02 июня 2020 01:59

02 июня 2020 01:59

У женщин есть выбор

О ситуации, сложившейся вокруг железнодорожного роддома, рассказывает начальник региональной дирекции медицинского обеспечения Виктория Саклакова: Акушерское отделение дорожной больницы уже около десяти лет не работает в системе обязательного медицинского страхования. То есть из фонда ОМС мы всё это время не получали ни единой копейки. В городском управлении здравоохранения нам сказали прямо: потребности в ведомственных акушерских койках в городе давно нет и власти не размещают у нас муниципальный заказ на родовспоможение.

 О ситуации, сложившейся вокруг железнодорожного роддома, рассказывает начальник региональной дирекции медицинского обеспечения Виктория Саклакова.


- Виктория Вениаминовна, работники нашей магистрали обеспокоены, не закроют ли роддом дорожной больницы на станции Красноярск. На эту тему ходит много слухов и кривотолков.


 - Сложность в том, что акушерское отделение дорожной больницы уже около десяти лет не работает в системе обязательного медицинского страхования. То есть из фонда ОМС мы всё это время не получали ни единой копейки. В городском управлении здравоохранения нам сказали прямо: потребности в ведомственных акушерских койках в городе давно нет и власти не размещают у нас муниципальный заказ на родовспоможение. В национальном проекте "Здоровье" уже второй год существует система родовых сертификатов, которые являются дополнительными источниками финансирования женских консультаций и акушерских отделений. В дорожной больнице ни женская консультация, ни родильный дом никогда не работали в системе родовых сертификатов.


Ещё в 2003 году, при создании ОАО "РЖД", дорожным больницам было рекомендовано передать в муниципалитеты объёмы акушерской помощи. Мы везде на Красноярской магистрали (кроме Саянской и Красноярска) это сделали. В Саянской железнодорожная - единственная больница в районе, мы побоялись там остаться без акушерских коек вообще, а в Красноярске не передали, потому что считаем: у нас очень хороший роддом.

 Рассмотрели массу вариантов. Среди них - возможность открытия на базе акушерского отделения частного медицинского предприятия. Второй вариант - перевод роддома на хозрасчётный принцип деятельности, с тем чтобы при выходе в ДЗО мы были уверены, что это отделение финансово устойчиво и стабильно.

 От первого варианта отказались. Ведь нужно было где-то искать средства на лицензирование, предполагались также серьёзные организационные и юридические сложности. Оставался второй вариант - перевод на внутриучрежденческий хозрасчёт.

 

Самый сложный момент здесь - надо было исключить финансирование по коллективному добровольному страхованию. Потому что мы по этому источнику квотированы. То есть нет такого: сколько услуг оказывали, столько нам компания вернула бы. Больница по этому источнику имеет, например, некую сумму, и мы должны в неё уложиться. Получается так, что мы, понеся, скажем, расходы по акушерскому отделению на миллион рублей, из ЖАСО получим только 500 тысяч. Квоты по этому источнику давали нам убытки.


 - Это означает, что женщина, имея родовой сертификат, им, по сути, не пользуется?


 - Да. И та государственная дотация, которая положена учреждению на развитие, просто не идёт никуда. И другой роддом её не получил, потому что женщина выбрала наш роддом, и мы его никуда не можем предъявить, потому что нас с ним не принимают.

 

Поэтому мы начали прорабатывать хозрасчётный вариант, решив все вопросы с руководством дороги, дорпрофсожем, Департаментом здравоохранения компании.

 Разработали Положение об отделении, долго его редактировали, многократно обсуждали с персоналом. Ввели учёт, внутренний аудит расходов, провели за четыре месяца прошлого года несколько балансовых комиссий. Причём последнюю - в присутствии выездной комиссии Департамента. Я настояла на том, чтобы всё было максимально открыто.

 

Департамент предложил, учитывая согласие дороги на наши действия, за три месяца испытательного срока, с 1 марта по 1 июня, отработать вариант предлагаемого экономического механизма в акушерском отделении.

 Март и апрель мы уже отработали. Можно сказать, что баланс по марту хоть и не поражает воображение, но мы сработали без убытков - доходы практически равнялись расходам.

 Ведём мониторинг ситуации, мне каждый день сообщают, сколько коек занято. Поток рожениц, правда, уменьшился, но всё равно люди идут. И с финансовыми показателями отделение за этот месяц справилось.

 

 - И всё же давайте четко сформулируем: существует ли угроза закрытия железнодорожного роддома?


 - Пока что никакой реальной угрозы не вижу. Но необходимо понимать: сейчас акушерское отделение работает в хозрасчётных условиях, ему важно обрести финансово-экономическую устойчивость. А это весьма непросто, учитывая, что оно не работает в системе ОМС и не имеет финансирования по линии нацпроектов.

 То есть у женщин есть выбор: либо идти к нам за собственные средства, либо - в городские учреждения здравоохранения.

И надо сказать, многие выбирают наш роддом, в котором тарифы для работающих железнодорожниц, на мой взгляд, вполне доступные. В среднем получается от 11 тысяч рублей за родовспоможение. Есть, конечно, услуги, удорожающие пребывание в роддоме, но они обусловлены дополнительным комфортом, например, улучшенное питание или другие моменты по согласию пациента.

Надежда Морозова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30