13 августа 2020 18:16

13 августа 2020 18:16

"Стрелка" замерла в окне

Чтобы заменить один стрелочный перевод на станции Снежница, пришлось привлечь на 10-часовое окно железнодорожников из шести предприятий разного профиля, расположенных на территории Красноярского отделения от Козульки до Решот.
Окно дали только после полудня (хотя изначально планировали утром), и работники путевой машинной станции №48 приехали на него уже разогретыми: незадолго до этого они "откапиталили" почти 8 километров.

Чтобы заменить один стрелочный перевод на станции Снежница, пришлось привлечь на 10-часовое окно железнодорожников из шести предприятий разного профиля, расположенных на территории Красноярского отделения от Козульки до Решот. Окно дали только после полудня (хотя изначально планировали утром), и работники путевой машинной станции №48 приехали на него уже разогретыми: незадолго до этого они "откапиталили" почти 8 километров.


Окно дали только после полудня (хотя изначально планировали утром), и работники путевой машинной станции №48 приехали на него уже разогретыми: незадолго до этого они "откапиталили" почти 8 километров.

Мы торопливо приближались к месту работ. Сокращённая дорога проходила через "тоннель" под путями недалеко от станции. Однако в данной ситуации короткий путь оказался не самым простым и быстрым. В подземном переезде бежал лесной ручей, и наш водитель с трудом преодолел водную преграду.

 Как выяснилось позже, дренаж в этом месте нормальный, поэтому вешние воды совсем не "подмывают" репутацию путейцев со Снежницы, доставляя временные неприятности только удивлённым автомобилистам...

 В том месте, где рабочие разрезают старую "стрелку" на пять частей, как опытный атаман, уверенно даёт указания Максим Александрович Давыдов, координатор работ. За свою карьеру он уложил как минимум 100 переводов, но по-прежнему считает, что каждое окно имеет свои особенности. Правда, сегодняшней "стрелке" он присвоил звание "рядовой" - так, по-военному сухо, и сказал:

 - Работа идёт по графику, обычная рядовая стрелка.

 

 А вот Алишер, дорожный мастер Козульской дистанции, с ним не совсем согласен. Замены этой "стрелки" здесь ждали с 2005 года, и она оказалась очень кстати перед весенним визитом начальника дороги.

 Рядом с нами оказывается Анастасия Селиванова, молодая девушка, которая работает в должности начальника станции всего четыре года, но рассуждает уже по-хозяйски.

 - Если стрелка новая, значит, замечаний станет меньше, - говорит Анастасия Ивановна. - Исчезнут просадки, ограничения. Прежняя деревянная гуляла под поездом, а бетонная будет держаться крепко. Вот такой должна быть и дисциплина на железной дороге.

 "Хозяйка" планирует опекать труд путейцев до его завершения (вдруг потребуется её помощь?), хотя про это в инструкции ничего не сказано. По писаным правилам начальнику станции достаточно прийти вместе с электромехаником в самом конце и принять работу.

 

 А пока не началось самое интересное - демонтаж старого перевода, молодая начальница времени зря не теряет - готовится к комиссионному осмотру: проходит по станционным путям с молотком и тщательно ищет слабые болты. Если находит, то сразу вызывает свободных путейцев, чтобы протянули.

 Но для наведения полного порядка надо разобраться ещё со стихийной свалкой, которую, как водится, организовали несознательные жители окрестных домов. Тогда и начальника дороги будет не стыдно на доверенной территории встретить.

Наконец "стрелка" разрезана на подъёмные куски, стыки разобраны, и группа путейцев одну за одной отправляет в недра крана части старого стрелочного перевода: зону "стрелки", переводных кривых, самую массивную зону крестовины (кран, кряхтя, проглотил и её).

 

 На путейцах защитные пластиковые очки, современные и где-то даже модные, с оправой, окрашенной в "кислотные" цвета. В таких не стыдно и в ночной клуб зайти на дискотеку. Работники на окне глаза берегут, особенно когда отпиливают шпалу, расшивают путь или работают с краном.

 Через некоторое время на месте перевода появляется "вспаханное" поле. Ровные ряды "окопов" напоминают, что несколько минут назад здесь лежали шпалы. А для того чтобы от "стрелки" и следа не осталось, на полотно выезжает грейдер. Он неуклюже вскарабкивается по насыпи и, перевалившись через стальные нитки рельсов, начинает борьбу со старым грязным балластом.

 Сергей Полдаускас, электромеханик ШЧ-12, непоколебимо стоит на синем ящике со стрелочным приводом, защищая своё устройство от напирающего грейдера, который "выбрил" уже почти всё пространство.

 

 Сергей вздыхает и смотрит на часы:

 - Потом будет темно, а нам нужно всё собрать, отрегулировать. Это ведь "миллиметровая работа".

 Электромонтёр ЭЧ-3 Николай Владычек на ситуацию смотрит более оптимистично: его задача - проследить за тем, чтобы "никто на укладочный кран не залез и головой за провода не зацепился".

 - В нашей великой России отчаянных людей хватает. К счастью, на железной дороге их процент не так высок.

 Грейдер уже решил поставленную задачу, и группа "рельсоносцев" приступает к уборке машинных недоделок. Заодно решили вторую нитку в соседнем со "стрелкой" звене перевернуть.

 Стороннему наблюдателю может показаться, что это так суровые путейцы время коротают (пока к крану пришвартовываются платформы с частями нового стрелочного перевода). На самом деле это просто у рельса износилась рабочая сторона. Несмотря на доброту намерений путейцев, "уставший" рельс переворачиваться не хотел даже при помощи портала (мобильного кранового механизма широкого профиля), поэтому одним своим концом при повороте на 180 градусов "заглянул" в путейский тепляк. Но через несколько минут объект всё-таки "телепортировался" и в зеркальном порядке встал на место.


alt

 Тем временем ложе для "стрелки" уже укрыли белой пеленой - этот подкладочный материал между полотном и балластом называется геотекстиль.

 - Он нужен для того, - делится своими знаниями монтёр Василий, - чтобы грязь в балласт не проникала и нашей "стрелочке" уютней работалось.

 На пригорок возле насыпи осторожно присаживается пожилой дедушка и молча наблюдает за слаженными действиями машин и путейцев. Разговорив его, узнаём, что Николай Залепо 30 лет отработал в Козульской дистанции, пока не ушёл на пенсию.

 - Соседи сказали: Николай, иди, там твои рельсы разбирают. Вот я и пошёл - интересно же посмотреть. Раньше техники такой не было, всё вручную делали. Хотя и после "техничной" работы многое приходится дорабатывать дедовским способом.

 

 Пока мы вспоминали былое, в воздухе вкусно запахло супом и котлетами. Подъехала машина с едой: наступило время обеда.

 Рабочие оранжевым пятном оживили скромный экстерьер полевой кухни. Теперь и сигналистка Мария может отдохнуть на пару со своим рожком. Она вместе с дежурной, объявляющей через динамики о приближении очередного поезда, в течение четырёх часов подавала путейцам сигналы. В среднем во время окна ей приходится дудеть в рожок около 500 раз. Для сравнения: среднестатистический футбольный фанат, когда на поле играет его любимая команда, дудит всего-то раз 60...

Пока путейцы обедают, через станцию пропускают все пассажирские поезда и даже несколько грузовых. Потом второй путь закрывают, и вновь оживает "негабаритный" путеукладчик. По платформенному конвейеру к нему уже подкрадывается железобетонная крестовина.

Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31