрительным" сотрудникам. Вот тому пример. "Со слов бригадира Кравченко, начальник дистанции пути Ромашов перевёл его на эту должность по знакомству, которое состоялось на Дальнем Востоке. Есть подозрение, что он попал туда с войсками Колчака. Сам Ромашов уже арестован органами НКВД. А Кравченко ведёт пропаганду в его защиту и собирает подписи в поддержку: "Ромашов был хороший человек, зря его посадили. И вообще у нас, кто хороший, того и садят". Считаю, что его немедленно нужно снять с работы, материал передаю в НКВД".

В докладных говорится, что проверки проходили якобы по просьбе начальника дороги. Но очевиден факт, что 70 лет назад эти распоряжения спускались, как снежный ком с вершины горы. Устное указание или письменное распоряжение управляющего страной "наверху" до "низов" докатывались миллионами загубленных человеческих жизней. Часто под прицелом оказывались сами руководители. В 1936 - 1937 годах на Красноярской магистрали сменилось три начальника. Все они находились под арестом и были расстреляны.
Ветераны-железнодорожники и сегодня вспоминают, как на утренние планёрки приходил человек с "чёрным" списком в руках и зачитывал с десяток фамилий. Люди выходили через отдельную дверь, садились в машины. Больше никто никогда их не видел.

В минувший вторник Владимир Путин вместе со всей страной почтил память жертв того страшного и безумного времени:
- Тогда были уничтожены и сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причём это были люди со своим собственным мнением, люди, которые не боялись его высказывать: это цвет нации. В истории человечества такие трагедии повторялись не однажды: это случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд, но пустые идеалы ставились выше основной ценности - ценности человеческой жизни.

 
Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31