26 мая 2020 23:12

26 мая 2020 23:12

Путь: опасный, как военная тропа

Подготовительные и взрывные работы по искусственному спуску лавин прошли на Чульжанской дистанции пути Абаканского отделения дороги. Основная мероприятия проводились два дня: на перегонах Теба – Лужба и Лужба – Чарыш. В первый день перерыв в движении поездов составил четыре часа, во второй «глухое окно» продлилось полтора часа, затем движение по второму пути было открыто, а первый на лавиноопасном перегоне пока закрыт. Такая ситуация сложилась по причине того, что на 141-м километре один лог после взрыва полностью не сошёл.

Упрямый лог сойти не смог

 

Заместитель начальника дороги по путевому хозяйству Владимир Леопа (в центре) лично участвовал в подготовительных работах (фото Сергея Васильева)Подготовительные и взрывные работы по искусственному спуску лавин прошли на Чульжанской дистанции пути Абаканского отделения дороги.

 

Кроме путейцев, в них были задействованы специалисты по промышленным взрывам из Саяногорска, электромеханики, энергетики и связисты. Основная работа шла два дня: на перегонах Теба – Лужба и Лужба – Чарыш.

В первый день перерыв в движении поездов составил четыре часа, во второй «глухое окно» продлилось полтора часа, затем движение по второму пути было открыто, а первый на лавиноопасном перегоне пока закрыт. Такая ситуация сложилась по причине того, что на 141-м километре один лог после взрыва полностью не сошёл. В настоящее время здесь организован пост, регулярно производится осмотр склона. Об изменениях в обстановке докладывается дежурному по станции.

 

Со взрывчаткой саяногорские сапёры обращаются нежно, как с грудным ребёнком (фото Сергея ВасильеваВ степной части Хакасии снега нет вообще, в Аскизском районе вовсю полыхает сухая трава. А на горных перевалах Абаканского хребта – царство сугробов. Если шагнёшь чуть в сторону с насыпи, то вязкий весенний снег затянет с головой.

 

Местных жителей такой ситуацией не удивишь – в этом году на лавиноопасных участках Абаканского отделения, по их оценке, выпало мало снега. Бывали времена, когда засыпало (и крепко засыпало) станционные здания, и приходилось по телефону звать на помощь соседей, чтобы откопали.

Отчасти по причине малоснежности в этом году лавины припозднились (в прошлом начали сходить уже в декабре). Пока мы ехали до Бискамжи (оттуда должна была стартовать «взрывная экспедиция»), в голове крутились строчки знаменитой песни Высоцкого: «Здесь вам не равнины, здесь климат иной. Идут лавины одна за одной...»

 

Ранним утром мы выезжаем на один из самых лавиноопасных участков Красноярской магистрали. Наша «аска» урчит, пытаясь согреться на утреннем морозце. Погода здесь капризна, как юная принцесса, температура меняется настолько стремительно, что даже на пузатых сугробах висят внушительные сосульки.

На горных склонах по обеим сторонам нашего пути растёт непричёсаный лес. Макушки вековых деревьев раскланялись во все стороны света.

Чем дальше на запад едем, тем ближе к насыпи подступают горы. Снежные вершины как будто играют с железной колеёй в кошки-мышки, то убегая, то прикасаясь к ней так близко, что не видно неба. Ещё через несколько километров в идиллию гор и железной дороги вмешалась река Томь.

 

Когда мы прибыли на место, путейцы Чульжанской дистанции вереницей уже поднялись на высоту более 300 метров, для того чтобы установить там заряды взрывчатки. Все «монтажные работы» проводятся под руководством опытных «сапёров», специалистов по промышленным взрывам из Саяногорска. Окружающий пейзаж настолько монументален, что даже оранжевые жилеты рабочих смотрятся здесь экстравагантно. Им предстоит работа не на один час, заряды нужно установить в четырёх логах на расстоянии более полутора километров.

Вышли перед галереей (бетонным укреплением, которое укрывает второй путь от снежных нападков). На опоре перед «противолавинным фортом» чёрно-белое предупреждение: «Опасно! Лавины!» Кому оно адресовано – непонятно… Таёжные медведи читать не умеют, а машинисты и так все опасаются этого места. Среди старожилов ходит история, как однажды лавиной в реку сбросило целый состав. Наверное, летом эта табличка смотрится особенно нелепо, но в такие дни, как сегодня, кажется, что лето обходит эти места стороной.

 

Пока мы любовались местными красотами, лихие путейцы группами возвращались назад. В обратный путь они не шли, а катились со склона на лопатах, которыми выкапывали лунки для взрывчатого вещества.

 

Чтобы встретить героев, спустившихся с гор, идём на другую сторону галереи. На полпути за сугробом притаилась дефектоскопная тележка.

– Сколько нашли? – строго вопрошает начальник дорожного центра диагностики пути Сергей Сергеевич Васильев.

– Три дефектных, – отвечают молодые путейцы, понимая, что сегодня главное действие будет происходить не на пути, а над ним.

На гору хозяйским взглядом смотрит Александр Бровченко, дорожный мастер. Он следит за траекторией спуска работников и загибает пальцы:

– Ещё тринадцать осталось…

Всего наверху работал 41 человек, все внесены в журнал для инструктажей. По прибытии они расписываются, что означает: вернулись в целости и невредимости.  

– Три там должны остаться (взрывники будут контролировать ситуацию сверху), – подытожил кадровый учёт Александр Иванович. И пошутил: – Вместе с лавиной съедут.

– Главное, чтобы дерево не съехало, – уже серьёзно продолжает Сергей Сергеевич, – а то может и контактную сеть порвать. Хоть напряжения сейчас нет и штанги повешены, ничего хорошего в такой ситуации не будет.

 

Все путейцы отошли на безопасное расстояние и вырыли себе углубления в партере матёрого сугроба, уселись в них, чтобы посмотреть на кульминацию своей работы – взрыв. Они получили сухой паёк, разлили по кружкам горячий чай из термосов и стали внимательно смотреть на вершину горы.

Заместитель начальника отдела пути Абаканского отделения Евгений Чудинов в последний раз по рации проверил готовность, оценил безопасность фронта работ и отдал кульминационный приказ: «Взрыв разрешаю!»

 

...По законам физики, после того как произошёл взрыв, сначала появилось облако из дыма, прошлогодней травы и свежего снега, приправленное щепотками земли. А уж потом, спустя пару секунд, хлёсткий хлопок волной расстелился на много километров вокруг. Вниз побежали, обгоняя одна другую, четыре лавины. Как морские волны, они разбивались о борт галереи и разлетались на миллиарды снежинок-брызг, тянулись к небу, но неизбежно опускались вниз. На путь.

Всего земляное полотно приняло на свой хребет более 500 кубометров снега. «Снежный спектакль» закончен. Теперь на сцену выходит «закулисный работник» – ротор-уборщик. Массивная машина жадно вгрызается в белый сугроб, как школьник, которому месяц родители не давали есть мороженое, в эскимо. 

 

Как оказалось, на путь упала лишь голова «снежного зверя», за галереей осело тело весом около 15 тысяч кубометров, что эквивалентно почти 300 вагонам. А в некоторых логах остался его хвост. Упрямый снег не захотел скатиться вниз даже после такого серьёзного аргумента, как 500 килограммов взрывчатки. Про такие ситуации здесь говорят: «Лавина пока не готова».

Эксперименты со взрывом всё-таки удовольствие дорогое, а природа со временем всё равно возьмёт своё.

Роман Винокуров
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31