"/> Локомотивная романтика | Красноярский железнодорожник | Газета от 20080425 | 10 полоса
04 июня 2020 05:08

04 июня 2020 05:08

Локомотивная романтика

В ней знает толк наш герой - ужурский машинист-инструктор Николай Федорченко.
В десять лет маленький Коля испугался паровозного гудка. Да так крепко, что заикаться начал. Теперь же машинист-инструктор Николай Федорченко ни паро-, ни тепло-, ни электровозов не боится, он их "приручил" - откатал в своё время больше миллиона километров, а после стал молодых в премудрости профессии посвящать.

В десять лет маленький Коля испугался паровозного гудка. Да так крепко, что заикаться начал. Теперь же машинист-инструктор Николай Федорченко ни паро-, ни тепло-, ни электровозов не боится, он их "приручил" - откатал в своё время больше миллиона километров, а после стал молодых в премудрости профессии посвящать.

 

 Его отец всю жизнь шоферил, брал Николая с собой в автопутешествия: от Ужура до Красноярска. И под машиной, бывало, вдвоём лежали - вместе ремонтировали поломки. Так будущий локомотивщик приобщился к технике. Когда вернулся из армии, озадачился вопросом: куда пойти работать? С профориентацией тесть помог - стал "среди зятя" железную дорогу рекламировать. Задел за живое - сказал, что локомотив намного сложнее и интереснее автомобиля. Тем и купил, как говорится.

 Федорченко пришёл в локомотивное депо Ужур в 1985 году. Полтора года ходил в помощниках машиниста, а потом пересел сразу "за правое крыло". Успел даже паровозные права получить, они у него до сих пор хранятся, как деньги былых эпох и старые талоны. На память.

 

 Кстати, счастье не в деньгах, считает Николай:

 - Однажды в командировку в Боготол меня отправили. И командировочную одну тысячу в кассе рублёвыми бумажками дали. И вот держу в руках целый мешок денег, а ничего особенного не чувствую! Зато природа одаривает счастливыми минутами: едешь по весне и каждую поездку ждёшь чуда - зацвёл ли за сопкой багульник? Выехал из кривой, смотрю - цветёт!

 Николай Иванович, записной технарь, совсем не "по-технически" отдыхает: любит один уехать в лес, посидеть на траве, проводить вечернюю зарю. Работа ведь напряжённая, в голове держишь одновременно "сто инструкций", которые применять нужно моментально. Локомотив не машина - на обочину не съедешь. Если при осмотре в депо неисправность можно предотвратить, то на перегоне её устранить гораздо сложнее. А природа приводит чувства и мысли в гармонию.

 Николай Иванович считает так: чтоб машинистом работать, в характере должна быть непоколебимая твёрдость. Ведь в каждой поездке может случиться "сюрприз".

 

 - Зато, если красиво провёл поезд, - Николай Иванович закрывает глаза, на лице появляется улыбка, - где нужно набрал скорость, потом чуть сбавил, изящно вошёл в кривую, торжественно въехал на станцию, - чувствуешь полное моральное удовлетворение.

 Такую вот локомотивную романтику Федорченко старается прививать своим подопечным. И с сожалением говорит, что в депо много в последнее время "посторонних" приходит. Таких ребят видно по их первым же поездкам. Соблазняются зарплатами, льготами, а душа-то к работе не лежит...

 

 В колонне у Федорченко работают 67 человек. Постоянно - занятия, зачёты, экзамены, проверки на практике, когда Николай Иванович садится в локомотив и молча наблюдает за подопечной бригадой. Его конёк - это разбор поездок.

 - На то я и инструктор. Могу доказать любому юнцу свою правоту, - уверен Николай. - Если прав, конечно. Метод воспитания у меня не жёсткий, но учитель я требовательный. За это и уважают. Хотя, чтобы выполнять все служебные требования, нужно принести в жертву многое: свободное время, выходные, праздники, встречи с семьёй.

 Даже сейчас, когда мы беседуем, глаза Николая следят за вагонами проходящих за окном поездов. По глазам этим, да и по лицу видно - человеку его работа по душе. А это в жизни главное.

Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30