04 августа 2020 06:15

04 августа 2020 06:15

Школьница с Дороги жизни

На железную дорогу девушка с редким греческим именем Акинтина пришла совсем молоденькой - в 14 лет. Шло лето сорок первого года.
Небольшая станция Волховстрой Октябрьской дороги стала в те дни известна всему миру - именно через неё шло сообщение с блокадным Ленинградом.

На железную дорогу девушка с редким греческим именем Акинтина пришла совсем молоденькой - в 14 лет. Шло лето сорок первого года. Небольшая станция Волховстрой Октябрьской дороги стала в те дни известна всему миру - именно через неё шло сообщение с блокадным Ленинградом.


 Из вчерашних школьников сформировали тогда путейскую бригаду. Работа монтёра пути для подростков, тем более для девушек, поначалу казалась просто неподъёмной. Кувалды, которыми надо было ещё научиться пользоваться, весили едва ли не больше самих новоявленных путейцев.

 Дорогу ежедневно бомбили, и рабочим часто приходилось прятаться от воздушных налётов в окопах. Во время одной из таких бомбёжек рядом с девушкой разорвался снаряд, и её отбросило в сторону. Акинтина перепугалась не на шутку - что-то хрустнуло в предплечье, и пальцы перестали слушаться.


 Уже после войны в ленинградской поликлинике ей сделали снимок и сказали, что, получив такую травму, можно сразу же уходить на пенсию по инвалидности. Но разве до болезней тогда было?

 Военный фельдшер кое-как зафиксировал и перевязал руку, и уже через несколько дней девушка возвратилась к работе. Правая кисть так и осталась у неё на всю жизнь искалеченной.

 Во время другого авиационного налёта погиб архив, в котором хранились документы Акинтины. В новом паспорте неправильно записали возраст, "сделав" на год моложе. Так у неё стало два дня рождения: по паспортным данным, она родилась в 1927-м, на самом же деле - на год раньше.

 Вскоре их бригаде пришло назначение ехать в блокадный Ленинград. Там срочно строилась новая станция для приёма ладожских паромов. Они эвакуировали людей, которые перевозили продовольствие и боеприпасы в осаждённый город. Жилья для дорожников не было, поэтому поселились вначале прямо в землянках.

 

 Ежедневно на станцию Ладожское озеро прибывали составы с эвакуированными. Случалось, что в целом вагоне едва находилось с десяток живых. Некоторые пытались достичь "дороги жизни" сами и умирали прямо на рельсах...

 С тех пор прошло уже более шестидесяти лет, однако Акинтина Александровна до сих пор прекрасно помнит вес железнодорожного продовольственного пайка того времени. Оцените его сами: 125 граммов хлеба и 800 граммов крупы на человека в день.


 - Когда мы ходили в обход, везде рядом с путями лежали трупы, - вспоминает блокадница. - И не один, два - десятки. Но страх притуплялся, люди привыкали ко всему: смерть царила везде, и не было ни одного человека, которого бы она не коснулась.

 У Акинтины в блокаду умерла мама. Тоже от голода. У самой девушки к моменту прорыва кольца окружения развилась дистрофия первой степени. Ей было всего семнадцать...

 После окончания войны она жила некоторое время в Ленинграде, где повстречала своего будущего мужа, Николая Кочановского. А в середине пятидесятых молодая семья с четырьмя детьми переехала в Красноярский край, на станцию Решоты. И здесь Акинтина Александровна, несмотря на тяжёлую травму, продолжала работать монтёром пути (общий её железнодорожный стаж, кстати, - 28 лет).

 

 - Монтёром пути и сейчас работать нелегко, - качает она головой. - А раньше, когда вовсе никаких машин не было, приходилось ещё труднее. Да и то оборудование, которое имелось, легко выходило из строя. Однажды, ещё во время войны, я из-за этого даже попала на гауптвахту. На пути лопнул рельс, его не успели заменить, и я не смогла вовремя попасть на место дежурства. А законы военного времени суровы: хоть и не моя была вина, но дали трое суток.

 Акинтина Александровна до сих пор жалеет, что уехала из Ленинграда. Там прошла её молодость, там её родина. Впрочем, и за Уралом она прожила уже более полувека, считает себя сибирячкой.


 Акинтина Кочановская - по-настоящему богатый человек: её основной "капитал" составляют тринадцать внуков и внучек, более десятка правнуков.

 Бывшая блокадница, тихая и скромная героиня Дороги жизни, с одной из дочерей живёт в Решотах и продолжает интересоваться жизнью Красноярской магистрали, о которой читает на страницах "КЖ".

Артём Яковлев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31