02 июня 2020 00:25

02 июня 2020 00:25

Храмовые элеваторы

Башня. Если произнести это слово вслух, первое, что придёт на ум, будет средневековый замок – тяжёлый серый камень, бойницы для пушек и стрелков. Кому-то вспомнится московский Кремль: изящная Спасская башня или толстобокая Кутафья. Кто-то представит вечно падающую спираль в Пизе, кто-то – исламские минареты или форты Великой Китайской стены...
Кажется, что башни – это где-то давно и далеко. Но стоит проехать по станциям Красноярской магистрали, и вы увидите, что башни – вполне традиционный элемент и для архитектуры сибирских поселений.

В архитектуре водокачек можно найти самые разные стили – от готики и имперского до барокко и «кремлёвского».

 

Одни коллекционируют марки, другие – значки, третьи – колокольцы и фарфоровых слоников. Люди держат свои коллекции в бронированных сейфах, в домах на самом почётном месте, а кому-то важно показать свою коллекцию коллегам и партнёрам – она у них на рабочем столе. Наша с фотокорреспондентом «КЖ» Владимиром Сафроновым коллекция «стоит» на станциях Красноярской железной дороги.

 

Для хлеба и воды

altИзначально башни были храмовыми сооружениями и служили... элеваторами.

Таковыми были, например, зиккураты древних шумеров и аккадцев. Вовсе не алтарь, а зернохранилище было центром храма. Храм аккумулировал излишки зерна, которые специально накапливала вся община, чтоб уберечь себя от голода и смерти в случае неурожаев и засух.


Башни Красноярской железной дороги хранили другое богатство – воду. В Сибири их называли по-особенному: водоёмные или водоподъёмные здания. Большие башни в городах края появились благодаря строительству Транссиба. Станции, пристанционные сооружения и паровозы требовали много воды. Пункты поездного водоснабжения располагались на расстоянии 25 – 30 км друг от друга. В пору, когда не было электрических насосов, нужен был постоянный источник воды, который бы запитывал водопроводы железной дороги. Водоподъёмные здания строились на незатопляемом месте и располагались как можно ближе к водоприёмному колодцу и к паровозным помещениям. Источниками для пополнения запасов воды служили пруды, реки, ручьи.


Изнутри башня представляет собой высоко поднятый металлический клёпаный бак ёмкостью в среднем 150 кубических метров с двумя хрестоматийными трубами А и Б: одна труба подпитывающая, другая – расходная. От большой расходной трубы шли отводы на каждое конкретное здание. Из колодцев и речек механическими и паровыми насосами воду закачивали в бак через А и брали для пользования из Б. Чем выше башня, тем лучше давление воды в трубах. При башнях служили водопроводчики, которые следили за состоянием бака и труб, расходом и качеством воды. От мороза бак защищали шатёр и специальные подогревающие устройства – разморозить водоёмное сооружение было недопустимо!



Функциональная история

altС 1892 по 1898 годы на участке Мариинск – Тайшет были построены крупные водоснабженческие пункты с башнями на 26 станциях.


В 1907 – 1915 гг. водное хозяйство магистрали усилилось из-за введения вторых путей. На дороге появились более солидные башни с баками ёмкостью до 250 кубометров, длина водопроводов увеличилась до 2,5 км, диаметр трубо-проводов вырос со 150 до 200 – 300 мм, на станциях Боготол и Зеледеево открылись новые крупные насосные пункты, новая водная станция появилась в Ачинске.


До начала 50-х годов прошлого века все работы по эксплуатации и ремонту устройств водоснабжения производились в основном вручную (земляные работы, откачка воды из колодцев), не было землеройной техники и автотранспорта.


При строительстве в начале – середине 20-х годов линии Ачинск – Абакан на этом участке были введены в эксплуатацию централизованные пункты водоснабжения с гидравлическими колоннами на 11 станциях будущего Абаканского отделения дороги.


В 40 – 50-х в связи с увеличением веса поездов до трёх тысяч тонн (на двойной паровозной тяге) на большинстве водоснабженческих пунктов была проделана большая работа по укладке разводящих сетей, установке спаренных гидроколонн для набора воды сразу двумя паровозами, что сократило стоянку поездов для забора воды на 10 – 15 минут для каждого поезда.


Были в хозяйстве водоснабжения и аварийные годы. В результате холодной зимы и большого водозабора к марту 1960-го полезные объёмы нижнего и верхнего прудов, запитывающих водную станцию в Иланской, были почти полностью израсходованы. В депо кипели от недостатка воды до двухсот паровозов. Дозапитку приходилось проводить на Ингашской, Тинской и в Канске.

В середине 60-х, когда дорога была электрифицирована, историческая система водоснабжения стала уступать централизованным пунктам, каковых на дороге было введено в эксплуатацию более тридцати. Станции стали запитываться водой из артезианских скважин. Старые гидроколонны для паровозов стали мешать контактной сети, их постепенно убирали. Так железнодорожное водоснабжение перешло в новую техническую эру.

 


Изыски и излишества

Водокачки строились из отличного кирпича, на бутовом фундаменте, заложенном ниже линии промерзания грунта.

Скрепляющий известковый раствор содержал битые куриные яйца, что придавало строению необычайную прочность. Недаром большинство водоподъёмных сооружений до сих пор находится в отличном состоянии.


Дореволюционные зодчие строили поистине на века, поэтому эстетике сооружений в проектах отводилось значимое место. Строительные швы башен тщательно разделывались, над окнами, дверями возводились арочные своды, цоколи, карнизы, как украшение использовались резные наличники.


В архитектуре водокачек можно найти самые разные стили – от готики и имперского до барокко и «кремлёвского». Всмотритесь в их черты – они прекрасны! Эпохи отложили на них свой отпечаток. Башни, построенные в дореволюционное время, являют собой настоящие произведения зодчества – они нарядны и очень индивидуальны. Послевоенные башни похожи на бетонные фортификационные сооружения приграничных укрепрайонов. Смотришь на такие, а в голове играет старый патефон: «Если завтра война...» В сооружениях 1960-х наступает своя оттепель – пропадают как архитектурные излишества, так и могучая «броненосность», ведь основная черта 60-х – утилитарность и простота.


Но все башни одинаковы в одном – всё в них подчинено функционалу, законам геометрии и физики. А ещё они соприкасаются с тремя стихиями: стоят на земле, качают из неё воду и устремляются головами в синь небес.

Роман Кайгородов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30